Сегодня: Суббота 16 декабря 2017 года

Наши Новости
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Несколько строк об одной алжирской женщине
Политическая Память
Автор статьи: Хадижа Бенгенна
Время публикации: Четверг 27 июля 2017 || 23:01
Хадижа Бенгенна – одно из самых узнаваемых лиц канала «Аль-Джазира» и виртуозно ведет самые острые дискуссии вокруг самых запутанных проблем в ближневосточном регионе и не только.
Если оценить ее влияние по количеству подписчиков, то у нее свыше девяти миллионов «штыков» в одной из самых популярных социальных сетей в мире.
Она беседовала со многими влиятельными политиками и учеными такими, как лауреат Нобелевской премии по химии, как Ахмад Хасан Зевейл – египтянин.
Мы приводим тут скромные строки из ее автобиографии:
Хадижа Бенгенна поддерживает Аль-Кудс

Мое имя – Хадижа Бенгенна (Khadija Benguenna), я родилась в столице Алжира. Там же я росла, воспитывалась и училась, получила высшее образование, затем уехала во Францию для того, чтобы продолжить образование.
В семье я была четвертой из девяти братьев и сестер, то есть, можно сказать была средним ребенком. Положительной особенностью того, что ты средний ребенок в семье, есть то, что ты не избалован, как старшие, но и не страдаешь от недостатка материнского внимания, как самые младшие.
Мы с сестрами всегда поддерживали друг друга, и в горе и в радости.
Нередко я становилась «козлом отпущения», не смотря на то, что была миролюбивой и дружелюбной. Но после того, как наказывали меня, я наказывала тех, кто младше меня, поэтому и «козлов отпущения» среди нас детей хватало.
Я была приветливой, дружелюбной, не любила ссор. Ни разу я не ссорилась ни с кем, ни в школе, ни в дома, ни с соседями, можно сказать, что моей отличительной чертой была стеснительность.
Мой отец человек дружелюбный и уступчивый, иногда поступаясь своей правотой. Мама человек более твердый, испытавший немало в этой жизни. Мама прошла школу жизни, так как никогда не посещала школу, была неграмотной. Наверное, именно это заставило ее вооружиться жесткостью, которая помогала ей выживать, и в которой не нуждался мой отец, так как был человеком образованным, читающим, наблюдательным. Моя семья была единством двух разных школ: школы знания, культуры, образованности и школы настоящей реальной жизни. Это позволяло нам узнавать и то, и другое, что полезно, так как помогает человеку освоиться в самостоятельной жизни.

Отличительной особенностью нашей семьи была приверженность идее арабского национализма. На стене в гостевой комнате нашего дома висели портреты Джамаля Абдель Насера и покойного президента Хуари Бумедьена
Идея арабского национализма и по сей день течет в крови моего отца, он продолжает верить, что настанет день и закончится кризис и для арабского мира настанут лучшие времена, но один Аллах знает, когда это случится.
Мои отношения с отцом были более близкими, чем отношения с матерью, особенно на определенном этапе жизни. Для меня он символ, маяк, на который я ориентировалась в своей жизни. Доходило до того, что я читала все то, что он читал, сохраняла все статьи из газет и журналов, которые он читал, которые храню до сих пор.

От остальных детей я отличалась тем, что очень любила играть в футбол. Когда возле нашего дома команды играли в футбол, я обязательно участвовала в игре, или не давала им играть вообще.
В Алжире сохранялась традиция за год-два до поступления в обычную школу отдавать детей в религиозную школу для изучения Корана. В моей памяти очень хорошо сохранилось воспоминание о том, как, не смотря на свой юный возраст (4-5 лет), каждый день я отправлялась в школу Корана при мечети, где шейх обучал нас не только сурам из Корана, но и арабскому языку.
Мои отношения с преподавателями напоминали отношения диктатора с подчиненными народами, потому что преподаватели в прошлом были жесткими с учениками, и я очень сильно боялась преподавателей.
Я и мое поколение выросли при социализме, в условиях которого все люди были представителями одного сословья, будь-то министр, или крестьянин, или президент страны. Я вспоминаю, когда начала работать на телевидении и впервые вела выпуск новостей, редактор меня предупредил, что нельзя употреблять никаких титулов в отношении кого бы то ни было, можно говорить только «брат министр», «брат президент», «брат начальник» – все люди братья. Я это говорю для того, чтобы у вас было представление о тех доверительных отношениях, которые были между людьми.
Я поступила на специальность политология в университете в Алжире.

Мухаммед Кийрат, профессор Катарского университета (воспоминания ее учителя)
«В каждой из групп студентов всегда есть 1-3 студента, выделяющиеся на фоне остальных своими способностями, особенностями, и Хадижа была одной из таких студенток».

Я одновременно начала обучение на первом курсе университета и приступила к работе на алжирском радио, которое вело вещание на арабском языке.
Это был тяжелый период в истории Алжира, так называемое «черное десятилетие» – это гражданская война 90-х прошлого века. Первые годы я видела все происходящее своими глазами, так как впоследствии я уехала в Швейцарию. Вспоминаю своего коллегу Хасана Знати, который был первым среди моих знакомых журналистов, который погиб. Вспоминаю также Хасана Бин Оуда, который за три дня до окончания месяца Рамадана попрощался с нами, отправляясь купить подарки детям к празднику, и больше не вернулся, его убили в тот же день. Последним сигнальным звонком для нас стало убийство Исмаила Ефсах – молодой человек, который только месяц назад женился. На следующий день после его убийства половина команды студии новостей уехала за границу.
Я была одной из тех, кто задумался об отъезде, я связалась с международной организацией «Журналисты без границ», ее швейцарским отделением, которое возглавлял господин Франсуа Гросс. В период, когда я работала на швейцарском радио, он его возглавлял. Проработала с ними годы и сохранила самые добрые воспоминания о своей работе на швейцарском радио в городе Берн. Присутствие этих людей рядом облегчили мне жизнь вдали от родины, тяжесть того периода и разлуку с сыном рами, которому на тот момент было два года.
Мысль о том, чтобы работать на телевидении в любой арабской стране для любого журналиста, особенно работающего за пределами арабского мира, напоминает авантюру. В конце 90-х и начале 2000-х журналисты не раз задавали мне вопросы о том, диктует ли руководство канала (Аль-Джазира) вопросы, которые я должна задавать? Наказывают ли меня за вопросы, не соответствующие редакционной политике телеканала? С тех пор и по сегодняшний день я отвечаю, что с тех пор, как я присоединилась к команде телеканала Аль-Джезира и по сей день, ни один из руководителей телеканала не вызвал меня и не спросил, почему я задала этот или тот вопрос.

Самое приятное, что случилось со мной во время последнего посещения Иерусалима и ввела репортаж оттуда через своей странице на Facebook. Это доказывает важность социальных сетей, их использования для поднятия проблем арабского мира. Не прошел и час, как нас увидели несколько миллионов человек по всему арабскому миру.

Стараюсь выделить время для занятий спортом, потому что организм нуждается в восстановлении. Кроме того, тот вид деятельности, которым я занимаюсь, является сложным, приходится много раз оказываться в стрессовых ситуациях.

Связанные новости с этой страной (Алжир)

>> Алжир вам не по зубам…

>> Несколько строк об одной алжирской женщине

>> Катарский кризис: ход за алжирцами...

>> Партия власти и ее союзники сохраняют власть в Алжире

>> Посольство Алжира в Украине отметило 62-ю годовщину Национально-Освободительной Революции в Киеве

>> Алжирский министр поднял палестинский вопрос на рижской конференции

>> Съезд Аль-Соммам 1956 года… Итоги борьбы.

>> Кто виноват в десуверенизации алжирской фемиды?

>> Судьба Алжира находится в руках крупных производителей нефти

>> Французские спецслужбы роют под суверенитет Алжира орудием сепаратизма

Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература