Сегодня: Суббота 16 января 2021 года

Наши Новости
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

План Оланда по Сирии: деферент антиасадовской риторики
Международная безопасность
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Понедельник 23 ноября 2015 || 21:48
Как известно, на 26 ноября 2015 года запланирован визит французского президента Франсуа Оланда в Москву. А перед этим он побывает в Вашингтоне, где встретится с президентом Обамой. Нет сомнения, что темой этих встреч будет прежде всего ситуация в Сирии. Но о чем же Оланд собирается говорить с Обамой, а затем с Путиным? Что он способен предложить?
13 ноября во второй половине дня один из помощников министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса встретился с журналистами, аккредитованными при министерстве иностранных дел Франции. Без телекамер он разъяснил для журналистов точку зрения французского МИДа относительно конференции в Вене, где должен был рассматриваться вопрос сирийского кризиса и который должен был начать работу на следующий день.
Совпадают ли планы Путина и Оланда по Асаду…

Позиция Франции в отношении этих переговоров заключалась в следующем: «Нам не стоит спешить с разрешением сирийского кризиса прямо сейчас, и это будет противоречить тому, к чему стремится Москва в свете ее военного вмешательства в Сирию. Русские до сих пор не добились значительных успехов в наземных операциях и с течением времени они погрязнут в сирийской трясине еще глубже. Именно тогда Запад и предложит свое решение кризиса в Сирии».
Буквально через несколько часов после того, как была озвучена позиция французского МИДа, а точнее в 22:10 вечера того же дня, произошла террористическая атака на площади Республики. За ней почти сразу последовали два взрыва возле стадиона «Стад де Франс», где в это время французский президент наблюдал за футбольным матчем между сборными Франции и Германии. В это же время третья группа террористов захватила более 100 заложников в концертном зале Батаклан. Итогом трех этих терактов стали 129 убитых и сотни раненых.
Утром следующего дня самолет министра иностранных дел Фабиуса приземлился в Вене, куда он прибыл для участия в переговорах по Сирии. Уже первые высказывания Фабиуса, прозвучавшие еще до начала расширенной встречи, свидетельствовали хоть и о скромных, но переменах в позиции Франции в отношении сирийского правящего режима и президента Башара Асада. Фабиус сказал тогда: «Всем необходимо объединиться для борьбы с терроризмом ИГИЛ». Подобное заявление прозвучало впервые с 2012 года, когда Франсуа Оланд вступил в Елисейский дворец.

Во время расширенной встречи с участием Джона Кэрри, Сергея Лаврова, Мухаммеда Джовада Зарифа и тройки представителей стран, которые отвергают любое политическое решение сирийского кризиса с участием Асада, Турции, Катара и Саудовской Аравии, позиция Франции претерпела изменения. Во главу своей позиции Франция поставила «борьбу с терроризмом». Ту же позицию еще более четко озвучила американская сторона и остальные европейские страны, что в конце дня отразилось в заключительном заявлении, ни в одном из пунктов которого уже не упоминалось о судьбе президента Асада.
События в Париже стремительно переместили Францию на новые позиции. Общественное мнение и оппозиция, состоящая из правых и крайне правых, стали требовать от правительства придерживаться более разумной и взвешенной политики и в отношении конфликта в Сирии, и в отношении характера двусторонних связей со странами Арабского залива, а конкретно Саудовской Аравией и Катаром. В то же время они потребовали более открытой политики в отношении Ирана и России, как об этом заявил один из депутатов парламента от правой партии Ален Марсо. Некоторые из французских политиков пошли еще дальше, возложив ответственность за теракты в Париже на правительство страны, определяющее нынешнюю внешнюю политику. Среди них и Франсуа Фион, который сказал: «Еще три года назад мы потребовали создания некоего союза между русскими, американцами, европейцами, иранцами и сирийским режимом для борьбы с терроризмом и если бы это произошло, то сегодня бы не случилось то, что случилось». Он добавил: «Фабиус отказался от любого сотрудничества с Россией и взаимодействия с Сирией. Как мы можем бороться с терроризмом, не имея поддержки со стороны тех, кто борется с ним на деле?».
Столкнувшись с новыми реалиями и с новым мнением французской общественности, которое изменилось быстрее, чем у политиков и которое заключается в том, что «не русские, и не иранцы и не Асад убивают на наших улицах, а террористы, поддерживаемые нашими союзниками», официальная позиция французских социалистов, находящихся у власти, неизбежно должна была измениться. Оланд пошел дальше, чем требовали от него представители правых на внутреннем уровне, когда ввел чрезвычайное положение сроком на три месяца с ужесточением мер безопасности, и даже согласился с предложением крайне правых о лишении французского гражданства лиц, имеющих двойное гражданство и замеченных в связях с террористами.

Что касается внешней политики, то здесь Оланд решил придерживаться двух стратегических направлений. Прежде всего, он быстро взял курс на широкое сотрудничество с Россией и Ираном. Российская сторона с готовностью поддержала этот шаг, воспользовавшись слабостью Парижа перед угрозами, с которыми тот столкнулся, и решила наладить с ним прямое военное сотрудничество в Средиземном море и сирийском воздушном пространстве. С другой стороны Париж обнаружил, что сотрудничество с Ираном сегодня стало «срочной необходимостью» в войне с терроризмом.
Мнение о необходимости сотрудничества с Ираном в Париже появилось не только исходя из того, что «Иран участвует в наземных сражениях и следует с ним сотрудничать». По мнению специалистов по вопросам терроризма «не достаточно бороться с терроризмом, нанося только удары с воздуха, но и необходимо взаимодействовать с теми, кто сражается на земле». Для того, чтобы избежать взаимодействия с сирийской правительственной армией, Париж поспешил наладить взаимодействие с Россией и Ираном. Здесь вырисовывается вторая стратегия Оланда, которая касается взгляда официального Парижа на решение сирийского кризиса. Действительно Оланд впервые поставил лозунг «борьбы с терроризмом» на переднем месте по сравнению с лозунгом «Будущее Сирии без Асада» и призвал к созданию международной коалиции по борьбе с ИГИЛ, однако цикл этой трансформации не завершен до конца. Препятствуют этому те же лица, которые и раньше занимали наиболее жесткую позицию, как то Лоран Фабиус, из-за связей с Саудовской Аравией и Катаром, которые они не хотят терять.

Круги во французском МИДе, которые занимаются подбором делегации для визита в Москву и Вашингтон, сообщают, что план Оланда по решению сирийского вопроса, который он предложит Путину и Обаме, состоит в «борьбе с ИГИЛ параллельно с продолжением политического переходного процесса в Сирии». План предусматривает прекращение огня между силами умеренной оппозиции, численность которой по мнению Парижа составляет 60 тысяч боевиков, и правительственными силами, численность которых составляет 80 тысяч военнослужащих.
В Париже считают, что «умеренные» вполне могут противостоять ИГИЛ, включающий в свои ряды 30 тысяч боевиков, и Ан-Носру, состоящую из 15-20 тысяч боевиков, одновременно. И это при условии, если «умеренных» подготовить и обеспечить необходимым образом, и при условии прекращения со стороны правительственных сил. Это первый этап. На следующем этапе и параллельно с продвижением политического процесса на основании формирования переходного правительства, «свободная армия» и правительственная армия «смогут противостоять террористическим группировкам».
Те же круги утверждают, что президент Оланд определенно потребует от президента Путина помочь убедить сирийцев прекратить огонь между «свободной армией» и правительственными войсками, ограничить нанесение ударов российской авиацией только по позициям ИГИЛ и Ан-Носре. От президента Обамы Оланд собирается потребовать более открытой поддержки, в том числе «открыть Франции более широкий доступ к сведениям, имеющимся в распоряжении Соединенных Штатов, о расположении противоборствующих сил в Сирии с тем, чтобы облегчить задачу французских ВВС». Также он потребует от Обамы оказать более серьезное давление на Турцию с тем, чтобы закрыть оставшиеся «открытые» участки границы на пути передвижения террористов и вооружений между Турцией и Сирией.

И, конечно же, в плане Оланда осталось место тандему Саудовская Аравия – Катар. Французский президент считает, что эти страны могут внести реальный вклад в борьбу с терроризмом, так как предполагается, что они окажут поддержку отрядам «умеренной» оппозиции.

Связанные новости с этой страной (Франция)

>> План Оланда по Сирии: деферент антиасадовской риторики

>> Международная реакция на парижские теракты

>> Антиисламская риторика – сильный предвыборный ход в Европе

>> Берега Сены в Париже

>> Западные спецслужбы: «Ближний Восток, который мы знаем, безвозвратно исчез»

>> Изламизация Франции через систему образования

>> Социалист Оланд за пересмотр французско-алжирских отношений

Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература