Вторник 18 января 2022

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Что стоит за нормализацией отношений с Израилем по версии ОАЭ?
ОАЭ
Ближневосточная драма
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Пятница 14 января 2022 || 21:57
«Авраамские соглашения», оформившие отношения между ОАЭ и Израилем в 2020 году и открывшие возможность остальным арабским государствам встать на путь нормализации отношений с Израилем, не стали большой стратегической неожиданностью, потому что характеризовать произошедшее как нормализацию — большая ошибка.
Нормализация означает отношения между двумя сторонами, которые длятся уже долгий период, которые прошли несколько стадий, причем на самых разных уровнях: экономические, спортивные и т. д.
То, что произошло, это формализация, это этап объявления официальных отношений и обмена дипломатическими представительствами после прохождения нескольких предыдущих этапов укрепления доверия между сторонами (государствами) и общения на интеллектуальном, общественном, культурном, спортивном и других уровнях.
Нормализация между двумя сторонами произошла давно, а вот ее официальное оформление, то есть легитимация этой нормализации, основывается на ряде политических переменных и стратегических факторов в контексте международной и региональной борьбы за гегемонию и осведомленности лиц, принимающих решения, об этих переменных.
Американское прикрытие обеих сторон, определило рамки для нормализации отношений и позаботилось об этих новых рамках, чтобы оформить нормализацию.

Израильско-эмиратское соглашение связано с изменениями, произошедшими за последнее десятилетие в характере международной системы, которая переходит от однополярности, сформировавшейся после распада Советского Союза, к эпохе, которую исследователи называют «международной бесполярностью», и характеризуется множественностью и разнообразием международных игроков при отсутствии единого полюса, который берет на себя бремя безопасности, обороны и стратегических расходов от имени своих подчиненных союзников.

Чтобы прояснить это, необходимо вернуться немного назад, особенно в 2017 год, когда появилось так называемое Соглашение MESA (ближневосточный стратегический альянс), возникшее под покровительством Соединенными Штатами Америки. Впервые об этом стало известно во время визита бывшего президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию в мае 2017 года. Это соглашение представляет собой форму адаптации внешней политики США на Ближнем Востоке к реалиям фазы международной бесполярности, поскольку МЕSА основано на нескольких столпах, в первую очередь: расширении механизмов региональных консультаций между теми, кого можно считать союзниками, и усилении возможности работы между ними без обращения непосредственно в администрацию США.
Это сопровождается сокращением вклада американцев в расходы на безопасность в обмен на то, что эти зависимые союзники берут на себя большую ответственность в расходах на безопасность и координацию своих систем защиты в различных областях, включая военно-морские, кибернетические и воздушные, предлагая финансовые альтернативы американским службам безопасности, как неоднократно заявлял Трамп, поддерживая при этом американскую политику перед лицом влияния как Китая, так и России на Ближнем Востоке.



На основе соглашения МЕSА официальное оформление израильско-эмиратского соглашения приобретает свое стратегическое значение, поскольку активизация сотрудничества между союзниками Соединенных Штатов Америки в регионе представляется им жизненной необходимостью, чтобы защитить свои интересы и повысить свою безопасность под американским зонтиком. Отметим, например, что первым следствием официального оформления нормализации отношений между Израилем и Эмиратами стало открытие воздушного сообщения между двумя регионами. Хотя некоторые считали, что этот шаг преследует чисто экономические цели и направлен на конкуренцию с Qatar Airways и Turkish Airlines в экономическом плане, мы можем добавить к этому измерению еще одно стратегическое измерение, связывающее то, о чем мы говорили ранее, касаясь соглашения МЕSА, с необходимостью для союзников Соединенных Штатов на Ближнем Востоке укреплять взаимное сотрудничество в области обороны и безопасности на всех уровнях, включая воздушное и логистическое сотрудничество.

Шаги по расширению сотрудничества в области морского транспорта представляют собой, по мнению американцев, форму противостояния расширяющемуся китайскому влиянию в регионе. Попытка ОАЭ доминировать над портами Йемена, регионами северного Сомали, портом Дорале в Джибути и эритрейским портом Ассаб (управляемый Dubai World), которые Эмираты использовали для своих военных операций в Йемене, связывая их все посредством соглашений с Хайфским портом, представляет собой, помимо экономической выгоды, и контроля за расширенным морским торговым движением от Средиземного моря до Персидского залива через Красное море, важный стратегический ответ на попытки Китая сильнее опереться на морской торговый путь из Индийского океана в Китай, непосредственно через регионы рохинджа сокращает на треть расстояние, необходимое морским перевозчикам для достижения берегов Китая, по сравнению с маршрутом, который они должны пройти через Малаккский пролив и Тихий океан и представляет собой попытку Китая обойти так называемую дилемму Малаккского пролива, через который проходит большая часть китайской морской торговли через Тихий океан и который находится под контролем американских сил.

Израильско-эмиратское морское сотрудничество, связывающее Дубай с Хайфой, представляет собой, с американской стратегической точки зрения, плотину перед лицом китайских амбиций по выходу на рынки Арабского залива и арабских стран морскими путями. Кроме того, порты, которые находятся под инвестиционным контролем израильской и эмиратской сторон, могут быть трансформированы для оказания военной и материально-технической поддержки силам США в случае необходимости.

Помимо этого объективного контекста, связанного с условиями международных стратегических конфликтов, мы можем указать на еще один фактор, который способствовал объявлению о официальном оформлении нормализации эмиратско-израильских отношений, с точки зрения восприятия эмиратским лицом, принимающим решения, возможностей своей геостратегической роли.
Стратегическое видение страны основано на ее попытках ответить на ряд фундаментальных вопросов, определяющих направления ее внешней политики, и это: Что такое идентичность государства? Кто его нынешние и потенциальные враги? Кто нынешние и потенциальные союзники? Как нам действовать по отношению к врагам и союзникам? Что представляет собой дискурс, посредством которого представления о существующих и потенциальных врагах и союзниках могут быть оправданы местным, региональным и международным общественным мнением?

Понятно, что лицо, принимающее решения в Эмиратах, сталкивается с очень глубоким кризисом идентичности из-за исторических обстоятельств создания ОАЭ и большого демографического дисбаланса, представленного в том, что 90% населения составляют иностранцы, как неизбежный результат экономической системы рантье, которая зависит от найма иностранных рабочих. В этом контексте можно сослаться на книгу Кристофера Дэвидсона «Крушение королевств», где он с 2012 года предсказал глубокий экзистенциальный кризис, с которым столкнутся ОАЭ и страны, основанные на экономике рантье, в свете отсутствия какой-либо общественно-политической активности общества и отсутствия у этой системы политической легитимности. Эта экзистенциальная тревога, которая усилилась в свете взрывоопасных кризисов, с которыми столкнулись многие арабские страны, побуждает лиц, принимающих решения в Эмиратах, искать источник защиты, чтобы обеспечить свое дальнейшее существование. С этой точки зрения союз с Америкой, а также публичная и официальная ассоциация с Израилем являются важной опорой для будущего противостояния этому экзистенциальному вызову.

С точки зрения официального руководства ОАЭ, придание официального статуса отношениям с Израилем еще больше укрепляет отношения с Соединенными Штатами Америки и их новой системой обеспечения их национальной безопасности на Ближнем Востоке. Это могло бы способствовать поддержке экономики ОАЭ в будущем Font color=blue> (фаза после прекращения добычи нефти), поскольку израильское технологическое и научное превосходство, очевидно, выгодно для будущей экономики ОАЭ, не говоря уже об израильском военном потенциале, который может обеспечить защиту от существующих и потенциальных врагов, в числе которых Иран, который оккупирует эмиратские острова и проявляет большую активность в геополитической среде ОАЭ, а также Турция, которая становится конкурентом эмиратских инвестиций на Африканском Роге и региональной державой, заручившейся легитимностью со стороны суннитского политического ислама.

Что касается оправдания официального оформления соглашения о нормализации с Израилем, лица, принимающие решения в ОАЭ, продвигали через свои информационные и культурные СМИ идею о том, что целью соглашения с Израилем является содействие миру, решение палестинского вопроса и помощь палестинцам, помощь палестинскому народу в восстановлении его прав дипломатическими и политическими путями, с гарантиями от Израиля остановить заселение и экспансию.

Иллюзии всеобъемлющего мира, которыми пытаются прикрыть реальные аспекты израильско-эмиратского соглашения, не выдерживают критики и не в состоянии ввести в заблуждение арабское общественное мнение, которое по-прежнему отвергает все формы официальной и неофициальной нормализации отношений с израильским образованием, продолжающим свою экспансионистскую политику и политику создания поселений, категорически отказывающемся от предоставления палестинцам права на возвращение, а также от начала процесса всеобъемлющего и справедливого мирного урегулирования палестинского вопроса. В этом контексте необходимо подчеркнуть основную проблему, заключающуюся в том, что в отличие от Израиля, для которого ликвидация палестинского вопроса является основным фактором, определяющим его внешнюю политику и построение его международных и региональных отношений.

Палестинский вопрос не входил в число приоритетов лица, принимающего решения в Эмиратах, при формировании отношений с Израилем. Такие факторы, как особая роль Эмиратов в рамках американского стратегического зонтика, представление об интересах, касающихся региональной роли в рамках этого зонтика, иллюзии восприятия Израиля в качестве объективного союзника для сохранения существования ОАЭ и противостояния существующим и потенциальным локальным и региональным опасностям, являются основными детерминантами соглашения об официальном оформлении нормализации с точки зрения лица, принимающего решения в Эмиратах, за счет права палестинского народа.

Соответственно, можно сказать, что палестинский вопрос дважды становился жертвой арабских политических режимов (систем), один раз, когда арабские диктаторские режимы заявили, что нет голоса громче, чем звук битвы, и что создание их армий направлено на противостояние Израилю. Лживость этих утверждений была подтверждена политическими событиями в регионе, показавшими, что роль этих арабских армий и риторика освобождения Палестины были направлены на подавление народов и устранение оппозиционных голосов внутри этих же стран. Второе предательство произошло тогда, когда зазвучали речи о капитуляции под лозунгами мира и пропаганды того, что экономическая открытость и установление отношений с Израилем на всех уровнях являются мерами, укрепляющими права палестинского народа, чьи интересы и пути восстановления исторической справедливости, несомненно, лежат за рамками иллюзий и лжи арабских политических режимов.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература