Вторник 29 сентября 2020

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Блокада Катара: три года спустя…
Катар
Политическая Память
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Четверг 04 июня 2020 || 15:00
Прошло три года с тех пор, как была объявлена блокада Катара, но «квартет» так и не добился ощутимых результатов. Скорее мы можем наблюдать, как эти образования погрязли в проекте «Сделка века», все более тесно вступая в сговор с оккупантом и узурпатором арабских земель. Страны, организовавшие блокаду, проиграли информационную и моральную битвы, а Саудовская Аравия оказалась в сетях своих союзников, которые пользуются ею, как кошельком, для финансирования проектов Мухаммеда Бин Заида в регионе и по всему миру.
Несмотря на все это и даже в условиях распространения эпидемии коронавируса, блокирующие страны не отступаются от своих условий, и потери несут все без исключения. Организаторы блокады сумели удивить братский им народ и во время священного месяца Рамадана, что не присуще уважающим себя странам ни сегодня, ни в доисламскую эпоху, когда племена прекращали враждебные действия в подобные дни. А еще более важным является то, что эта блокада организована ровно через полвека после поражения арабов в Шестидневной войне, и напоминает послание, адресованное всем арабам и мусульманам, а не только Катару, о том, что проблема перешла границы политические и дипломатические рамки.
Жестокая и бессовестная кампания, развернутая «четверкой» по отношению к катарскому народу, напоминает сведение счетов и ребяческую злобу, что противоречит тем принципам, которое провозглашает саудовское государство, хвастающееся своей набожностью и высоким уровнем морали. Все это говорит о самом настоящем политическом и дипломатическом банкротстве и сокрушительном поражении в сфере информационного соперничества. Еще это свидетельствует о моральном поражении, потому что не достойно королей и шейхов нападать сзади, обманывая и ведя войну за камни, коровы и верблюдов, вместо того чтобы представить свои аргументы, действовать рационально и спокойно. Государственная власть оказалась в руках мальчишек, которые сами оказались марионеткой в руках других государств, которые хотят славы на останках беспомощных народов Йемена, Палестины, Ливии и других.



На самом деле они представляют собой арабскую личину ненавистного колониального образования, ненавидящего исламскую Умму. Вся истинная суть этого проекта проявилась в виде маневров под названием «нормализация» или «сделка века».

Фактически, была пресечена попытка военной оккупации государства Катар со стороны братских арабских стран, собиравшихся установить контроль над ресурсами страны, чтобы впоследствии направить их на финансирование проектов, объявленных саудовским правителем, а также избавиться от информационной платформы «Аль-Джазира», которую они считают угрозой своим престолам. Однако превентивные дипломатические действия на местном и международном уровнях не позволили реализовать этот проект, в том числе, благодаря большому опыту управления кризисами, имеющемуся у Катара.

Катарским властям удалось преодолеть это испытание и реализовать альтернативные алгоритмы для оживления торговой системы, для наполнения магазинов и складов необходимыми продуктами питания и первой необходимости, быстро налаживая связи по всему миру, как будто предвиделся подобный сценарий. Саудовский режим уже не в первый раз пытается напасть на братский народ, в 1966 году султан Абдель Азиз мобилизовал армию на границе с Катаром, готовясь к штурму. В то время катарское государство сумело защитить себя – ведь, верующего не ужалят дважды из одной и той же норы.

Саудовский режим упрекает соседние с ним страны, и другие арабские страны в политическом и экономическом сотрудничестве с Ираном, хотя его стратегический союзник в регионе, а именно ОАЭ, ведет с Тегераном активную торговлю. За последние шесть месяцев товарооборот между ними достиг 35 млрд долларов – огромная цифра.



К сожалению, средства мусульман уходят на финансирование проектов Ибн Заида, являющимися разрушительными для арабского единства. Еще эти средства используются против освободительных движений в регионе, для финансирования контрреволюций и обеспечения господства военных, как это происходит в израненной Ливии. Также они уходят на финансирование сепаратистских проектов в братских странах, курдский опыт в Ираке является тому ярким примером. Правозащитная организация в Алжире отслеживает перемещения разведслужбы ОАЭ, которая пытается разыгрывать карту амазигов по указанию из Парижа и Тель-Авива, и арабская совесть не может этого замалчивать.

Три года блокады….Катар продолжает укреплять свое производство с целью самообеспечения.

Три года продолжается кризис в Арабском заливе и все это время Катар занимался развитием собственной промышленности, чтобы добиться самообеспечения и компенсировать потери от блокады, организованной соседними странами. В рамках расширения собственного производства и в связи с распространением коронавируса предприятие по производству оружия было частично перепрофилировано под производство аппаратов искусственного дыхания.
Устремления Катара становятся очевидными при посещении производственного объекта «Барзан», на стенах которого размещены огромные плакаты с изображенными на них солдатами, с оружием отечественного производства в руках. Все плакаты увенчаны лозунгом «Суверенитет».

Помимо оружия, гранатометов и приборов ночного видения на предприятии производятся аппараты искусственного дыхания, спрос на которые существенно возрос на местном и международном рынках в связи с распространением эпидемии коронавируса.
Этот шаг стал одним из многих по направлению к самообеспечению, предпринятых руководством Катара после начала блокады со стороны соседних государств.
В сотрудничестве с американской компанией Wilcox, работающей в сфере оборонной промышленности, катарский завод стремится к выпуску 2 тысяч аппаратов искусственного дыхания в неделю, большинство из которых уходят на экспорт в страны, которые Катар считает дружественными.

В июне 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет и Бахрейн разорвали дипломатические и торговые связи с Катаром, обвинив его в поддержке «братьев-мусульман», экстремистских исламских движений, а также в сближении с Ираном, который Саудовская Аравия со своими союзниками обвиняет во вмешательстве во внутренние дела арабских государств. В это же время четыре страны выдвинули Катару список, включающий 13 требований, в качестве условия для восстановления отношений с Дохой. Среди требований, входящих в этот список, есть такие, как ликвидация турецкой военной базы на территории Катара, сокращение связей с Ираном, закрытие телеканала «Аль-Джазира».

Катар отверг все обвинения в свою сторону и заявил, что не будет выполнять выдвинутые перед ним требования.

Курировал доставку оборудования по производству аппаратов искусственного дыхания из США Генеральный директор холдинга Barzan Насер Аль-Наими. По своим масштабам процесс напоминал доставку воздушным путем в страну сотен голов скота для удовлетворения спроса на молоко и молочные продукты внутри страны, образовавшийся сразу после начала кризиса.
«Стратегия по доставке этого оборудования в страну была составлена и рассчитана на пять лет, но теперь оно закуплено все и сразу», - рассказывает Аль-Наими из главного офиса предприятия, расположенном в научно-технологическом парке Катара.

«В подходящий момент мы воспользовались возможностью, чтобы удовлетворить производственные потребности», - добавил он.

Катар обеспечил пополнение запасов продовольствия, создав в стране овощную ферму, хотя раньше опирался на импорт продовольствия из-за рубежа.
Волна дипломатических усилий в конце прошлого года, нацеленных на прекращение разногласий в Арабском заливе, породила надежду на прорыв, однако переговоры были сорваны.
По словам Аль-Наими, «бойкот стал катализатором, который привел нас к результату, имеющемуся сегодня».
Еще он добавил: «Это как проклятие, которое превратилось в благословение, потому что позволило нам реализовать имеющийся потенциал, и обеспечить самостоятельное производство всего стратегически необходимого стране».

Несмотря на тот шок, который страна испытала в начале кризиса, ее экономика оказалась более устойчивой, чем экономика конкурентов в Арабском заливе, и по прогнозам МВФ Катар может стать одной из немногих стран в мире, которая достигнет профицита бюджета в 2020 году.

Самообеспечение.

Чиновники умалчивают о стоимости проекта «Барзан», который по мнению регионального эксперта Дэвида Робертса является просто «жутко дорогим».
Руководство предприятия отметило, что уже в пяти странах заинтересовались выпускаемыми ним аппаратами искусственного дыхания.
«В условиях распространения вируса Covid-19 становится очевидно, что заручиться поставками основного оборудования довольно сложно, поэтому логично то, что местный потенциал ограничен», - уточняет Робертс.
В дополнение к использованию оборонных производственных мощностей, которые были расширены за время блокады и используются для борьбы с последствиями коронавируса, Доха сосредоточилась на укреплении собственной продовольственной безопасности.
В огромных хранилищах, расположенных в пустыне, в больших количествах запасены пять основных видов товаров. Это сделано для того, чтобы предотвратить повторение ситуации с пустыми полками магазинов, которая произошла в июне 2017 года сразу после объявления блокады.

Официальные представитель Министерства торговли Джасем Бин Джабр Ат-Тани сказал: «Что касается товаров, которые невозможно выращивать на территории Катара, то мы стремимся увеличить их запас с целью решения любых эпидемиологических задач, таких как кризис коронавирусной инфекции и других». Он приводит цифры: «У нас запасено риса на 8 месяцев, сахара на 7 месяцев и масла – на три».
В конце прошлого года Доха объявила о своем намерении в течение полугода увеличить запасы на 22 вида основных вида товаров для трех миллионов человек.

С точки зрения продовольственной безопасности Катар занимает первое место среди стран Ближнего Востока и 13-е место в мире, согласно последней классификации Мирового индекса продовольственной безопасности.
По словам эксперта в вопросах Ближнего Востока Тобиаса Порка, «если оглянуться, то лет десять назад все говорили об обществе Арабского залива, как о чем-то едином. Тогда Катару не нужно было быть самодостаточным до такой степени, но кризис стал поворотным моментом, показавшим на что эта страна способна».

Цифры говорят сами за себя…

Согласно прогнозам МВФ в 2021 году ожидается прирост внутреннего валового производства в Катаре, находящегося в блокаде, на 5%, в то время как в Саудовской Аравии он не превысит 2,9%, в ОАЭ составит 3,3%, а в Бахрейне приблизительно 3,0%.
В первом квартале нынешнего года (2020) иностранные денежные вклады в Центральном банке Саудовской Аравии сокращались с космической скоростью, зафиксировав в итоге дефицит в размере 9 млрд долларов. В Объединенных Арабских Эмиратах, по словам МВФ, экономика находится в состоянии неопределенности, рынок недвижимости в Дубае находится в состоянии спада, что послужило одной из причин застоя в экономике. По данным агентства MOODY.S, доверие к другим отраслям экономики Эмиратов, кроме нефтедобывающей, уже давно ослабло.

Ставка этих стран на ослабление блокированного Катара не была хорошо просчитана. Блокадный опыт стал для катарской экономики настоящим испытанием на прочность.
Катар продолжает занимать первое место в мире по поставкам сжиженного газа, и его доля в мировом экспорте достигает 33%. В нынешнем году Катар заключил сделку общей стоимостью 20 млрд долларов по строительству 100 новых суден для транспортировки сжиженного газа. За годы блокады Катар поднялся на 12 место в сфере качества портовой инфраструктуры, по данным того же МВФ. В сфере качества оказания портовых услуг Катар также поднялся на четыре ступеньки, заняв 15-е место в мировом рейтинге. Уже через год после начала блокады количество прямых международных морских рейсов в порт Хамед составляло 23 рейса.

В условиях кризиса, вызванного эпидемией коронавируса, Катарское правительство выделило на поддержку внутреннего частного сектора средства в размере 20,6 млрд долларов.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература