Понедельник 17 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

С каким рецептом прибыл новый представитель США Джеймс Джеффри в Сирию?
Сирия
Экспертиза
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Пятница 31 августа 2018 || 08:04
Позиция президента Трампа по вопросу о том, как его страна должна действовать в Сирии, туманна и переменчива, но однозначными и неизменными остаются его два принципиальных подхода: он не желает, чтобы его страна выделяла деньги на восстановление Сирии, более того, он хочет, чтобы другие страны покрывали расходы за любое участие американских солдат в военных действиях или в стабилизации ситуации в этой стране.
В преддверии наступающего в Сирии этапа, на котором будут вновь подняты многие вопросы, и в первую очередь, вопрос о восстановлении страны и возвращении беженцев, помимо вопроса об «окончательном урегулировании, в контексте зазвучавших в Вашингтоне разговоров о возобновлении активной деятельности в этой стране, раздираемой войной, чтобы ограничить там влияние России и Ирана, 17 августа появилось сообщение о назначении Джеймса Джеффри советником госсекретаря США по сирийскому вопросу – специальным представителем Вашингтона по Сирии.
Джеффри считает, что ситуация, сложившаяся в Сирии за последние семь лет, не может быть разрешена, кроме как политическим путем, что ставит перед ним целый ряд вопросов, требующих решения. В их числе создание новой системы правления и конституции, переходный период и сохранение у власти президента Башара Асада, и все эти вопросы, как и многие другие, требуют комплексного подхода на предстоящем для страны этапе.

Центры конфликта внутри страны и за ее пределами.

Свои действия по вопросу разрушенной Сирии, нуждающейся в масштабном восстановлении, Джеффри начнет со слов, непрестанно повторяемого Трампом в Вашингтоне, об «оплате». Соединенные Штаты не хотят на это тратить свои средства и ждут этого от тех, кто «замешан» в кризисе и тех, кто беспокоится за собственную безопасность. Даже те 230 млн. долларов, которые поначалу американцы выделили на восстановление Сирии, были перенаправлены на другие цели, после того, как в Вашингтоне заручились обещанием от своих союзников о выделении на эту цель 300 млн. долларов.
Старший научный сотрудник Национального фонда демократии в Вашингтоне Рахман Джабури говорит: «Джеффри верит в идею о том, что Америка отодвинет всех на второй план и останется сильнейшей. Его подход ничем не отличается от подхода Трампа по отношению к Ирану и по отношению к тому, чтобы получать деньги от остальных стран, поэтому его и назначили на эту должность». Он добавляет: «Джеффри считает, что в Сирии не может быть другого решения, кроме политического, но каким будет это решение? Будет ли это федеративное или централизованное государство, или что-то еще?»



Джеффри, которому исполнилось 72 года, уже имел прежде опыт дипломатической работы. С 2002 по 2004 годы он занимал должность посла США в Албании, с 2008 по 2010 годы был послом в Анкаре, перед тем, как получить должность посла в Ираке, которую он занимал с 2010 по 2012 годы.
По словам госсекретаря США Майка Помпео, миссия Джеффри будет заключаться в «координации политических усилий по всем аспектам конфликта в Сирии и поддержке наших усилий по поиску политического решения конфликта».
Кроме того, Джеффри служил помощником президента США и заместителем советника по Национальной безопасности в администрации Джорджа Буша (младшего).

По определению Вашингтонского института ближневосточной политики, где работает Джеффри, «его работа сосредоточена на вопросах дипломатической и военной стратегии США на Ближнем Востоке, уделяя особое внимание Турции, Ираку и Ирану».

Вашингтон и шиитское вооруженное ополчение.

Работая на различных должностях в администрации Буша-младшего, Джеффри занимался в основном вопросами Ирана, и известен, как «ястреб» по отношению к Тегерану и к Москве.
Иракский исследователь Ахмад Аль-Абьяд, который наблюдал за работой Джеффри в период его пребывания в Ираке, рассказывает: «У него достаточно опыта в борьбе с ополченцами».
Позиция Джеффри по отношению к ополченцам, поддерживаемым Ираном, не ограничивается только их ролью в Сирии, для него происходящее в Сирии идентично тому, что он видел в Ираке. В одном из своих интервью Джеффри заявил: «Те, кто совершают наихудшие действия в отношении суннитов, это те, кто находится под командованием иранской Революционной гвардии».
Джеффри везет с собой специальное задание, касающееся отрядов ополченцев, находящихся в Сирии и поддерживаемых Ираном. Среди них отряды ливанской Хезбаллы и иракские шиитские отряды, сражающиеся в Сирии. По отношению к ним он занимает решительную и жесткую позицию, даже если они состоят не из иранцев.
Благодаря его военному и дипломатическому опыту, по словам Рахмана Аль-Джабури, «положит конец присутствию вооруженных отрядов ополченцев в Сирии», если он будет иметь дело непосредственно с Ираном в том, что касается этих отрядов, и тогда никакого отдельного диалога с ними не будет.

Джеффри опасается политики президента России Владимира Путина, считая, что она угрожает подрывом основ американской системы безопасности на всем Ближнем Востоке, и критикует Трампа за то, что он позволяет это делать.
Однако, скорее всего, он предпочтет не идти на эскалацию с русскими в сирийском вопросе. Сознание того, что они останутся на сирийской земле, никуда не исчезнет. Поэтому, скорее всего, он будет договариваться с ними о границах их присутствия и полномочий в Сирии.

Что касается американского военного присутствия, то следует напомнить, что Джеффри был против решения бывшего президента Обамы о выводе американских войск из Ирака в 2011 году, считая, что это наносит урон американскому влиянию и способствует росту влияния Ирана.

Каким будет новый режим в Сирии?

Свои действия в Сирии Джеффри может начать с прощупывания вопроса о политическом будущем Сирии, и разберется с красными «границами», которые хотят очертить курды в будущей стране, и пределами полномочий, которые они хотят для своей автономной области, создания которой они требуют.
Сирийские курды являются союзниками США, в контролируемых ними районах находятся сотни американских военных советников, которые поддерживают курдов в их борьбе с ДАИШ. Однако позиция США в отношении к курдским требованиям достаточно текуча, иногда кажется, американцы готовы идти до конца в своей поддержке, иногда они находят, что согласны с Анкарой в плане вытеснения курдов из конкретных районов, как это недавно произошло в Манбаже.

Джеффри не станет проявлять особой гибкости в отношении сирийских курдов, как поступила американская администрация в отношении курдов Ирака, которые, как считается, отошли от американской позиции, когда в сентябре 2017 года провели референдум по вопросу о независимости иракского Курдистана. Как известно, прежде он уже характеризовал отряды курдской народной самообороны, как террористические, заняв позицию, совпадающую с позицией Анкары, которая считает эти отряды частью РПК.
Наблюдатели считают, что Джеффри будет рекомендовать расширить диалог с турками, с которыми он уже знаком, и которые знают его. Он не сторонник присутствия турецких войск на сирийской территории, но считает, что это лучше, чем присутствие вооруженных ополченцев, поддерживаемых Ираном, поэтому, не спешит с требованиями об их выводе.

Ахмед Аль-Абьяд говорит: «Работа в Турции научила его гибкости в отношениях с турками. Сначала он организует переходный период, затем проконтролирует вывод поддерживаемых Ираном группировок, и только потом поднимет вопрос турецкого вооруженного присутствия в Сирии».

Новая Женева?

Джеффри считает, что решение сирийского кризиса будет политическим и станет результатом дипломатических договоренностей. Ожидается, что он обратится ко всем сторонам конфликта, включая официальный Дамаск, с призывом возобновить переговоры в Женеве, которые проходят под эгидой ООН, либо запустит новый переговорный процесс в столице Швейцарии.

В своей статье Джеффри пишет: «Башар Асад, Москва и Тегеран в конечном итоге поймут, что конфликт нельзя решить военным путем. До тех пор конфликтом можно управлять усилиями Соединенных Штатов, чтобы ослабить такие его проявления, как, например, применение химического оружия, проблема беженцев, появление подразделений Аль-Каиды и прочее, снизить насилие до местного уровня, а также противостоять другим угрозам».
Считается, что на первых порах он сосредоточит свое внимание на устранении препятствий, мешавших прямому общению Дамаска и оппозиции, и может предложить критерии для прекращения огня между сторонами с тем, чтобы начать переговоры.
Однако в последнее время курс Женевы рухнул, а взамен работает другой инструмент – курс Астаны, который контролируется русскими, иранцами и турками, доказал свою эффективность, учитывая, что все три стороны присутствуют на сирийской арене.
По мнению Аль-Джабури, «перед Джеффри стоит сложная задача, и ему нужно проявить решимость. Он опытный дипломат, который не заботится о славе, но перед ним стоят сложные задачи, однако в конечном итоге он способен успешно справиться с решением сирийского кризиса. В частности, он склонен поддерживать невооруженную часть сирийской оппозиции».
Тут есть очень важная деталь: Джеффри и Путин давно уже знакомы, ведь они были коллегами по цеху во время американо-советского противостояния в Восточной Европе.
Молодой Путин служил в резидентуре советской внешней разведки в ГДР, а сам Джеффри служил в Мюнхене с 1989 по 1991, этот период был драматичным для молодого офицера Путина – Объединение Германии и распада Советского Союза. Эта схватка перешла уже в Сирию, но уже при других реалиях глобального противостояния

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература