Вторник 17 октября 2017

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Кому выгодна ликвидация проекта «исламское государство»…
Ирак
Экспертиза
Автор статьи: Аурагх РАМДАН
Время публикации: Среда 20 сентября 2017 || 15:19
Всегда перед тем, как создать любую теорию или даже предложить гипотезу, мы обычно вводим некие определения – дефиниции. Бывает, навязываем некоторые постулаты, и такое «хамство» и смущает и даже порою вовсе не устаревает скептиков.
Мне, представителю исламского мира, очень не нравится название террористической организации «исламское государство», и даже внутреннее осклабляет. Такая дефиниция работает во вред нашей миролюбивой религии, и дискредитирует ее на всех направлениях.
Подрастающее поколение в неисламских обществах, читая о «подвигах» головорезов и людоедов, формально закрепленных за этим брендом, подспудно будет программироваться на некий штамп восприятия этой религии – терроризм и бесчинство. Те, кто придумали этот проект, осознают свой исторический и цивилизационный преступный умысел. Они работают на перспективу, лишив своих потенциальных геополитических конкурентов всех инструментов воздействия, я даже сказал бы, противостояния их колониальным устремлениям. Я молчу уже о целой системе ценностей, что лежит в основе доктрины, фактически уничтожающей институты ростовщиства и циничного культа потребления, не говоря, конечно, о либеральной извращенной «нравственности», не совместимой с традиционными ценностями.
Проект ИГИЛ унес сотни тысяч ни в чем не повинных душ на полях битв по всему постхалифату, а страшнее всего то, что он нанес непоправимый урон самой религии в глазах подрастающего западного поколения.
Представьте на минуту, что мы – мусульмане, задумали организовать и финансировать некий проект под названием «христианское государство», характеризуемый таким же рвением к совершению зверств, как у нас в регионе, и пустим эти ролики по всему миру. Я бы посмотрел на реакцию Ватикана!
Я к тому, что впредь не буду использовать в своих терминологиях «исламское государство» - это преступно, а некий «организация государства…» сокращено ОГ, организованный геноцид «соответствующими» друзьями Ислама.

Захватив под свой контроль огромные территории в Ираке и Сирии, ОГ превратило идею создания собственного квазигосударства в реальность. Это квазигосударство обладало всеми признаками настоящего государства (в соответствии с Вестфальским договором), за исключением признания со стороны других государств.
Подконтрольная ОГ территория составляла 114 тыс. км, общая численность его населения превышала шесть миллионов человек, в дополнение к наличию военных сил, экономики, контроль над водными ресурсами и плотинами, централизованное руководство и некоторое подобие государственных учреждений. Ко всему этому следует добавить, что вся эта жесткая система обладала мягкой силой – религией, не смотря на то, что использовался этот тип силы на очень низком нравственном уровне, далеком от общепринятых ценностей. Американские и британские СМИ сошлись на том, что этому «государству» присуща терпеливость и организованность, а также способность действовать с высоким профессионализмом в политической сфере для достижения своих целей.



Эти качества сделали его безопасным убежищем для тех, кто хочет сражаться с американцами и их союзниками. Не только отдельные люди, но и целые государства региона инвестировали в создание этого образования в собственных интересах. Одни из них поддержали ОГ косвенно или не гласно, чтобы заручиться финансовой и моральной поддержкой со стороны США и Запада.
Другие же боролись с ним с усиленным энтузиазмом, хотя сердцем были с ним, руководствуясь желанием заслужить благосклонность и поддержку именно Соединенных Штатов. Третьи потворствовали торговле и миграции в ОГ со всех концов света, которые проходили через их территорию. Например, Иран вложил значительные средства в войну с ОГ, и доходом от этой инвестиции стала легитимизация его присутствия в Сирии и Ираке. Таким образом, он позиционировал себя даже американцам, как важнейшего игрока на арене событий. Это подтверждается действиями американской военной авиации, которая обеспечивала воздушное прикрытие силам иракского народного ополчения, руководство которыми осуществляют, в том числе, иранские военные советники.

Иракское и сирийское правительства, благодаря ОГ, обеспечили себе международную легитимность, которая покрывает многие нарушения, совершенные ними против собственных граждан. Дошло до того, что многие страны отказались от высказанных ними ранее убеждений в необходимости свержения сирийского режима, пожертвовав тем самым сирийской оппозицией.
Более того, участились голоса, призывающие к оказанию международной поддержки двум этим режимам, на том основании, что их территории превратились в поля сражения с ОГ. По этой причине иракское правительство получило огромную материальную помощь, вооружения и подготовку своих сил. Но, ни в коем случае не следует рассматривать сирийский режим в качестве победителя, потому что все участники войны, продолжающейся на территории этой страны, сегодня выстроились, чтобы получить причитающуюся им награду, потому что у каждой из них свой проект в Сирии.

Несомненно, поражение организации ОГ и гибель этого квазигосударства означает новый Ближний Восток, появление новых центров силы, не существовавших ранее на политической карте региона. Российское присутствие здесь возобновится с новой силой, присутствие Ирана станет намного более значительным.
Но более всего пугает позиция Израиля, который считает, что разрушение и гибель этого проекта является серьезной стратегической ошибкой, угрожающей его интересам – эта точка зрения, хорошо муссируется в арабских источниках, близких к «братьям-мусульманам».
Такая позиция продиктована несколькими соображениями, в том числе, это станет большой услугой для Ирана и его пособникам в регионе, избавит Иран от сирийской трясины, а Хезбаллу и иракских шиитских ополченцев от участия в истощающей кровопролитной войне в Сирии, которая стоила им тысяч убитыми и ранеными. Регион перестанет быть полем боя, где сражаются между собой оппоненты Израиля, и серьезным источником истощения сил для всех окружающих Израиль стран.
Израиль предпочитает, чтобы ОГ было не настолько сильным, чтобы угрожать его безопасности, но и не настолько слабым, чтобы его враги и соперники в регионе чувствовали себя комфортно. Также с большой подозрительностью он наблюдает за тем, какой будет региональная система, которая увенчает кончину пресловутого «государства». Израиль считает, что конец этого проекта будет означать передачу Ирака Ирану в большей степени, чем было до этого, поскольку Иран помог Ираку добровольцами, вооружением, ополченцами в период, когда эти «бородатые» бандиты захватили иракские территории. И теперь Иран попытается возместить затраты.
Свои интересы в Сирии будет отстаивать и Россия, которая бросилась защищать существующий там политический строй, когда Исламское ОГ захватило большую часть ее территории и стало угрожать существованию ее суверенитета. Кремль также будет искать пути возместить свои затраты. С не меньшей подозрительностью Израиль взирает на Иранский шелковый путь, проходящий через Ирак в Сирию, а дальше через средиземное море в геополитическое пространство, по которому пролетели российские ракеты Калибр, выпущенные из Каспийского моря. Израильские эксперты полагают, что после развала этого проекта произойдет перераспределение квот в регионе, и сокращение его присутствия может повлиять на баланс его сил в регионе.

Турция также попыталась инвестировать в сложившуюся ситуацию, тем более, что она находится на северных границах ОГ, и в определенной степени преуспела в том, чтобы утвердить свое присутствие в рамках уравнения основных игроков по борьбе с ОГ. Но доходы от вложенных ею инвестиций оказались менее тех, на которые она рассчитывала. Это правда, что она заручилась материальной и моральной поддержкой со стороны Запада и России, но она надеялась на то, что главным призом за участие в борьбе с «государством» будет то, что ей, наконец, развяжут руки и помогут покончить с курдскими мечтами о собственном государстве. Турция была разочарована заявлением американцев о поддержке курдов в Сирии, которых они назвали «главной силой», борющейся с ОГ, оказав им материальную и военную поддержку. То же самое относится и к королевству Иордания, которое является частью американской стратегии на юге Сирии, и которая в то же время не является стороной выигравшей, не смотря на участие в войне ее военно-воздушных сил и разведки. Здесь следует отметить, что Иордания всегда была частью международной игры, но в соответствии с отведенной ей ролью, то есть, не своим усердием и в соответствии со своими национальными интересами. На участие государства, чья роль предопределена таким образом, в основном смотрят, как на обязательство, которое не обязательно приносит пользу.

Саудовская Аравия не принадлежит ни к числу победителей, ни к числу проигравших в силу своего географического расположения, отдаленного от места событий, однако она косвенно присутствовала на театре военных действий в рамках участия в международных коалициях. Вместе с тем, ее можно считать проигравшей от появления ОГ и создания квазигосударства, учитывая кампании в западных средствах массовой информации, обвиняющих Саудовскую Аравию в том, что она является главным источником идей ОГ.

В конечном итоге, можно сказать, что большинство стран региона заинтересованы в участии в борьбе против ОГ в рамках американской либо российской стратегии. У каждой из сторон есть собственные интересы, которые они намереваются реализовать в ходе этой войны.
Стратегический успех требует контроля за всеми его составляющими , то есть, факторы успеха должны быть в твоих руках, а не в руках кого-то другого, чтобы быть уверенным, что другие будут действовать так, как нужно вам. Нельзя только надеяться на успех, его нужно навязывать в международных отношениях, потому что никто не отдает предпочтение той или иной стороне, но все яростно отстаивают собственные интересы.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература