Вторник 17 октября 2017

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

По ком звонит колокол: патриоты или сепаратисты в Ираке?
Ирак
Ближневосточная драма
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Понедельник 07 августа 2017 || 17:36
Нет проблемы в том, что Лига арабских государств (ЛАГ) высказала свой взгляд по вопросу курдского референдума. Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт направил послание президенту провинции (региона) Курдистан Масауду Баразани, в котором призвал его пересмотреть решение о проведении всенародного референдума, намеченного на 20 сентября нынешнего года (2017), по результатам которого иракские курды примут решение, отделиться им от Ирака или остаться в его составе.
ЛАГ выполняет свои обязанности. Она не может оставаться наблюдателем на таком решающем этапе, который сегодня переживает Ирак. Послание Абу аль-Гейта к Масауду Баразани выглядит обычным – штатным. Оно было бы еще более естественным, если бы ЛАГ выразила свою позицию в отношении последних событий, происходивших в Мосуле, и того, чем там занималось «народное ополчение» под предлогом борьбы с ДАИШ.
Мы не можем осуждать Генерального секретаря ЛАГ за его послание. Следует только напомнить о том, что курды стремятся спасти то, что еще можно спасти и что важно для них, как народа, существующего в этом регионе. Разговоры о том, что «референдум несет в себе негативное послание для остальной части иракского народа, инициирует процесс распада, осложнит ситуацию в регионе и осложнит жизнь самим курдам в той степени, какой никто бы не хотел» не являются оправданными. Эти разговоры ведутся давно и не совместимы с нынешней ситуацией, где не осталось ни малейшей возможности сохранить целостность и единство Ирака, которые стали частью далекого прошлого.

Приведет ли курдский референдум к распаду Ирака? И вообще, связан ли как-либо референдум с вопросом распада Ирака?

Конечно, независимость курдов не является панацеей. Нет никаких гарантий, что курдам удастся создать успешное (жизнеспособное) государство, учитывая, что они обязательно подвернуться натиску со стороны Ирака, Турции и Ирана вдобавок к внутренним разногласиям. Но не следует игнорировать и того, что курдский референдум является следствием, а не причиной. Он является следствием внутренних расколов, от которых страдает Ирак, который одновременно страдает от множества других более опасных проблем. И в первую очередь, эта страна страдает от действий правящего класса, оказавшегося во власти иранской гегемонии, от разжигаемой Ираном межконфессиональной вражды с целью усиления собственного контроля над всеми ветвями власти.
В едином Ираке не осталось места для курдов. Персона курдского президента Иракской республики Фуада Масума не более чем изображение в элегантной рамке, в лучшем случае. С уходом Хошияра Зебари с поста министра иностранных дел Ирака, а затем и с поста министра финансов, в иракском правительстве курды не занимали ни одного значимого поста.



События, произошедшие с 2003 года, когда в Ираке формировался новый политический режим, показали, что иракские власти сделали все, что было в их силах, для того, чтобы иракские курды не хотели сохранения единства с Ираком. Поэтому нет смысла упоминать многочисленные высказывания Баразани о том, что «права курдов не могут быть соблюдены в полном объеме кроме как в составе Иракского федеративного демократического государства».
После падения режима Саддама Хусейна от рук американской армии курдам удалось создать свою собственную автономию и поднять там свой флаг. Насколько это было возможно, они смогли извлечь выгоду из ресурсов Иракского государства.
Джаляль Талибани, до того как с ним случился инсульт, играл важную роль в деле установления некоего баланса внутри власти. Все это благодаря его добрым отношениям с Ираном и его большой маневренности. Однако с уходом Талибани с поста президента «федерального Ирака», многое закончилось, в том числе, постепенно было сведено на нет курдское участие в иракском правительстве, в стране усилилось иранское наступление на конфессиональной основе, которое привело к установлению новой реальности, базирующейся на том, на чем базируется «народное ополчение».

Курды не могут жить в условиях режима, стержнем которого является «народное ополчение». Этот факт следует осознать Генеральному секретарю ЛАГ, которому также следовало бы занять позицию в отношении этнических и конфессиональных чисток, которые проводились «народным ополчением».
Роль «народного ополчения» в освобождении Моуселя от ДАИШ была намеренно преувеличена, точно так же, как намеренно игнорировалась роль курдских боевиков. Задача состояла не столько в освобождении Моуселя, сколько в его разрушении, как крупного иракского города, где не было доминирования проиранских партий и течений.
Генеральному секретарю ЛАГ, обладающему большим опытом политической деятельности, было бы лучше сначала обратиться к председателю иракского правительства Хайдару Аль-Обади. Ему следовало бы сначала спросить у иракского правительства и его председателя о тех шагах, которые они предприняли в направлении обеспечения защиты всех иракских граждан, невзирая на их религиозную, конфессиональную или национальную принадлежность.
После всех трагедий, произошедших в Ираке, после отчужденности между Багдадом и Курдистаном, после постоянных споров между сторонами, нельзя винить курдов за предпринимаемые ними шаги, в том числе и за проведение ними референдума и объявление о создании независимого государства. Привлекает внимание то, что они пошли на этот шаг в благоприятных региональных и международных условиях, и в условиях мощной поддержки курдского проекта со стороны США.



До проведения американской военной операции, закончившейся падением бывшего иракского режима, курды довольствовались проектом конституции, предусматривавшим создание федеративного государства. После провала проекта «федерации» или «федерализации» настало время перейти на новый этап. Почему этот проект провалился? Этот вопрос должен был задать себе Ахмед Абу аль-Гейт прежде чем просить Масауда Баразани пересмотреть вопрос о референдуме…
В случае, если референдум состоится в назначенный срок, его результаты кажутся известными заранее. Абсолютное большинство проголосует за образование независимого курдского государства, понимая, что это вызовет огромное беспокойство в Анкаре и Тегеране. Кроме этого, останется много вопросов, касающихся отношений между независимым курдским государством в Ираке с одной стороны, и курдами в Турции, Сирии и Иране с другой стороны. Также останется вопрос о будущем Киркука. Как можно будет решить вопрос этого города, который курды считают неотъемлемой частью Курдистана?

И последнее. В случае обретения независимости, извлекут ли курды уроки из такого болезненного недавнего прошлого, в том числе и внутренних столкновений между группировками Баразани и Талибани? Удастся ли им избежать печального опыта Южного Судана, который отделился в 2011 году, но так и не смог стать жизнеспособным образованием?

С момента начала распада Ирака, который так и не смог улучшить ситуацию, начиная с 2003 года, идет процесс переформатирования целого региона. Перед курдами нет иного выхода, кроме попытать свою удачу, потому что сложившиеся благоприятные условия могут никогда больше не повториться. Письмо Генерального секретаря ЛАГ не заставит Масауда Баразани изменить свое мнение.
В свете грандиозных изменений, происходящих на Ближнем Востоке, нет смысла сохранять единство государств. Единственное, что имеет значение, это то, что соответствует интересам того или другого народа. У курдского народа не осталось иного выбора. И у Генерального секретаря ЛАГ нет другого выхода, кроме как заявить о своей позиции, понимая, что подобную позицию ему следовало заявить тогда, когда начиналась трагедия Моуселя, а может быть и намного раньше, когда правительство Нури Аль-Малики отдало Моусель в руки ДАИШ, чтобы было оправдание для его разрушения впоследствии.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература