Воскресенье 16 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Иран и Кувейт…история отношений, колебавшихся от заговоров и слежки до развития общих интересов
Кувейт
Дипломатия
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Среда 26 июля 2017 || 18:08
В истории отношений между Ираном и Кувейтом были и периоды сближения, и периоды расхождений и противоречий, были и периоды нейтралитета. С момента возникновения государства Кувейт в 1961 году эти отношения повидали всякого, причем Иран был одним из первых государств, признавших независимость Кувейта.
Тем ни менее, не смотря на «широкую» амплитуду колебаний, в целом отношения всегда сохраняли спокойный и дружелюбный характер. Даже в период самого высокого напряжения сторонам удавалось избегать прямой эскалации, что, в общем, характерно для кувейтской дипломатии, которая, как правило, играет роль посредника в разрешении кризисов.
На этом фоне последнее событие в рамках ирано-кувейтских отношений выглядит неожиданным. Регион Арабского залива переживает сложный кризис, и Кувейт задействовал свою дипломатию в качестве посредника для разрешения дипломатического, экономического и политического сражения между Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном с одной стороны, и Катаром с другой.
Почему вдруг Кувейт отказался от характерной для него политики миролюбивости и сглаживания противоречий, навязываемых ему географическими, демографическими, экономическими и политическими факторами близости с Ираном? Почему традиционный «посредник» решился на ухудшение отношений с Ираном именно на данном этапе? И как разобраться в истории отношений между двумя странами, чтобы понять всю глубину нынешнего кризиса, его границы и размеры?

Ячейка «Аль-Абделли» В заявлении Министерства внутренних дел Кувейта говорится, что Кувейт принял решение «сократить численность работников дипломатического представительства Ирана у себя в стране, закрыть технические отделения при посольстве и заморозить всякую деятельность в рамках совместных комиссий».
Когда появились слухи о высылке иранского посла, кувейтские источники опровергли эту информацию, отметив, что дело ограничилось другими мерами дипломатического характера.
Что касается причин, то в заявлении указано, что «Министерство Иностранных Дел Кувейта предприняло необходимые меры относительно того, что указано в решении Кассационного суда №901 от 2016 года относительно дела так называемой «ячейки Аль-Абделли».
Что это за ячейка? И что стало предпосылкой для высылки дипломатических работников иранского посольства через 48 дней после вынесения судебного решения, по мнению иранского агентства?
Все началось в 2015 году. Тогда Министерство внутренних дел объявило о задержании членов террористической ячейки и изъятии крупной партии оружия в северной части столицы Кувейт в районе, который носит название «Аль-Абделли».
В то время государственное обвинение предъявило задержанным (один иранец и 25 граждан Кувейта) обвинение по нескольким статьям: «сношения с Ираном и Хезбалла, совершение деяний, наносящих ущерб единству и территориальной целостности государства Кувейт».
Вскоре появилась информация о причастности Ирана к формированию шпионской ячейки в Кувейте и подготовке ее членов, а в ходе рассмотрения дела приговор иранского обвиняемого был облегчен со смертного приговора на пожизненное заключение, в отношении остальных сроки были увеличены или сокращены.



Эта история получила развитие после того, как распространилась новость о бегстве 14 подозреваемых, выпущенных в ходе судебных разбирательств, после того, как апелляционный суд их оправдал и в ожидании окончательного судебного решения. Согласно имеющейся у кувейтских властей информации, «все они намеревались бежать и готовились к побегу из страны в случае, если окончательным решением суда они буду осуждены. Поэтому, после того, как апелляционный суд признал их невиновность и отменил приговор о заключении сроком на 10 лет, они поспешили сесть на борт морского катера, ожидавшего их у побережья, и отправились в Иран».
В стране, в частности в парламенте, вспыхнула дискуссия по поводу «возникшего в стране хаоса» между теми, кто осуждал отказ арестовать обвиняемых немедленно, кто осуждал неприкосновенность дома и семьи, кто удивлялся существованию окон на границе, позволяющих гражданским лицам бежать из страны, и все это на фоне появившейся в прессе информации о том, что обвиняемые продолжают оставаться на территории страны.
На фоне всех этих споров и призывов призвать кувейтское правительство к ответственности, вышел официальный указ кувейтского правительства о снижении уровня дипломатического присутствия Ирана в стране с 19 до 4 человек.

В то же время Иран отрицает свою причастность к этому делу, вызвав посла Кувейта в Тегеране для того, чтобы вручить ему ноту решительного протеста.
Кувейту пригрозили аналогичными мерами, который недооценил остроту напряжения в регионе, прежде чем пойти на такой шаг. Речь также зашла об огромном давлении, которому подвергся Кувейт со стороны Саудовской Аравии, которая еще раньше сократила дипломатическое представительство Ирана у себя в стране.
«Аль-Абделли» переворачивает историю шпионажа и отсутствия взаимного доверия.
До появления дела о «ячейке Аль-Абделли», у Кувейта от времени к времени возникали подозрения по поводу причастности Ирана в создании шпионской сети в Кувейте. Влиятельный шиитский фактор в этой арабской стране залива неоднократно играл сближающую роль между двумя странами. В то же время он вызывал опасения тем, что был благодатной почвой, которую в случае необходимости мог использовать Иран в качестве рычага давления в заливе. Шиитские религиозные деятели в Кувейте неоднократно выступали в защиту тех, кого обвиняли в шпионаже.

В 80-х годах во время ирано-иракской войны отношения между двумя странами переживали период напряженности, тогда Кувейт сохранял нейтралитет, который впоследствии вылился в поддержку Ираку.
В тот период Кувейт пережил целый ряд опасных событий, таких как подрыв посольств Франции и США (1983 год), покушение на эмира Кувейта (1985 год), попытка угона кувейтского самолета (1988 год), организация которых прямо или косвенно приписывалась Ирану.

Шпионская ячейка.
Впоследствии, после агрессии Ирака против Кувейта, отношения между странами улучшились, благодаря тому, что Иран занял сторону Кувейта. Вместе с тем новости об обнаружении очередной шпионской ячейки периодически появлялись вновь и вновь, возобновляя разговоры об отсутствии доверия Кувейта к Ирану.
Наиболее примечательным в числе таких сообщений относится к 2010 году, когда было объявлено о выявлении целой иранской шпионской сети. Тогда четверо ее членов, в том числе один иранец, были приговорены к пожизненному заключению по обвинению в «шпионаже в пользу Ирана». Тогда сообщалось, что обнаруженная шпионская сеть является одной из восьми, действовавших на территории страны под контролем у Корпуса стражей Иранской революции.
В том же году иранских дипломатов обвинили в вербовке в период, предшествовавший последним годам. В связи с этим обвинением были высланы целый ряд работников дипломатического корпуса Ирана в 2011 году, тогда Кувейт предупредил о последствиях этого дела для двусторонних отношений.
Члены шпионской сети обвинялись в сборе и передаче информации об важных кувейтских и американских объектах, наблюдении за американскими и кувейтскими войсками, наблюдении за американскими объектами в стране в пользу стражей иранской революции. Все эти обвинения были отвергнуты иранской стороной неоднократно.

«Континентальный шельф»
В 2012 году между странами возобновился кризис, касающийся месторождения «Дорра» («Араш» в иранской версии), который то вспыхивал, то затухал, начиная с 60-х годов прошлого столетия. Месторождение «Дорра» представляет собой морской треугольник часть которого расположена в районе совместной кувейтско-саудовской границы, а другая часть – на границе с Ираном.
Иран решил пограничные споры с Бахрейном и Катаром, но разногласия с ОАЭ по поводу островов и с Кувейтом по поводу эксплуатации месторождения остались. Однако дружеские отношения между странами, взаимные визиты, общие экономические интересы, стабильный характер ирано-кувейтских отношений доказывают, что нынешний кризис является переходящим.

Когда Иран начал поиск (разведывать) газа в районе месторождения, по поводу которого не было заключено соглашение о разграничении (демаркации), при этом понимая, что решение этого вопроса имеет свои политические аспекты, Кувейт заявил свой протест.
Кризис по поводу морских границ между двумя странами известен, как «Континентальный шельф», разразился в 2012 году после заявления главы Иранской правительственной нефтяной компании, который сказал: «если иранские дипломатические усилия будут отвергнуты, то мы самостоятельно займемся разработкой месторождения «Араш»». В ответ кувейтские власти вручили ноту протеста исполняющему обязанности посла Ирана в Кувейте.

Саудовский и американский факторы.
Среди стран Арабсмкого залива Кувейт, как и султанат Оман, выделяется своей спокойной и неторопливой дипломатией, попытками проводить свою, отличную от саудовской политику. Однако политическое, конфессиональное и напряжение в сфере безопасности между Саудовской Аравией и Ираном иногда не оставляет Кувейту возможности для сохранения своей отличительной позиции. Кувейт, как член ССГАЗ, вынужден занимать сторону Саудовской Аравии.
Например, в 2016 году после нападения на посольство Саудовской Аравии в Тегеране и саудовское консульство в Мешхеде и последовавшего разрыва дипломатических отношений с саудовской стороны, Кувейт пригласил посла Ирана для того, чтобы вручить ему ноту решительного протеста. Весь год прошел в атмосфере повышенного напряжения с Ираном со стороны всех арабских стран Залива.
К этому можно добавить отрицательную позицию Кувейта в отношении иранской политики в Сирии и его поддержка действий Саудовской Аравии в Йемене.
В то время, как Иран выступает против иностранного присутствия, особенно американского, в Арабском заливе, так как видит в этом прямую угрозу своей национальной безопасности, этому противостоят многочисленные соглашения о совместной обороне между странами Залива и Западом, в том числе и с Кувейтом, на территории которого расположены американские военные базы.

Что насчет «принципов дипломатии» и близких отношений?
Невзирая на сокращение иранского дипломатического присутствия в Кувейте, сторонами был достигнут некий консенсус в вопросе не доведения отношений до состояния полного разрыва. Это еще раз свидетельствует о том, что политики в Кувейте, как и в Иране, осознают, насколько тесно переплетены экономические, политические и связи в сфере безопасности между двумя странами, продиктованные географическими, демографическими, общественными и идеологическими факторами.
Признание Кувейтом Исламской революции, «Ассоциации ирано-кувейтской дружбы», обмен визитами, приветствие Кувейтом заключения ядерной сделки, память о поддержке Ирана в период иракской агрессии, улучшение отношений в эпоху Хатеми, и в особенности в эпоху Рухани, особый визит министра иностранных дел Кувейта в Тегеран с целью сгладить напряженность в отношениях между Эр-Риядом и Тегераном, политические отношения и визит эмира Кувейта шейха Субаха аль-Ахмед ас-Субах в Иран в 2014 году, который стал первым руководителем одной из стран Залива, посетивших Иран после революции, и его слова о том, что «Хаменеи – духовный лидер всего региона»…
Все это этапы (или эпизоды) на пути отношений, которые можно вспомнить, чтобы убедиться в том, что нынешний кризис между странами не более, чем одна из глав истории «приливов и отливов» в отношениях стран, интересы которых настолько же противоречивы, насколько и совпадают.

В число факторов, которые необходимо учитывать, входит:

1.Географическое положение.
У Ирана и Кувейта нет общих границ, их разделяет Ирак и воды Арабского залива, однако их соседство сыграло свою роль в формировании тесных экономических и культурных связей между странами. Согласно статистическим данным, Иран ежегодно посещают около 200 тысяч кувейтцов, в то время, как в Кувейте проживает около 50 тысяч семей, имеющие иранские корни. Туризм, в особенности паломничество по святым местам (в шиитском контексте), является для обеих стран важным фактором, ежегодно большое число граждан Кувейта отправляются в Иран для посещения святых мест.

2.Конфессиональные связи.
Шииты составляют 20% всего населения Кувейта, но их добрые отношения с правящей династией и та роль, которую они играют в политической и информационной сферах, помогла стране избежать сползания к конфессиональным конфликтам, которые наблюдались в последнее время в регионе (Ирак тому пример). Хотя межконфессиональная напряженность, наблюдающаяся в регионе в последнее время, вылилась в споры, разгоревшиеся внутри кувейтского общества, где шиитские депутаты кувейтского парламента обвинили представителей кувейтских властей в том, что они закрывают глаза на то, что некоторые граждане страны участвуют в финансировании экстремистов в Ираке и Сирии.

3.Экономика и нефтедобыча.
В 70-х годах страны подписали целый ряд соглашений и договоров, в числе которых соглашение о транзите и торговле (реэкспорт товаров), торговом обороте между портами Кувейт, Мухаммара, Бушер и Бандар-Аббас. Данные за 2014 год показывают, что торговый оборот между двумя странами достиг 150 млн. долларов ежегодно.
Иран считается стратегически важным партнером для Кувейта, учитывая его политический вес и исключительное географическое положение, а также то, что он является основным источником газа для Кувейта. С другой стороны, Кувейт, занимающий важное геостратегическое положение в треугольнике между Ираном, Ираком и Саудовской Аравией, а также благодаря своим запасам нефти и спокойному характеру дипломатической политики, составляет фундаментальную ценность для Ирана в регионе.

Степень кризиса сокращения дипломатического представительства и его связь с экономическими интересами отражена в словах бывшего кувейтского чиновника, сказанных им для газеты «Гавингтон пост»: «Кувейт импортирует из-за рубежа сельскохозяйственную, строительную продукцию, продукты питания, в том числе из Ирана. В интересах Кувейта сохранять хорошие отношения с Ираном, который является членом ОПЕК – организации, которая определяет нефтяную политику, так как нефть остается для Кувейта единственным продуктом, идущим на экспорт».

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература