Воскресенье 16 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Вячеслав Ковтун: «Церковь всегда была подпоркой для власти в России»
Россия
Экспертиза
Автор статьи: Аурагх РАМДАН
Время публикации: Вторник 10 мая 2016 || 10:46
Накануне празднования дня Победы мы встретились с Вячеславом Ковтуном, и невольно наш с ним разговор принял ставшее уже традиционным направление – российско-украинское противостояние. Тут мы обошли стороной Минский процесс, и сепаратистов, и даже на время забыли о нашумевших офшорах, мы говорили о главном – о душе.
Во время нашей беседы господин Ковтун пытался убедить меня в том, что проект под названием «американская мечта» остается привлекательным и актуальным для всех времен и народов. Именно в этом и заключается мощь США.
По его мнению, Россия на всех ее исторических этапах, не сумела предложить альтернативный этому тренду проект, Москва в этой цивилизационной конкурентной борьбе проигрывает Западу, точнее англосаксонскому проекту.
Я пытался ему возразить тем, что «секрет» этой привлекательности заключается в том, что Запад делал ставку на меркантильную составляющую человека, в то время, как Восток, включая и Третий Рим, - духовную составляющую. В этом бренном материальном мире, конечно, преимущество будет на стороне материализма, то есть, капиталистический тренд будет лидировать. Поэтому марксистско-ленинская диалектика потерпела поражение, и Россия и ее идеологические сателлиты не оправились до сих пор, да к тому же Глобализация работает против Кремля.
Мы предлагаем нашей аудитории ту часть беседы, касающуюся положения Польши как образца, к которому Украина должна равняться:

Идеологи и стратеги так называемой европейской цивилизации Украину и Россию воспринимают одинаково, как постсоветские страны?

Вячеслав Ковтун: В жизни и текущей политической ситуации в современном мире, хоть есть то, что не меняется, но на самом деле изменения происходят в тех зонах, которые до недавнего времени были безоговорочным протекторатом бывшей империи, то есть Советского Союза. Поскольку этой империи больше нет, то эта зона начинает сегментироваться, и сегменты переходят к новым центрам влияния. Это касается не только Европы и в том числе Польши, но и Средней Азии, где это еще более очевидно, и где Россия не может или не готова противостоять влиянию Китая. Китай постепенно распространяет свое влияние на Туркменистан, Таджикистан. Очень сильно влияние Китая в Киргизии, где я сам был и видел, как китайцы поставляют туда дешевые товары и людям это нравится, они готовы это принимать, а это момент, который усиливает влияние. Я уже не говорю о Таджикистане, где китайскими рабочими строятся дороги, инфраструктура. Туркменистан вообще – отдельная «песня», там все газовые потоки переориентированы с Европы на Китай и это партнерство на века.

Вернемся к Польше?

Вячеслав Ковтун: По этой логике Польша была безраздельной колонией Советского Союза. Она иногда «рыпалась», мы помним военное положение, Войцех Ярузельский, но она оставалась в прежней орбите. После того, как изменилась ситуация, Польша начала усиливаться и сейчас Польша имеет эксклюзивные права в Евросоюзе. Бывший премьер Туск говорил, что без учета мнения Польши в Евросоюзе не могут приниматься решения, нравится это кому-то или нет. Безусловно, Польша – это отдельная страна. Проиграли и не получили такого влияния Венгрия, Чехия, Словакия, они не пользуются таким влиянием, как Польша. Но, тем ни менее, пример Польши должен быть путеводным для Украины.

Польша, в первую очередь, это католическая страна. Для них важно усиливать позиции католицизма в противовес Православию?

Вячеслав Ковтун: Я думаю, что влияние религиозного фактора сильно преувеличено. Оно не отражает реальной ситуации. Люди и страны строят свою жизнь, опираясь на материальные и реальные факторы. Они не лежат дома на диване и ждут, когда господь принесет им хлеба, вина и благополучия. Они работают, они ищут выход. При этом, для каждого человека, для страны и народа, важно иметь тотемы, что-то, во что ты веришь, что оно где-то там, высоко на тебя смотрит, о тебе заботится и помогает тебе. Но это совершенно не имеет отношения к реалиям. В христианской истории были религиозные войны, реформации, но это был очень короткий период. Происходили ужасные вещи, в том числе инквизиция, сжигание ведьм, благодаря чему женскому генофонду был нанесен такой урон, от которого Европа до сих пор не оправилась.



В Исламе мы наблюдаем жесткое противостояние на межконфессиональной основе. Мы видим возникновение «исламского государства», которое базируется на буквальном понимании Корана. Мы видим, что Саудовская Аравия готова нести многомиллиардные потери только для того, чтобы не договариваться с Ираном, чтобы показать ему свое место. Это и есть вера, готовность следовать религии буквально, не считаясь с жертвами, не считаясь с тем, что ты и твой народ за это заплатите. В христианстве это есть, но в более облегченном варианте.

Сейчас мы видим, что христианская церковь ангажирована в эту геополитическую игру, включая и Православную церковь – Московскую?

Вячеслав Ковтун: Церковь со времен Петра Первого, который учредил Синод и назначил себя его главой, стала обслуживать интересы государства. Она стала одной из подпорок власти. Еще Хан Батый, как первый основатель государства российского, предоставил церкви привилегии, она не платила налоги. Это способ, когда государство с помощью такого механизма укрепляет свою власть, опираясь на желание в большинстве своем слабых людей, искать поддержки у высших сил.

Мы видим, что в современных конституциях европейских стран идет разделение государства и церкви. Получается, что этот европейский стандарт не прижился в России, где церковь срослась с властью?

Вячеслав Ковтун: Здесь, как мне кажется, ситуация сложнее, потому что нельзя контролировать все. Россия при Путине, безусловно, авторитарное государство, с жесткой вертикалью. Но поскольку нет закрытости границ, идет беспощадный процесс глобализации, и люди, включая телевизор, интернет, видят, что происходит в мире. Поэтому, заставить их поверить в то, что слова патриарха Кирилла и есть абсолютная правота и истина, невозможно, это не работает. Просто это удобно верховной власти в России, чтобы церковь, как это сложилось традиционно, была подпоркой для власти.

Украина еще со времен Богдана Хмельницкого была частью этого пространства. Но после событий, о которых мы все знаем, украинская церковь стала заложницей этой политической неразберихи. Московские специалисты до сих пор называют главу Украинской православной церкви раскольником. Могут ли стать эти разногласия на религиозной почве плацдармом для религиозных войн в будущем?

Вячеслав Ковтун: Я вижу эту ситуацию немного по-другому, я вижу эту ситуацию не развивающейся, а затухающей. В 90-х, когда распался Советский Союз, каждое государство активно строило себя, и тогда была создана Украинская Православная церковь. С того времени прошло 25 лет и за это время мы не видели жестких противостояний, как в Исламе. Спор идет больше о собственности – меркантильности.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература