Воскресенье 16 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Почему монистические религии запрещают ростовщическую процентную ставку?
Соединённые Штаты Америки
Экономика
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Понедельник 08 феврвля 2016 || 22:31
Современное общество состоит из ряда учреждений, от политических, юридических, религиозных учреждений, до учреждений для социальных классов, семейных ценностей. Очевидно, насколько сильно все эти институты влияют на формирование нашего мировоззрения. Однако, из всех общественных учреждений, в которых мы родились, которые нас направляли, и от которых мы зависим, нет ни одного настолько привычного и непонятного, как денежная система. Действуя почти в религиозных масштабах, эта система организована и существует, как одна из безоговорочных форм веры, какие только могут быть. Как создаются деньги? Какие правила этим управляют? Как это действительно воздействует на общество? Все эти вопросы не интересуют большинство населения?

В мире, где 1% населения обладает 40% всех богатств, где 34 тысячи детей ежедневно умирают от бедности и болезней, которых можно было избежать, где 50% населения живут меньше, чем на 2 доллара в день, совершенно ясно становится одно – что-то очень неправильно. И знаем ли мы это или нет, но жизненной силой всех основанных нами учреждений и общества являются деньги. Следовательно, понимание этого института денежной политики необходимо, чтобы понять, почему мы живем именно так, а не иначе.
К несчастью, экономика часто выглядит запутанной и скучной. Бесконечные потоки финансового жаргона с пугающей математикой быстро отвращают людей от попыток все это понять. Тем ни менее, существует факт, что сложность, приписываемая финансовой системе – это маска, предназначенная скрыть одну из главных социально парализующих структур, столь долго терпимую человечеством.
«Нет рабства безнадежнее, чем рабство тех рабов, себя кто полагает свободным от оков» - Гете.
Несколько лет назад Центральный банк США – Федеральный резерв, выпустил документ озаглавленный «Современная денежная механика». Эта публикация разъясняет практику создания денег учреждениями, как используемую Федеральным резервом при поддержке глобальной сети коммерческих банков. На вводной странице документа объявлено его задача: «Цель этого буклета – описать базовые процессы создания денег в банковской системе частичного резервирования»
Эти строки предшествуют описанию процесса частичного резервирования с помощью различной банковской терминологии. В переводе это будет выглядеть примерно так: правительство США решает, что ему нужны деньги. Оно обращается в Федеральный резерв и запрашивает, например, 10 млрд. долларов. ФРС отвечает, что, конечно же, купит 10 млрд. государственных облигаций. Правительство берет листки бумаги, рисует официальный дизайн, выглядящий казначейскими облигациями. Затем оно указывает цену этих облигаций – 10 млрд. долларов и отправляет в Федеральный резерв. Взамен ФРС рисует свои впечатляющие бумажки, только на этот раз они называются банкнотами Федерального резерва. Им также назначается стоимость в 10 млрд. долларов. Затем ФРС обменивает эти банкноты на облигации. Как только обмен завершен, государство берет 10 млрд. в банкнотах Федерального резерва и кладет их на банковский счет. А на этом счету бумажные банкноты официально превращаются в деньги, прибавляя 10 млрд. в запас США. Вот как это происходит. Конечно, это обобщающий пример, потому что в реальности эта сделка происходит в электронном виде, без каких либо бумажек. Фактически только 3% денег США существует в физической валюте, а остальные 97% главным образом находятся в компьютерах. Теперь государственные облигации фактически являются долговыми обязательствами, и когда Федеральный резерв заказывает облигации на деньги, которые были созданы из воздуха, то государство обещает вернуть эти деньги ФРС. Другими словами, деньги были созданы из долга. Такой парадокс вызывает оцепенение: как деньги и ценности могут быть созданы из долга или обязательств? Это станет яснее, когда мы продолжим:



Обмен был произведен и теперь 10 млрд. лежат на счету коммерческого банка. Основываясь на практике частичного резервирования, этот вклад в 10 млрд. долларов мгновенно становится частью банковских резервов, как и все вклады. Учитывая требования по резерву, как сказано в «Современной денежной механике», банк должен сохранять требуемые законом резервы, равные установленному проценту от его вкладов. Затем указывается этот процент. При нынешних правилах требования к резерву для большинства операционных счетов 10%. Это значит, что при вкладе в 10 млрд. долларов, 10%, или 1 млрд. остаются, как требуемый резерв. В то время как остальные 9 млрд. составляют излишние запасы и могут являться основой для новых займов. Логично предположить, что эти 9 млрд. буквально появились из существующего депозита в 10 млрд. долларов. Как бы там ни было, это не имеет значения. На самом деле 9 млрд. были просто созданы из воздуха поверх существующего вклада в 10 млрд. Вот как увеличивается денежная масса. Как гласит «Современная денежная механика», разумеется, банки не дают в долг деньги, полученные как вклады. Если бы они давали, то не смогли бы создать новые деньги. На самом деле, когда они дают ссуды, они принимают долговые обязательства в обмен на кредиты. Другими словами, 9 млрд. могут быть созданы из ничего просто потому, что есть требование на такую ссуду, и есть вклад на 10 млрд., чтобы удостоверить такую сумму.
Предположим, что кто-то зашел в банк и взял в долг доступные 9 млрд. долларов. Наиболее вероятно, что этот некто положит эти деньги на собственный счет в банке. Затем процесс повторяется. Для этого вклада, также ставшего частью банковского резерва, 10% остается, и в свою очередь, 90% от 9 млрд., или 8,1 млрд. остаются, как вновь созданные деньги для новых ссуд. Разумеется, эти 8,1млрд. вновь могут быть одолжены и внесены, заново создав дополнительные 7,2 млрд., и затем еще 6,5 млрд., и еще 5,9 млрд. и так далее. Это цикл создания денег на вкладах через ссуды технически может продолжаться до бесконечности. В среднем получается, что на основе изначально взятых 10 млрд. может быть создано около 90 млрд. долларов. Другими словами, из каждого вклада в банковскую систему может быть создано из воздуха в 9 раз больше.
Попросите у любого банка Америки немного мгновенно успокаивающих денег. Деньги в форме удобного персонального займа. Теперь, когда мы понимаем, как создаются деньги из незначительного займа резервной банковской системы, логический и в то же время обманчивый вопрос приходит на ум: что на самом деле дает ценность новым деньгам? Ответ: деньги, которые уже существуют. Новые деньги, по существу, крадут ценность у денег, которые уже существуют. Поскольку общее количество денег растет независимо от спроса на товары и услуги, и когда спрос и предложение находятся в равновесии, цены растут, снижая покупательную способность каждого доллара. Обычно, это называется инфляция.



Инфляция по существу – это скрытый налог для общества. Какой совет нам обычно дают? Наращивайте валюту. Они не говорят, понижайте валюту, они не говорят, обесценивайте валюту, они не говорят, обманывайте богатых. Они говорят, снижайте процентную ставку. Настоящий обман – это когда мы снижаем ценность денег, когда деньги создаются из воздуха, не может быть никаких сбережений, но есть так называемый капитал. Вопрос сводится к следующему: как же мы тогда сможем решить проблемы инфляции? Увеличив денежную массу вместе с инфляцией?

Конечно же это ничего не решит. Система частичного резервирования по своей сути инфляционна, потому что увеличение денежной массы без увеличения количества товаров и услуг, всегда обесценивает валюту.

Беглый взгляд на историческую ценность доллара и денежной массы окончательно ставит все на свои места, потому что обратная связь очевидна. Один доллар 1913 года равен 21,6 доллара в 2007 году. С тех пор, как появился Федеральный резерв, обесценивание достигло 96%. Реальность неотъемлемой вечной инфляции кажется абсурдной, экономически обреченной на провал. Только задумайтесь, насколько абсурдно в реальности функционирует наша финансовая система. В ней деньги превращаются в долг, а долг является деньгами. Становится больше денег и вырастает долг, вырастает долг – становится больше денег. Иначе говоря, каждый доллар в вашем кошельке кем-то кому-то выдан в долг. Запомните, естественный способ создать деньги – дать их кому ни будь в кредит. Поэтому, если все, включая государство, смогли бы выплатить свои задолженности, то доллар исчез бы из обращения. «Если в нашей денежной системе нет долгов, то нет и денег», - управляющий Резервной системой.
Последний раз в американской истории национальный долг был полностью выплачен в 1835 году после того, как президент Эндрю Джексон закрыл Центральный банк, предшествовавший Федеральному резерву. Фактически вся политика Джексона вращалась вокруг его обязательства закрыть Центральный банк. Он сказал: «Большие усилия, прилагаемые текущим банком для контроля государства, не что иное, как предчувствие судьбы, которая ждет американский народ: запутаться в этом институте или основать такой же». К сожалению, сообщение это жило недолго. В 1913 году мировые банкиры успешно основали другой центральный банк – Федеральный резерв. Пока он существует, вечный долг гарантирован.
Мы выяснили, что деньги создаются из долгов через займы. Эти займы основаны на банковских резервах, резервы исходят из вкладов. Через эту систему частичного резервирования любой вклад создает в 9 раз большую сумму, обесценивая существующую денежную массу и поднимая цены. А так как все эти деньги созданы из долгов и хаотично циркулируют в торговле, люди стали отделены от их настоящего долга. Обесценивание происходит там, где люди вынуждены работать за гроши, чтобы заработать хоть немного денег и свести концы с концами.

Все это может показаться дисфункциональным и регрессионным, но есть еще одна вещь в уравнении, которую мы упустили. Это тот элемент структуры, который обнажает мошенническую природу всей системы – процент.
Когда государство (США) одалживает деньги у ФРС и человек одалживает деньги в банке, заем всегда надо вернуть вместе с начальным процентом, другими словами, каждый существующий доллар в конце концов должен быть вернут в банк вместе с процентом. Но, если все деньги были позаимствованы у Центрального банка и приумножены коммерческими банками через кредиты, то только сумма займа уже превращается в денежную массу. Где же тогда те деньги, которыми нужно покрыть проценты? Нигде, они не существуют – монистические религии запрещают ростовщичество, тут есть божий замысел. И последствия этого ошеломляющи, потому что денег, которые мы должны вернуть банку, оказывается всегда больше, чем есть в обращении. Вот почему инфляция бесконечна. Новые деньги нужны для того, чтобы покрыть вечный дефицит, возникающий из необходимости вернуть процент. Это значит, что математически дефолт и банкротство являются частью всей системы и всегда будут бедные и нищие. Это, как игра в музыкальные стулья – как только музыка останавливается, кто-то всегда остается в проигрыше. В этом и заключается смысл. Ваш доход неизменно становится доходом банка. Если вы не в состоянии выплачивать ипотеку, они заберут ваше имущество. Приходишь в ярость, когда понимаешь, что дефолт неизбежен из-за особого устройства резервной системы, а также из-за того, что деньги, которые вы должны банку, даже никогда не существовали.



В 1969 году в Миннесоте проходило слушание дела Джерома Дейли, оспаривавшего выкуп своего дома банком, который выдал кредит на его покупку. Его аргумент заключался в следующем: ипотечный контракт подразумевает, что обе стороны, он и банк, закладывают законную собственность для обмена. На юридическом языке это называется «встречное удовлетворение». Встречное удовлетворение – это контрактная основа обмена одной формы имущества на другую. Мистер Дейли объяснял, что фактически деньги не были собственностью банка, потому что они были сделаны из ничего сразу после соглашения о займе. В «Современной денежной механике» говорилось о долгах: «Давая взаймы, они берут долговую расписку в обмен на кредит….. Резервы не изменяются от займовых сделок, но кредиты, положенные в банк, всегда вносят новые деньги в банковскую систему». Другими словами, деньги пришли из несуществующих активов, банк просто создал их, не внося ничего в их стоимость, кроме теоретического денежного обязательства на бумаге. По ходу рассмотрения дела, президент банка мистер Морган стоял на своем: в меморандумах суда зафиксировано, что истец – президент банка, признал создание денег и кредитов вместе с банком Федерального резерва сверх своего баланса в бухгалтерском учете. Деньги и кредит появились тогда, когда они созданы. Мистер Морган признал, что закон Соединенных Штатов не позволяет этого делать. Законное встречное удовлетворение должно существовать, чтобы поддерживать банкноту: «Присяжные признали, что сделка была незаконной, и я с этим согласен». После этого суд отклонил претензии банка на выкуп и Дейли оставил себе дом. Последствия этого решения суда были огромными – значит, будет действовать прецедентное право и далее? Каждый раз, когда вы заимствуете деньги в банке, независимо ипотека это или средства на кредитной карте, деньги, выданные вам не только поддельны, они еще и незаконная форма встречного удовлетворения. Таким образом, эти контракты недействительны, потому что у банка нет денег в качестве собственности. К сожалению, этот факт подавляется и игнорируется, а игра в вечное богатство и вечный долг продолжается.

Это приводит нас к первоначальному вопросу: почему? Во время гражданской войны в США президент Линкольн избежал высоких процентов по займу, предлагаемому европейскими банками, и решил сделать то, что советовали его предшественники, а именно: создать независимую, свободную от долга валюту. Ее назвали банкнотой. Сразу после этого появился внутренний документ, циркулирующий между частными американскими и британскими банками, и гласивший: «Рабство – это обладание рабами и, вместе с тем, забота о них, в то время, как европейский план контролирует рабочих капиталом через их кошельки, и это осуществляется через контроль денег. Введение банкнот не будет допущено, так как мы не сможем их контролировать»
Политика частичного резервирования, совершенствуемая Федеральным резервом, который расширил свою практику на большинство банков в мире, фактически является системой современного рабства. Только подумайте, деньги, созданные займом. Что обычно делают люди, находясь в долгу? Они начинают работать, чтобы его выплатить. Но если деньги могут быть созданы только из займов, как общество сможет от них избавиться? Никак, и в этом весь смысл. Этот страх потери имущества вместе с борьбой за еще большее, с вечным долгом, инфляцией, вживленными в систему, сочетаемые с неизбежным дефицитом внутри самого денежного запаса, созданные процентами, которые никогда не выплатить, держат рабочих в узде. Мы бежим, словно миллионы хомяков в своих колесах, вырабатывая для империи энергию, которая подается только элите на самом верху пирамиды. В конечном счете, на кого вы на самом деле работаете? На банки. Деньги создаются в банках и заканчиваются в банках. Они настоящие хозяева, вмести с корпорациями, ими поддерживаемыми. Физическое рабство требует, чтобы у людей была крыша над головой и еда. Экономическое рабство требует, чтобы люди кормились сами и находили кров. Это самый гениальный обман для манипуляции обществом, когда-либо существовавший. Под его оболочкой скрывается невидимая война против населения.

Долг – это оружие, используемое для завоевания и порабощения общества, а долговой процент является боеприпасом. И пока толпа бредет в забывчивости к этой правде, банки, сговорившись с правительствами и корпорациями, продолжают совершенствовать и расширять свою тактику ведения экономических боевых действий. Они строят новые базы, такие как Всемирный банк и МВФ, создавая новый тип солдат – экономических убийц.

«Есть два пути завоевания и порабощения наций. Первый – мечем. Второй – долгом», - Джон Адамс (1735 – 1826 гг.)

«Только мы, экономические убийцы, смогли создать первую и по-настоящему глобальную империю. В нашем арсенале много приемов, и самый распространенный заключается в том, что мы находим страну с большим запасом ресурсов и нефти, и даем в долг большую сумму от имени Всемирного банка, или одной из его организаций. На самом деле, деньги никогда не приходят в эту страну. Они идут в нашу большую корпорацию, чтобы построить инфраструктуру в этой стране – мощные заводы, фабрики, порты. Все они обогащают лишь несколько богатых людей в этой стране, ну и нашу корпорацию. Большинство людей даже не ощутят этих денег, но эти люди – целая страна – останутся с огромным долгом, настолько огромным, что они не смогут его выплатить. И это часть плана. В какой-то момент мы, экономические убийцы, возвращаемся и говорим: вы потеряли кучу денег, но можете выплатить долг: “Продавайте нефть по дешевым ценам нашей стране, или разрешите нам построить военную базу, или пошлите свои войска в помощь нашим куда ни будь в Ирак, или поддержите нас в ООН. Приватизируйте ваши электрические компании вместе с водной и канализационной системой и продавайте их корпорациям США и другим международным корпорациям” – Таким образом, существует целая быстрорастущая система, методы работы МВФ и Всемирного банка очень просты. Они втягивают государство в долговую яму, и она так велика, что государству никогда не расплатиться. Затем они дают в долг еще, чтобы получить еще больше процентов. И вы настаиваете на этой услуге за услугу, которую вы называете хорошим управлением, и которое в основном означает, что они будут вынуждены продать собственные ресурсы, включающие многие из социальных служб и социальных компаний. Иногда даже школьную систему, даже систему правосудия, страховую систему и таможню. И продать это иностранным корпорациям. Все дважды, трижды и четырежды просчитано».

«Навыки экономического киллера нарабатывались в начале 50-х, когда Массадык был демократически избран в Иране. Он воспринимался, как надежда демократии на Среднем Востоке, во всем мире, даже стал человеком года по версии газеты «Тайм». Но одним из его вкладов и конечной целью была идея, заключавшаяся в том, что иностранные нефтяные компании должны платить за нефть иранскому народу намного больше, чем они получают от Ирана, а иранский народ должен извлекать выгоду из собственной нефти. Странная политика. Нам это конечно не понравилось, но мы боялись принять наши стандартные меры – послать военных. Вместо этого мы послали агента ЦРУ Кермета Рузвельта. Он поехал туда с несколькими миллионами долларов, и это было очень эффективно, официально и быстро. Ему удалось свергнуть Массадыка и заменить его подходящим человеком» - это было начало «цветных» революций задолго до «оранжевых» бунтов.

Бунт в Иране.
Толпы по всему Тегерану. Военный офицер кричит, что Массадык сдался и его режим диктатора закончился. Фотографии шаха демонстрируются на улицах, улучшая настроение. Царю добро пожаловать домой. В Вашингтоне смотрели и говорили: «О, как это было просто и дешево». Так был открыт новый способ манипуляции странами, единственная проблема была в том, что Рузвельт являлся агентом ЦРУ, и если бы его поймали, то разбор международных полетов был бы довольно серьезным. Поэтому решение было быстро найдено: использовать частных советников для переправки денег через Всемирный банк, МВФ или одно из подобных агентств. Привлечь людей, вроде меня, которые работают на частные компании, чтобы если нас поймают, не было бы последствий для правительства» - исповедь одного экономического убийцы.

Гватемала, 1954 год.
«Когда Арбенс стал президентом Гватемалы, страна была под ногтем у международной компании «Юнайтед фрут». Арбенс использовал лозунг, гласящий: «Мы хотим отдать землю обратно людям». Как только он пришел к власти, он начал возвращать людям права на землю. «Юнайтед фрут» это очень не понравилось. Они наняли фирму по связям с общественностью, начав большую кампанию по убеждению людей, граждан, СМИ и Конгресса США в том, что Арбенс был советской марионеткой и что если бы ему позволили остаться у власти, то у СССР было бы большое преимущество в этом полушарии. В тот момент мы все были охвачены глубоким страхом, все боялись «красного террора». Чтобы ускорить этот процесс по связи с общественностью, пришло указание со стороны ЦРУ и военных убрать этого человека. И мы это сделали. Мы отправили туда самолеты, отправили солдат, отправили «шакалов», мы отправили туда все, чтобы убрать Арбенса. Как только он был отстранен, новый человек, заменивший его, восстановил все связи с большими международными корпорациями» - тот же агент.



Эквадор, 1981 год.
«Эквадором многие годы управляли диктаторы – марионетки США, причем достаточно жестко. Затем было решено провести действительно демократические выборы. Джимми Рульдес совершил большую ошибку, сказав, что как только станет президентом, его главной задачей будет сделать так, чтобы ресурсы Эквадора использовались на благо людей. Он выиграл выборы с таким количеством голосов, которое никто не набирал в Эквадоре. Он начал осуществлять свою политику, чтобы убедиться, что прибыль от нефти направлена на помощь людям. Но нам в США это не понравилось. Меня послали в качестве «экономического убийцы» переубедить Рульдеса, дать взятку, переубедить его, дать понять, что он может неплохо разбогатеть, только нужно играть по нашим правилам. Он и слушать не хотел, и его убили. Как только самолет разбился, место падения было оцеплено. Были допущены только военные США с военной базы неподалеку, и несколько военных из Эквадора. Когда началось расследование, два ключевых свидетеля скончались в автомобильных авариях, не успев дать показания о многих странных вещах. Я, как и многие другие, кто пристально следил за этим делом, абсолютно уверен, что это было убийство. Я всегда ожидал, что с ним обязательно что ни-будь произойдет, потому что его не смогли подкупить» - тот же источник

Панама, 1981 год.
«Амар Торихас был президентом Панамы, у него была харизма, и он действительно был тем, кто хотел помочь своей стране. Когда я попытался дать ему взятку и подкупить, он сказал: «Слушай, Джон, мне не нужны деньги. Что мне действительно нужно, так это чтобы с моей страной справедливо обращались». Мне нужно выплатить долг Соединенным Штатам, который вы нам дали в обмен на те разрушения, которые совершили здесь. Я хочу быть способным помочь другим латиноамериканским странам обрести независимость, и освободиться от этого ужасного вторжения с севера. Ваши люди нещадно эксплуатируют нас и нам нужно вернуть Панамский канал обратно в руки панамского народа. Так что оставь меня и не пытайся подкупить»
Это было в 1981-м, а в мае был убит Джимми Рольдос. Амар хорошо это знал. Торихас собрал свою семью и сказал: «Наверное, я следующий, но все в порядке, потому что я сделал то, что хотел, я вернул канал и теперь он в наших руках». Тогда он только закончил переговоры с Джимми Картером, а в июне этого же года через пару месяцев его убили в авиакатастрофе, которая без сомнения была подстроена шакалами ЦРУ. Многочисленные доказательства говорят нам, что один из его охранников дал ему в последний момент, когда он заходил в самолет, маленький магнитофон, в котором была спрятана бомба» - тот же свидетель

Венесуэла, 2002 год.
«Очень интересно, как эта система продолжает работать в этом же направлении год за годом многие годы, а экономические убийцы становятся все лучше и лучше. В 1998 году Хуго Чавес был избран президентом, придя на смену длинной череде президентов, которые были коррумпированы и, в конечном счете, уничтожили экономику страны. Чавес стал на пути США и первым делом потребовал, чтобы нефть была использована во благо венесуэльского народа. США это, конечно же, не понравилось. В 2002 году был совершен переворот, за которым, по мнению большинства, стояло ЦРУ. Путь, которым добились этого переворота, наглядно отражал то, чего Климент Рузвельт добился в Иране. Наняли людей, для того, чтобы выходить на улицы и бунтовать, протестовать, сказать, что Чавес очень не популярен. Если вы можете заставить несколько тысяч людей сделать такое, телевидение может преподнести это, как будто этим охвачена вся страна. Начинается цепная реакция. Но Чавес был достаточно умен, а люди, стоявшие за ним, настолько сильны, что они это все преодолели. Это был феноминальный случай в истории Латинской Америки» - тот же агент.

Ирак, 2003 год
«Ирак – это действительно замечательный пример функционирования этой системы. Мы, экономические убийцы, первым делом идем и пытаемся подкупить правительство, заставляя согласиться на огромные денежные займы, которые позволят нам использовать это, как финансовый рычаг. Если нам не удается, как не удалось в Панаме и Эквадоре, тогда мы отправляем шакалов. Шакалы либо свергают правительство, либо убивают. Когда это случается, приходит новое правительство. На этом все заканчивается, потому что новый президент знает, что с ним может произойти. В случае с Ираком оба метода провалились. Экономические убийцы не смогли одолеть Саддама Хуссейна, хотя мы очень старались и пытались заставить его принять сделку. Он не согласился и на это. Приехавшие его свергнуть шакалы тоже не смогли этого сделать, служба безопасности сработала очень хорошо. К тому же, одно время он работал с ЦРУ, когда его наняли, чтобы убить бывшего президента. Ему не удалось, но он знал всю систему. Поэтому, в 1991-м мы посылаем войска и побеждаем иракскую армию. В то время мы предполагали, что Саддам Хуссейн сдастся. Мы не смогли его свергнуть в то время и не хотели – он сильный человек и нам такие нравятся, он контролирует свой народ. Мы думали, что он сможет контролировать курдов, сдерживать иранские границы и продолжать качать для нас нефть, что теперь, когда мы забрали у него армию, он сдастся. Однако экономические убийцы вернулись и в 90-е без успеха. Если бы им удалось, он бы до сих пор управлял страной, мы бы продавали ему любые истребители и все, что он захочет. Но у них не получилось и поэтому на этот раз мы ввели войска и выполнили работу. Мы подмяли Саддама и создали для себя наивыгоднейшие условия для восстановления страны, которую мы сами существенно разрушили. Это довольно хорошая сделка, если вы сами владеете строительными компаниями. Таким образом, Ирак отражает три стадии: экономические убийцы провалились, шакалы провалились, и как последняя мера ввелись войска.
Таким путем мы действительно создали империю, но сделали это очень хитро и незаметно. Все предыдущие империи были созданы за счет вооруженных сил, и все народы это понимали. Англичане знали, что делают. Французы, немцы, итальянцы, греки гордились этим и всегда находили такие оправдания, как расширение цивилизации, распространение религии. Мы – нет, большинство людей в США не имеют понятия, что они живут за счет подпольной империи, что сегодня в мире процветает рабство больше, чем когда либо. Мы должны спросить себя: если это империя, то кто же тогда император? Очевидно, президенты США не являются императорами, императоры не избираются на выборах, не правят определенный срок и самое главное, ни перед кем не отчитываются. Но я считаю, что у нас есть эквивалент императорам – это то, что я называю корпоратократия» - тот же свидетель, ценный «кадр».



Корпоратократия – это группа людей, возглавляющих самые крупные корпорации, и они ведут себя, как император в своей империи. Они контролируют средства массовой информации напрямую или через рекламу, контролируют большинство наших политиков, финансируя избирательные кампании, как напрямую через корпорации, так и посредством взяток. Их не избирают, они не правят ограниченный срок и ни перед кем не отчитываются. Вы не можете точно определить, на кого работает человек с верхушки корпоратократии – на частную корпорацию или государство, потому что они все время сменяют друг друга. Предположим, есть человек, который в данный момент является президентом крупнейшей производственной компании, к примеру, «Halliburton». Через некоторое время он становится вице-президентом США, или президентом, но при этом, в прошлом занимаясь нефтяным бизнесом. Такое положение остается не зависимо от того, кто сейчас в Белом доме демократы или республиканцы, они сменяют друг друга, как вращающаяся дверь. В некоторой степени американское правительство всегда невидимо, а политика ведется транцнациональными корпорациями. И опять же, политика правительства создается корпоратократией, затем навязывается правительству. У них очень хорошие отношения. Это не какая ни будь теория заговора, эти люди не сговариваются, чтобы координировать свои действия. Они все работают лишь с одной единой для всех целью, которая заключается в максимализации прибыли, не заботясь об обществе и окружающей среде.

Этот процесс влияния корпораций с помощью долга, взяточничества и политического свержения называется глобализация. Точно так же, как ФРС держит американское общество (и весь мир) в условиях контрактного рабства через личный долг, инфляции и процентные выплаты, так же Всемирный банк и МВФ исполняют ту же роль на глобальном уровне. Основная схема очень проста: втянуть страну в свою собственную долговую яму, или с помощью подкупленного лидера этой страны, и ввести структурную перестройку политики этой страны, которая сводится к следующему:
Обесценивание валюты. Когда стоимость валюты падает, падают и цены, обусловленные данной валютой. Это делает местные ресурсы доступными для хищных стран, лишь за часть их реальной стоимости.
Прекращение финансирования социальных программ. Как правило, в них входят система образования, здравоохранения и это подрывает благополучие общества, делая его более уязвимым к эксплуатации.
Приватизация государственных предприятий. Это означает, что важные социальные системы могут быть выкуплены и управляться иностранными корпорациями в целях получения дохода. Например, в 1999 году Мировой банк настаивал на том, чтобы правительство Боливии продало государственную систему водоснабжения третьего крупнейшего города страны для американской корпорации «Бехтель». Как только это произошло, цена за водоснабжение для, и без того, бедных местных жителей возросла до небес. Это продолжалось, пока не случился масштабный бунт людей, в результате чего «бехтельское» соглашение было аннулировано.
Либерализация торговли – это открытие экономики путем устранение каких либо ограничений на международную торговлю. Это позволяет уже злоупотреблять экономикой. Транснациональные корпорации ввозят в страну свои товары массового потребления, тем самым вытесняя продукцию местного производства и уничтожая локальную экономику. Примером может послужить Ямайка, которая после принятия кредитов и условий МВФ, потеряла большую часть своего сельскохозяйственного рынка из-за растущего западного импорта. Сегодня бесчисленные фермеры остались без работы, так как они не в состоянии конкурировать с крупными корпорациями (кого это нам наминает?).

Другим вариантом является создание многочисленных, вроде как никем не замечаемых и не контролируемых бесчеловечных заводов с жуткими условиями труда, которые используют не случайно сложившиеся экономические трудности. Кроме того, в связи с нерегулируемым производством, разрушение окружающей среды становится постоянным, так как ресурсы страны эксплуатируются безразличными к среде корпорациями. Самым крупным экологическим иском в мировой истории на сегодняшний день является иск от половины населения Эквадора и Амазонии против компании «Тексако», дочернего предприятия компании «Шеврон». По их оценкам сброс был в 18 раз сильнее, чем «Эксон» сбросил на побережье Аляски. В случае с Эквадором это не было случайностью, нефтяные компании сделали это намеренно. Они знали, что таким образом они сберегали деньги на системе очистки.
Вдобавок, беглого взгляда на работу Всемирного банка (и МВФ) достаточно для понимания, что учреждение, которое официально заявляет о помощи бедным странам, на самом деле ничего не сделало, кроме нищеты и увеличения разницы в доходах, в то время, как прибыль корпораций стремительно растет. В 1960 году разница в доходах между пятой частью населения Земли в богатых странах и пятой частью бедных стран была 30:1. В 1998 году этот разрыв достиг 74:1. В то время, как мировой валовый продукт с 1970 по 1985 года вырос на 40%, нищета выросла на 17%. С 1985 по 2000 год количество людей, живших менее, чем на 1 доллар в день, увеличилось на 18%. Даже объединенный комитет по экономике Конгресса США отметил, что лишь 40-45% проектов Всемирного банка (и МВФ) были успешными. В конце 70-х Всемирный банк (и МВФ) ворвался в Эквадор с большими займами. В течение 30 лет бедность здесь увеличилась с 50 до 70%, безработица выросла с 15 до 70%, государственный долг вырос с 240 миллионов до 16 миллиардов. Вместе с тем, доля ресурсов, выделяемая бедным, упала с 20 до 6%. На самом деле в 2000 году 50% национального бюджета Эквадора было направлено на выплату своих долгов.
Важно понимать, что МВФ (и Мировой банк) – это фактически американский банк, поддерживающий интересы США. США имеет право вето над его решениями, так как он крупнейший поставщик капитала. А где же берутся деньги? Вы, наверное, уже догадались, что из воздуха. Из 100 крупнейших экономик мира по показателям ВВП 51 корпорация, и 47 из них принадлежат США. «Волмарт», «Дженерал Моторз» экономически более сильны, чем Саудовская Аравия, Польша, Норвегия, Южная Африка, Финляндия, Индонезия и многие другие страны. Поскольку защитные торговые барьеры сломаны, валюта, смешанная вместе, управляется на плавающих рынках, экономики стран перегружены в угоду конкуренции с глобальным капитализмом, империя расширяется.

Вы просыпаетесь каждое утро под звон будильника и потом орете про Америку и демократию. Но нет никакой Америки, и не существует никакой демократии. Вы думаете, что русские коммунисты говорят о прародителе государства Карле Марксе? Они строят линейно программируемые графики, статистические решения, минимальные и максимальные решения, вычисляют вероятную цену их сделок и инвестиций, точно так же, как и американцы. Но Запад (США) больше не живет в мире наций и идеологий. Мир – это игровая площадка корпораций, неумолимо определяемая непреложными законами бизнеса. Мир – это бизнес.
Обобщая объединение всего мира, особенно в условиях экономической глобализации и мифических качеств свободного рынка, капитализм представляет собой настоящую империю со своими правилами. Ни одна нация на Земле не смогла устоять против убедительного очарования глобализации. Некоторым удалось избежать структурной перестройки и условий МВФ, которые все же определяют экономическую глобализацию, правила игры и кого следует награждать, и кого наказывать за непослушание. Сила глобализации настолько велика, что в течение нашей жизни мы, скорее всего, увидим объединение всех мировых национальных экономик в единую глобальную торговую систему.
Мир передан в руки бизнеса, что управляет природными ресурсами, которые нужны нам для жизни, при этом контролируя деньги, которые нужны нам для получения этих ресурсов. Конечным результатом будет монопольный мир, основанный не на человеческой жизни, а на финансовой корпоративной мощи. Правящий класс был вынужден найти новый способ справиться с каждым, кто кидает вызов системе. И таким образом был сотворен террорист в разных его проявлениях, включая ИГИЛ.

Термин «террорист» - пустая абстракция, созданный для любого человека или группы, которые выбрали путь противостояния правящей верхушке. Не нужно это путать с вымышленной «Аль-Каидой», которая на самом деле была названием компьютерной базы, содержавшей имена поддерживаемых США моджахедов.
На самом деле не существует никакой исламистской армии, или террористической группировки под названием Аль-Каида. Любой информированный офицер разведки об этом знает. Но ведется пропагандистская кампания, которая заставляет людей верить в присутствие этих сил. За всем этим стоит пропаганда США. В 2007 году департамент защиты получил 161,8 млрд. долларов на так называемую Глобальную войну с терроризмом. Согласно Национальному центру контртерроризма в 2004 году во всем мире от террористических актов погибли 2000 человек и 70 из них были американцы.
Используя это число, как среднестатистический показатель, интересно отметить, что в 2 раза больше людей умерло за год от аллергии на арахис. В то же время лидирующей причиной смертей в Америке является ишемическая болезнь сердца, которая убивает около 450 тысяч человек каждый год. При этом в 2007 году для исследования этого недуга государство выделило всего 3 миллиарда долларов. Это означает, что правительство США потратило в 54 раза больше на борьбу с терроризмом, чем на борьбу с заболеванием, которое убивает ежегодно в 6600 раз больше людей, чем терроризм. Тем ни менее, именуемое терроризмом и Аль-Каидой (или уже ИГИЛ) произвольно впихивается в каждое новостное сообщение, связанное с любыми акциями, предпринятыми против интересов США.



В середине 2008 года Генеральный прокурор США фактически предложил, чтобы Конгресс США официально объявил войну против фантазии. Сейчас более 1 млн. людей находятся в американском списке наблюдения за террористами. Это так называемые меры по борьбе с терроризмом, которые ничего не могут сделать для защиты социума, но могут сделать что угодно для сохранения интересов власть имущих среди нарастающих антиамериканских настроений, как местных, так и международных.
Настоящие террористы нашего мира не встречаются во мраке полуночи и не кричат «Аллах Акбар» перед какой либо насильственной акцией. Настоящие террористы нашего мира носят костюм за 5 тысяч долларов и работают на самых высоких ступенях финансовой, государственной и бизнес иерархии.

Что же нам делать? Как остановить столь сильную систему жадности и коррупции?
Как остановить эту сбившуюся с пути группу, которая не чувствует никакого сострадания к миллионам вырезанным в Ираке и Афганистане? Корпорации могут контролировать энергетические ресурсы и производство опиума для выгоды Уолл-стрит. До 80-го года Афганистан производил 0% мирового опиума. После возвращения США за 1986 год там было произведено 40% мирового героина. К 1988 году они производили 80% героина. Но затем случилось непредвиденное – Талибан накопил власть и к 2000 году уничтожил большинство опиумных полей. Производство упало с 3000 до 185 тонн, и спад составил 94%.
9 сентября 2001 года на столе президента Буша лежал готовый план вторжения в Афганистан, а через два дня у них появился предлог. Сегодня США контролируют производство опиума в Афганистане, который производит более 90% мирового героина и бьет рекорды почти каждый год. Как нам остановить систему жадности и коррупции, которая принуждает бедные слои населения к рабскому во всех аспектах труду в интересах «Медиссон авеню»? Или та система, которая разрабатывает ложные террористические атаки в целях манипуляции? Или, которая заставляет общество действовать определенным образом, что и используется? Или, которая систематически отбирает свободы и нарушает права человека для защиты самой себя от своих же недостатков? Как же мы справимся с такими учреждениями, как Совет по международным отношениям, Трехсторонняя комиссия, Бильдербергский клуб и другие не демократически избранные группы, которые тайно сговариваются за закрытыми дверями, чтобы контролировать политический, финансовый и общественный окружающие аспекты нашей жизни? Чтобы найти ответ, мы должны увидеть истинную тщательно спрятанную причину. В действительности, эгоистичные, испорченные, основанные на энергетике финансов группы не являются источником проблемы. Это лишь симптом.

«Жадность и соперничество не является результатом неизменного людского нрава. Жадность и механизм создания дефицита фактически созданы и усилены. Они не являются причиной нашей борьбы за выживание», - основатель денежной системы Евросоюза.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература