Пятница 19 апреля 2019

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Во что обойдется Турции сбитый российский самолет?
Турция
Экспертиза
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Среда 25 ноября 2015 || 20:55
Египетский специалист по международным отношениям Айман Самир рассматривает турецкий военный «жест» в отношение России ни что иное, как проба евроатлантического лагеря сорвать планы Путина по уничтожению террористического формирования «Исламское государство». Ведь, этот инцидент с российским бомбардировщиком Су-24 случилось в то время, когда президент Франции Франсуа Оланд решил сыграть роль модератора в процессе переформатирования антитеррористической коалиции.
Париж в этом плане оказался у разбитого корыта, ведь Анкара – коллега по НАТО – свела на нет все его стремления по сближению Москвы с «цивилизованным» антитеррористическим континуумом.
Даже накануне Турция обратилась в СБ ООН с целью приструнить Россию, которая спутала все «нефтяные» карты Эрдогана, который тупо зарабатывает на сирийской трагедии, экспортируя «происламский» идеологический товар во все авторитарные арабские режимы. Только ленивый обыватель не замечает того, как представители оппозиции в арабском мире восхваляют политику турецкого «султана».
Нужно понять очень простую вещь: не может человек, в чьем кабинете висит портрет Кемаля Ататюрка, возглавлять волну по исламскому возрождению – это политическая аксиома. Искренние мусульмане помнят, как переформатировал Ататюрк исламский халифат под «чуждые» западные стандарты, включая и ликвидацию арабской письменности, которую он заменил латиницей.
Кремль обязательно воспользуется турецким «просчетом» и затащит в Сирию противоракетный арсенал, включая и систему С-400, что будет перекрывать все болевые места НАТО.
Уязвимые режимы, который Вашингтон не относит к «цивилизованным», поняли, что Москва не оставляет своих союзников, тому доказательство – режим Башара Асада. Посему, Кремль будет выстраивать новую «агентурную» сеть вокруг интересов геополитических оппонентов.
Самое болезненное для Эрдогана во всем этом – это то, что Москва будет вооружать сирийских курдов, создавая, таким образом, боевые пограничные отряды вдоль всей пограничной сирийской фронтовой линии с турками. Курды, имея высокоточное оружие, не допустят ни одного нефтяного контрабандиста на расстояние пушечного выстрела. Все эти маневры приведут к ослаблению притока финансов в ИГИЛ, что сделает этот проект убыточным для его создателей.
Мы приводим интервью с египетским экспертом доктором Айманом Самиром.



Президент Путин сказал, что то, что произошло, будет иметь серьезные последствия для российско-турецких отношений. Также он указал на поддержку, которую так или иначе оказывают террористам некоторые страны и на большие прибыли, которые эти страны получают от продажи контрабандной нефти, вероятно намекая при этом на Турцию. Как это отразится на международных альянсах, ведущих борьбу с ИГИЛ в Сирии?

Айман Самир: Несомненно, это происшествие будет иметь самые серьезные последствия для двусторонних российско-турецких отношений, но отразится и на усилиях, которые сегодня предпринимает президент Франции Франсуа Оланд по созданию мощного фронта для борьбы с терроризмом и ИГИЛ. Конечно, Турция прекрасно знала о последствиях такого шага, направленного на предотвращение создания альянса, который «должен стать мощным фронтом в борьбе с ИГИЛ», особенно в свете событий в Париже и поездки президента Оланда в Вашингтон и предстоящей поездки в Москву. Предполагалось, что российские, американские и западные самолеты начнут совместные операции против ИГИЛ, и как доказательство тому является прибытие авианосца «Шарль Де Голль» в восточную часть Средиземного моря. Исходя из этого, цели Турции ясны. Первое, это поддержка туркоманов, которые проживают в Сирии. Цель Турции заключается в разделе Сирии, и впоследствии, когда Сирия распадется, присоединении горного района, где проживают туркоманы, к Турции.
Вторая цель Турции заключается в сокращении военного присутствия России на Ближнем Востоке, так как мы видим присутствие России не только в Сирии, но и то, как Россия проводит военные учения в воздушном пространстве Ливана, как запускает крылатые ракеты из района Азовского моря, которые проходят над территорией Ирана и Ирака. Россия стала на Ближнем Востоке такой силой, с которой нельзя не считаться. Так как Турция играет роль исполнителя чужой воли в этом регионе и действует в интересах других международных сторон, и прежде всего США и НАТО, она провела эту операцию в интересах Запада. Известно, что Турция играет роль исполнителя, действующего в интересах других стран.
Третья цель, как я считаю, заключается в том, что международной коалиции по борьбе с терроризмом нанесен серьезный удар таким сумасшедшим поступком Турции. Турция прекрасно знает, что она делает, ведь она не только главный пособник ИГИЛ, она покупает у ИГИЛ нефть, она оставляет свою границу открытой для доставки помощи террористам и подкрепления в виде боевиков. Все экстремисты, которые прибывают из Европы, Франции, Америки, переправляются в Сирию и Ирак через турецкую границу. Поэтому все, что делает Турция, является неприкрытой и откровенной поддержкой терроризма во всем регионе, в том числе в Сирии, Ираке, Ливии, Северном Кипре.

Но Турция и все те, кто за ней стоят, то есть США и НАТО, не могут не понимать, что такое событие не может остаться без ответа со стороны России и что это может изменить существующее равновесие, так или иначе. Какой ответ можно ожидать от России и как это может отразиться на событиях в Сирии?

Айман Самир: Прежде всего, я думаю, что Турция в высокой степени полагается на действия террористических группировок в Сирии, на свои связи с Соединенными Штатами и на членство в НАТО, ведь любые агрессивные действия против Турции будут рассматриваться, как агрессия против южных рубежей Североатлантического блока. Эрдоган заявил, что произошло нарушение южной границы НАТО, а не южной границы Турции. Но я считаю, что ответ со стороны России будет очень сильным и жестким. Началом этого стала отмена визита министра иностранных дел России в Турцию, который должен был состояться сегодня. В руках России есть много карт, и не только в Сирии, Ираке и на Ближнем Востоке, но у нее есть карты, которые связаны с ситуацией в восточной Европе, включая Украину. Поэтому, я думаю, ответ России последует жесткий, и не только дипломатический, но и военный. Турция стремится к тому, чтобы присутствие России в Сирии сократилось, чтобы российские войска не приближались к сирийско-турецкой границе, но, думаю, Россия воспользуется тем, что произошло. Не будем забывать, что Турция на определенном этапе стремилась к созданию так называемой «зоны безопасности» шириной 50 км. и длинной 90 км. Эта идея полностью провалилась, когда российские самолеты начали наносить удары на севере Сирии.

Район, в котором был сбит российский самолет, имеет какое-то конкретное значение?

Айман Самир: Конечно, ведь в этом районе проживают туркоманы – выходцы из Турции. Кроме того, этот район является частью предполагаемой «зоны безопасности», на создание которой уже полгода Турция требует согласия Запада. Создания этой зоны Турция добивается не для того, чтобы обеспечить безопасность и защиту сирийским беженцам, как она об этом заявляет, а для того, чтобы обеспечить безопасную зону для террористов ИГИЛ. Кроме того, турки стремятся не допустить курдов, которых считают своими главными врагами в регионе, к средиземноморскому побережью, и в то же время поддержать своих союзников – экстремистов движения «Ахрар аш-Шам». Ведь известно, что движение «Ахрар аш-Шам» поддерживается исключительно Турцией, в дополнение к движению туркоманов, куда входят сирийцы турецкого происхождения. Сбив российский самолет, Турция надеется снова воплотить в жизнь идею о создании «зоны безопасности». Но, думаю, Россия не позволит этого, особенно после того, как был сбит российский самолет.

Можно ли ожидать, что во время сегодняшнего заседания руководства НАТО, когда Турция представит свои объяснения произошедшего, в этом районе будет объявлена бесполетная зона для любых самолетов, чего и добивалась Турция? И если такое случится, как на это отреагирует Россия?

Айман Самир: Прежде всего, этого никак не стоит ожидать, так как нет необходимых механизмов для установления бесполетной зоны над территорией Сирии. Скорее всего, на сегодняшнем заседании будет принято послание в поддержку Турции, как члена НАТО, ведь опасности подверглись южные рубежи НАТО. Известно, что Турция, турецкие интересы и логика турок полностью соответствуют логике членов НАТО. Но я считаю, что, ни Россия, ни Сирия, ни союзники Сирии не позволят этого. Да и на деле создать такую зону невозможно по причинам военного характера, когда российские стратегические бомбардировщики участвуют в военной операции в Сирии, вылетая с самых северных границ России. Поэтому я исключаю принятие решения о создании бесполетной зоны на заседании в Брюсселе.

Некоторые задаются вопросом, как в Брюсселе посмотрят на действия Турции, принимая во внимание, что в последнее время произошли некоторые изменения. То, что произошло в Париже, что сейчас происходит в Брюсселе – объявлен повышенный уровень опасности и арестовано большое число подозреваемых в причастности к терактам в Париже, привело к тому, что сегодня Европа разделилась. Также мы знаем, что Турция несет ответственность за транзит террористов из Европы в Сирию и назад через свою территорию. Как, по вашему мнению, отнесутся к действиям Турции на заседании руководства НАТО?

Айман Самир: Я думаю, что у европейских стран нет настоящей политической воли для борьбы с терроризмом и для борьбы с ИГИЛ. То, что произошло в Париже, напоминает январские события с расстрелом редакции «Шарли эбдо», подрыв поезда Амстердам-Париж, и многие другие теракты, которые произошли в Европе за последние 8 месяце. Все, что произошло в Европе – это реакция. Европа понимает, что у нее есть две причины для поддержки ИГИЛ. Первая – управление ситуацией с ИГИЛ и управление вопросом политических исламских движений для того, чтобы задействовать их в достижении собственных политических целей на Ближнем Востоке. Вторая причина заключается в том, чтобы превратить Ближний Восток, Сирию, Ирак, Ливию в район привлекательный для террористов, находящихся в Европе, чтобы отделаться от них. Поэтому они рассматривают этот регион, как свалку для человеческих отходов, которые проживают в пригородах Парижа или в пригородах Брюсселя. Потому Европа не стремится к тому, чтобы окончательно покончить с ИГИЛ. Послушайте, что говорит Джон Кэрри или Федерика Могерини, они не говорят о том, чтобы покончить с ИГИЛ, а говорят о контроле над ИГИЛ, чтобы ИГИЛ не смог наносить вред европейским странам.

P.S. Мы ниже приведем слова турецкого премьера Ахмда Дауда Огло в день трагедии:

“Как вам известно, сегодня произошло нарушение российским самолетом воздушного пространства Турции, на что последовал ответ. Мы отвергаем любые нарушения, где бы это не происходило, будь то над нашей территорией или территорией других стран. Мы неоднократно предупреждали российские вооруженные силы о недопустимости нарушения турецкого воздушного пространства и что в отношении тех, кто это сделает, будут предприняты ответные меры со стороны вооруженных сил Турции. Мы не остановимся ни перед чем, отвечая на попытки подобных действий. Наша обязанность состоит в том, чтобы загасить пламя войны, которое разгорается в Сирии. Мы не говорим о том, что нам необходимо защищать туркоманов, или арабов, или курдов – наша обязанность защитить всю Сирию от тех, кто пытается ее уничтожить, будь то сирийский режим или террористические группировки. Наше послание к сирийскому народу заключается в том, что мы стоим на его стороне. Сирийский народ должен жить в мире и согласии. Мы не делим сирийцев на арабов, курдов, суннитов и шиитов – все они наши друзья и братья. Исходя из этого, Турция всегда стремилась к достижению мира.
Наше государство предпримет все необходимые меры для защиты нашего государства и нашей родины, не смотря на пламя военного конфликта, охватившее весь регион”.


Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература