Вторник 19 ноября 2019

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Александр Черненко: «На украинского журналиста тяжело надавить, но, как оказалось, его очень легко купить»
Украина
Интервью
Автор статьи: Аурагх РАМДАН
Время публикации: Среда 01 июля 2015 || 12:10
Александр Николаевич Черненко – член президентской фракции Блок Петра Порошенко в Верховной Раде и член парламентского комитета по правовой политике и правосудию. Он профессионально занимается вопросами выборов еще с 90-х и по сегодняшний день.
Обсуждение темы предстоящих выборов на местном уровне не может быть предметным и профессиональным без привлечения специалистов в этой области.
Еще, будучи главой комитета избирателей Украины, Черненко всегда был востребован медийными ресурсами по той простой причине, что он мог доходчиво изложить для простых обывателей все хитросплетения избирательной науки, которая в Украине является особенной не только в силу ментальности, но и из-за своеобразности самих выборов в постсоветсткой Украине, до сих пор остающейся ареной для апробирования избирательных технологий, и что трудно представить в других странах.
Вот почему выборы в Украине являются архиважными не только для политических альма-матер, но и для спецслужб разного рода.
Если бросить ретроспективный взгляд на все выборы, которые состоялись в Украине с момента ее независимости, то они могут составить целую энциклопедию. Поэтому многие европейские политики внимательно и скрупулезно следят за процессом народного волеизъявления в этом европейском государстве.
Предлагаем вам текст беседы с одним из патриархов избирательного ремесла в Украине народным депутатом Украины Александром Черненко.

Александр Николаевич, Вы не понаслышке знакомы с перипетиями избирательного процесса в Украине. Мы знаем, что в четверг будет проходить голосование по проекту (2831 - 3). Какие у вас ожидания?

Александр Черненко: Поскольку за основу этого проекта голосовали все фракции коалиции, то есть более 270 голосов, то есть основания считать, что законопроект будет поддержан во втором чтении. Сегодня подано несколько сотен поправок. Они разные, есть поправки по сути, но есть ряд поправок, которые согласовали между собой фракции коалиции. Думаю, что если эти поправки будут приняты, то законопроект будет принят в целом.

Какая политическая сила в парламенте в основном инициировала – больше остальных – поправки?

Александр Черненко: Я не уточнял, не могу сказать точно. Знаю, что “Самопомич” подала много поправок, но я не сравнивал, кто больше, а кто меньше. Есть поправки от фракции коалиции, их не так много, много поправок от разных депутатов. Например, я подал поправки, которые согласованы с Центральной избирательной комиссией, они не политические, а касаются только самой процедуры для того, чтобы Центральной избирательной комиссии реалистично было бы провести те или иные процедуры, которые в законе очень оторваны от жизни.

“Самопомич” выступает за то, чтобы отменить блоковую процедуру в формировании избирательных списков, а с чем это связано?

Александр Черненко: Они усматривают в создании блоков некую манипуляцию, хотя блоки это нормальная европейская практика. Тем более, если для блоков и для партий разный проходной барьер, но в большинстве стран это работает. Но это вопрос политический. Наоборот, если мы говорим о малых политических силах, а 5% это довольно высокий проходной барьер, и если речь сегодня идет о новых партиях, не имеющих достаточного рейтинга, то для них блокироваться было бы нормально на этих выборах. Посмотрим, как будет.

Мы знаем, что сегодня кроме избирательного процесса, подготавливаются конституционные реформы и наверно с сентября будут демарши в сторону децентрализации власти. Децентрализация включает расширение полномочий регионов. Поскольку мы берем за основу немецкое законодательство, означает ли это, что мы идем пошагово к негласной федерализации Украины?

Александр Черненко: Я не согласен с тем, что это немецкое законодательство, там нет ничего немецкого, но почему-то так решили его назвать.
Я так не считаю, и публично все сторонники децентрализации говорят, что это никакая не федерализация потому, что главные вопросы, которые касаются обороны, внешней политики, остаются «за центром». А полномочия, которые сегодня даются регионам, касаются исключительно вопросов местного самоуправления. Даже такие вещи, которые возможны в федеральных странах, как то, что местная власть может выбирать региональные языки, вопросы образования, то такого не будет, это останется прерогативой центральных органов власти. Полномочия, которые будут расширены на местах, будут касаться только социально-экономических и коммунальных категорий.



Пройдут ли местные выборы на территориях неподконтрольных украинской власти в контексте имплементации Минских соглашений?

Александр Черненко: Если вы внимательно читали Минское соглашение, то там проведение выборов стоит третьим или пятым пунктом после выведения войск, перекрытия границы, возвращения украинской власти и только тогда будут выборы. Если это будет сделано до начала кампании, то можно рассматривать возможность проведения там выборов вместе со всеми 25 октября. Пока не выполнены все предыдущие пункты соглашения, то ни о каких выборах там мы не можем говорить.

А закон об особом статусе Донбасса действует?

Александр Черненко: Он есть и он действует. Так же как действует постановление, согласно которому эти территории признаны временно оккупированными. Для того, чтобы там провести выборы, нужно лишить эти территории статуса «оккупированных».

Есть большой приток перемещенных граждан с этих территорий. А как они будут задействованы на предстоящих выборах?

Александр Черненко: Закон, который принят сегодня за основу, не предусматривает никакой возможности голосования для этих граждан. Соответствующие поправки были приняты и есть инициатива разработать специальный закон для голосования.
Проблема состоит в том, что на местных выборах голосуют члены местных территориальных громад. С одной стороны у этих людей есть конституционное право избирать, с другой стороны, местные власти избираются местными громадами. Мы предлагаем, если эти избиратели все-таки чувствуют себя членами местной громады, то должны обратиться в органы ведения реестра лично с заявлением о предоставления им права проголосовать там, где они укажут. Такая процедура в Украине есть, только она касается определенного круга лиц, и беженцы туда не входят. Мы предлагаем позволить им это сделать, но за некоторое время до выборов (кампании), чтобы такие процедуры не были инспирированы отдельными кандидатами, чтобы у какого-то кандидата на округе таких людей не появилось несколько сотен, так как на местных выборах это может изменить результат. И если в Киеве и других городах эти избиратели в общей массе не заметны, то на юго-востоке они могут серьезно повлиять на результат выборов мера, например, Северодонецка или Славян, если они все организованно придут и проголосуют за одного.

Например, за Оппозиционный блок?

Александр Черненко: Я не говорю о партиях, а о кандидатах на пост мэра. Эти люди фактически здесь не живут. Более того, многие из них имеют удостоверение беженца и живут на оккупированной территории, а сюда только за пенсиями приезжают. Они приедут на выборы, изберут здесь власть и уедут, а людям с этой властью жить. Я выступаю за то, чтобы дать этим людям право голоса, но в случае, если они сами лично проявят желание и докажут лично свою принадлежность к этой территориальной громаде. Я же не еду выбирать мэра в Харьков, потому что я живу в Киеве. Я считаю, что это должно касаться всех без исключения граждан Украины.

Перемещенные лица составляют «хороший кусок» электората, который может повлиять на «полярность» власти в том или ином регионе. Ведется ли какой-то учет этих лиц?

Александр Черненко: Эти люди регистрируются, у них есть статус вынужденно перемещенных лиц. Они регистрируются по какому-то адресу, и было бы логично, чтобы в соответствии с этим адресом они и голосовали, чтобы эти процессы не были инспирированы отдельными политиками, и чтобы на одном из округов таких беженцев оказалось намного больше, чем на других. У нас уже есть такой опыт, когда студенты ВУЗов и все их родители прописывались на один округ, где баллотируется ректор ВУЗа.

Что касается Крыма, то как обстоят дела с теми, кто заявил о своей приверженности украинской власти, но в силу обстоятельств не может переехать в Украину?

Александр Черненко: Здесь та же история. Им нужно фактически два раза, как это было на президентских выборах и на парламентских, приехать туда, где они хотят голосовать, сначала для того, чтобы изменить избирательный адрес, а потом, чтобы проголосовать. Но опять же, это местные выборы и при всем уважении к тем людям, которые там живут, будет не логично, если они будут избирать власть в Херсоне или в соседних областях. К сожалению, Украина не лишила их избирательного права и Украина может сделать так, чтобы им это право каким-то образом обеспечить, но надо понимать, что это местные выборы и ситуация здесь другая.

Что касается блоков на местных выборах, какие вы видите политические тренды, которые могут занять ведущие позиции и как они распределяться географически?

Александр Черненко: Сегодня ведутся консультации с разными политическими силами, окончательного решения нет. Наши возможные партнеры это и “Народный фронт”, это и “Удар”, это и другие национально-демократические партии, как “Народный Рух Украины”, которые исповедуют нашу идеологию, но пока закон о блоке не принят и переговоры ведутся на уровне консультаций.

Наверное, Народный фронт исчерпал свой ресурс, так как абсорбировал весь негатив и не имеет шансов преодолеть тот барьер, который прописан законодательством. Будет ли ваш блок объединяться с Народным фронтом, чтобы некоторые политики продолжали оставаться на плаву?

Александр Черненко: Я не готов отвечать и я даже не член партии. Ясно, что такие консультации ведутся, а тот законопроект, о котором мы говорим, он предусматривает возможность блокирования в разных областях с разными партиями. Поэтому, где-то это может быть фронт, где-то другие партии. А возможно будет создан блок на межнациональном уровне и все остальные организации обяжут блокироваться на местах.

Недавно Евросоюз продлил экономические санкции против России, продолжая оказывать на нее давление. Как вы думаете, что нужно для того, чтобы Россия пошла на сближение и компромисс в реализации Минских соглашений? Может ли Россия повлиять на результаты местных выборов, имеет ли она своих карманных политиков в Украине?

Александр Черненко: России нужны здесь не столько свои политики, сколько нужна дестабилизация ситуации, в том числе и через политиков. Здесь ей нужны не политики, которые будут отстаивать пророссийские интересы, а те, кто будут занимать деструктивную позицию. Я не скажу, что Россия открыто поддерживает Оппозиционный блок, но для них главное получить в восточных регионах местные советы, то есть оппозиционное к центральной власти большинство, чтобы оно на местах через легальные органы власти продвигало сепаратистские идеи. Это представляет большую опасность для децентрализации, когда много полномочий дается на места. Мы знаем, какие рейтинги у партий там на местах и это будет такой “легальный сепаратизм”. Потому я поддерживаю тот проект изменения конституции, где президенту даются довольно серьезные полномочия, чтобы останавливать антиконституционные решения местных советов.

Коммунистическая партия ушла с арены системной оппозиции в парламенте, но поле для левых взглядов и левых трендов всегда востребовано во всех странах, а в условиях ухудшения социально-экономической ситуации это очень актуально. Чем, по-вашему, будет восполнен этот политический сегмент?

Александр Черненко: В Украине так сложилось, что левые идеологии ассоциировались четко с пророссийскими силами. Симоненко и Витренко они не то, чтобы дискредитировали, но у них долго была монополия на левые идеи, но никаких действий не было. Люди видели, что дальше лозунгов дело не шло, поэтому есть разочарование. Я не думаю, что Симоненко и Витренко будут иметь даже на востоке серьезную поддержку. Сейчас эту нишу будет занимать Оппозиционный блок. Так было после оранжевой революции после выборов 2006 года, когда коммунисты прошли, но еле-еле преодолели барьерный порог. Люди видели, что они против центральной власти, но они не видели, что партия Симоненко способна отстоять их интересы. В то время Партия регионов и Янукович были более весомыми фигурами, и тогда электорат партии коммунистов перешел к Партии регионов. А когда все поняли, что Янукович – капиталист, коррупционер и бандит, тогда у коммунистов снова вырос рейтинг. Сейчас эта история повторяется.

Но для того, чтобы Оппозиционный блок мог абсорбировать протестный электорат, нужен какой-то механизм. Наверное, есть такой проект, который давно работает, это Украинский выбор Медвечука, имеющий хорошую инфраструктуру. Может ли он стать теневым механизмом, чтобы собрать протестные голоса?

Александр Черненко: Сегодня политический вес и Медвечука, и Украинского выбора в плане рейтинга, в плане узнаваемости, близок к нолю. То есть, закулисное теневое влияние на политику возможно, но я бы не преувеличивал этого влияния. Как электоральной единицы, такого политика нет и такой партии нет. Поэтому эти оппозиционные голоса будет забирать Оппозиционный блок. Там есть Королевская и другие, которые на этих социальных вопросах “специализируются”, а точнее сказать спекулируют. Какой-то новой серьезной силы я не вижу.

Есть еще такой политический бренд, который в условиях вооруженного столкновения, которые очень быстро облачаются в политическую мантию, это комбаты. Какую роль они могут сыграть на местных выборах, при том, что многие из них уже заявили о своих политических амбициях?

Александр Черненко: Звездный час и пик популярности комбатов мы уже прошли. Больше сегодня воюет регулярная армия, а многие комбаты ушли в политику, чем разочаровали избирателя. Появилось много информации о не всегда добросовестных и этических их деяниях. Поэтому, как отдельные персонажи или единицы эти люди могут выигрывать на местных выборах в том или ином регионе, но не как единое политическое движение. Сегодня мы видим комбатов во всех партиях, некоторые пытаются свою партию создать. Например, группа Парубия Самооборона, которая состоит в основном из комбатов и тех, кто был на Майдане. Я знаю, что у них есть желание самостоятельно поучаствовать в местных выборах, но я не вижу их, как какие-то оформленные политические силы. Все это проекты, которые может быть где-то при сильной рекламе возьмут 5% в отдельных советах. Такие проекты, которые не имеют популярного лидера, если и могут преодолеть барьер, то еле-еле, да и то не всегда. Я не вижу сегодня будущего таких проектов.

Политические процессы в Украине связаны с интересами олигархических групп. Есть Коломойский, есть Фирташ, есть Пинчук, есть Ахметов. Возьмем Ахметова, который раньше ассоциировался с Партией регионов, с пророссийскими политическими силами, но сегодня, поскольку он заинтересован в сохранении своего капитала и своего влияния в финансовой сфере, может ли он стоять за каким-то проектом или влиться в провластные структуры?

Александр Черненко: Трудно сказать. Понятно, что часть акций Оппозиционного блока принадлежит Ахметову. Они на паях с Левочкиным его создали, но я не знаю, в какой пропорции. Думаю, что единственная его инвестиция – это Оппозиционный блок и других пока не наблюдается.

А Фирташ поддерживает Оппозиционный блок?

Александр Черненко: Для этого не нужно особенно анализировать, а посмотреть канал “Интер”, кто там чаще появляется. Это и Оппозиционный блок, и Каплин, часто стала мелькать Тимошенко. Они объединяются в первую очередь против премьер-министра и Порошенко, но в политике не бывает постоянных друзей и врагов. Мы помним, какие отношения были между Ляшко и Коломойским, и это была война, а сейчас они партнеры, так что нечему особенно удивляться.

Надо понимать, что Коломойский будет класть часть своих «яиц» в корзину Ляшко?

Александр Черненко: Я не могу сказать, будут ли это прямые денежные инвестиции или это будет медиа-поддержка. О Самопомочи говорят, что прямой финансовой поддержки им не было, но был «зеленый свет» во всех медиа Коломойского. Сегодня мы это видим по отношению к Ляшко. У Коломойского будут свои проекты – это Укроп для более радикальной публики, а для более умеренной – Видродження. Будут тактические союзы с тем же Ляшком.

У каждой избирательной кампании есть информационное сопровождение. Как за политическими силами, так и за медиа-ресурсами стоят финансово-промышленные группы. К сожалению, качество отечественного информационного поля стало поляризоваться. Как будет задействован информационный пул в этой избирательной кампании?

Александр Черненко: Нечто подобное мы видели при Ющенко, когда у него с Тимошенко и с Януковичем был конфликт. Тогда был плюрализм, не было жесткой цензуры, но были серьезные медиа-войны. Сейчас это повторяется. Если при Януковиче было сложно критиковать Януковича, так как было чревато последствиями, и мы говорили о цензуре и давлении на СМИ. То сегодня этого давления нет, и появляется другая проблема, когда медиа-собственники начинают использовать свои медиа-ресурсы для решения своих политических вопросов, как на уровне собственников, так и на уровне журналистов, редакторов, которые за деньги начинают участвовать в каких-то в конфликтах уровнем пониже. Плюрализм есть, но он немного искривлен и это печально. Мы в парламенте сейчас работаем над законами о более прозрачной картинке медиа-собственности, чтобы избиратели, которые смотрят телеканалы, знали, кто за ним стоит, и более критично подходили к информации этого канала. Но понятно, что это не совсем соответствует стандартам свободы слова.

Вы оправдываете цензуру в целях укрепления суверенитета страны?

Александр Черненко: Я сегодня не вижу какой-то серьезной цензуры, более того, Украина очень слабо противостоит той информационной кампании, которую ведет Россия. Попытки ввести какие-то ограничения на показ фильмов и сериалов российского производства я считаю не оправданными, а цензуры на новости нет и я не вижу в этом проблемы.

Как вы оцениваете работу украинского журналиста? Он действует, как профессионалы на Западе, или он конъюнктурный, то есть кто заплатит, для того он и напишет?

Александр Черненко: Трудно обобщать и есть разные примеры. Наши журналисты хорошо себя заявили, когда противостояли цензуре, но они не могут так же хорошо противостоять соблазнам материальным. На украинского журналиста тяжело надавить, но, как оказалось, его очень легко купить. Есть разные журналисты, разные медиа, но те журналисты, у которых есть репутация, продолжают работать соответственно стандартам. Тот факт, что на тех же каналах «Интер» и «1+1», когда там идут откровенно заказные материалы, их готовят и начитывают неизвестные журналисты и делаются они неизвестно где. Я знаю, что на определенных каналах идет тяжелая дискуссия по этому поводу и журналисты пока не хотят выбрасывать сор из избы, но они серьезно говорят с менеджментом канала, чтобы таких вещей не было. Хотя думаю, что с приближением выборов мы будем наблюдать приближенную картинку.

Мы знаем, что вы являетесь членом парламентской группы дружбы с Китаем. Дружба с Китаем является сильным фактором, а как этот фактор помогает развертыванию войны: и дипломатической и наземной?

Александр Черненко: Я не вижу какой-то большой помощи. Китай заинтересован в ослаблении России, но сам этого делать не будет. С другой стороны Китай не хочет, чтобы усиливались позиции США и Европы. Поэтому он занимает осторожную выжидательную позицию. Все, что сейчас происходит, Китаю интересно и выгодно, так как основные его конкуренты находятся в остром конфликте. Не известно, куда этот конфликт зайдет, поэтому Китаю еще не время ясно и жестко свою позицию озвучивать. А что касается инвестиций, то Китаю интересны все рынки, и Украина здесь не исключение и сближение Украины с Европой Китаю не выгодно.

Сегодня Китай является союзником России в этой геополитической войне?

Александр Черненко: С одной стороны он является геополитическим союзником, с другой стороны Китаю не нужна сильная Россия. Чем дольше будет продолжаться нынешняя ситуация, тем лучше для Китая.

Как вы видите сближение Украины с Европейским Союзом в плане стандартов демократии, избирательного права? По избирательному праву Украина ближе к какой стране?

Александр Черненко: Я бы говорил не столько об избирательном праве, сколько об избирательной практике. В Европе разные законодательства, разные избирательные системы, что не мешает им проводить демократические выборы. А мы шарахаемся от одной системы к другой и на выборах всегда имеем проблемы. Конечно, закон должен соответствовать некоторым стандартам, но главное то, каким образом эти выборы будут проходить. Здесь, к сожалению, и особенно местные выборы особого оптимизма не внушают. Во-первых, мы проголосовали не за самый лучший закон, который может быть, а во-вторых, местные выборы всегда были хуже и «грязнее», чем, например, парламентские, потому что есть тысяча вариантов выбора одновременно, то есть каждый город, село и поселок со своей историей конфликта, со своей кампанией и те местные элиты, которые конкурируют на местных выборах, особенно не волнуются о том, «что может сказать Европа». Для них нужна победа и любым способом, поэтому всегда местные выборы были «грязнее» и “проблемнее”. Сегодня, когда на местных выборах идет война кланов и война олигархов, то ничего хорошего от этих выборов ожидать не стоит. Здесь для меня принципиальный вопрос, как поведет себя центральная власть и правоохранительные органы. Станут ли они участниками нарушений, или они просто от них отстраняться, или они все-таки будут реагировать и каким-то образом наказывать виновных и пресекать нарушения. Хотелось бы, чтобы работало последнее.

Вы состоите в комитете по правовой политике и правосудию в парламенте. По поводу этой избирательной кампании, будет ли изменение в уголовном законодательстве?

Александр Черненко: Мы перед парламентскими выборами прошлой осенью внесли серьезные изменения в криминально-административный кодекс, где серьезно повысили ответственность за нарушения. Мы довольно серьезно увеличили ответственность, конкретизировали нарушения, например, за подкуп избирателей не только тех, кто покупает голоса, но и тех, кто голоса продает можно привлечь к штрафу. Сегодня у нас законодательная база ответственности за нарушения на выборах одна из самых жестких в Европе и в СНГ. Нет смысла еще что-то добавлять, главное чтобы это работало. На прошлых парламентских выборах было открыто несколько сотен уголовных дел, но только несколько десятков было доведено до рассмотрения в суде, и никто серьезной ответственности не понес. Нынешняя правовая база достаточна для наказания нарушителей, а главное это применить эту базу на практике.

Судебная система, к сожалению, политизирована. Есть много громких уголовных дел, по которым нет никаких приговоров. Например, дело Олеся Бузины, недавно выпустили из-под стражи человека, подозреваемого в его убийстве?

Александр Черненко: Понятно, что полноценной судебной реформы не произошло. Бывали единичные случаи, когда судей отстраняли и привлекали к ответственности, но системных изменений не произошло. Принятый закон не всегда работает, еще нужны соответствующие изменения в Конституции. Некоторый прогресс в этой сфере наблюдается, но к очищению судебной ветви власти еще очень далеко.

Поскольку вы работаете в этом комитете, о у вас наверное есть какие-то предложения?

Александр Черненко: Сегодня достаточно правовой базы для привлечения судей к ответственности, но нужна политическая воля прокуратуры, правоохранительных органов, президента для того, чтобы бороться с коррупцией в судебных рядах. Можно много законов принимать, и мы будем их принимать, но если не будет политической воли, то мало что изменится.

А может ли у прокуратуры быть политическая воля?

Александр Черненко: Можно сказать не политическая воля, а просто воля. У нас есть несколько громких дел, но они пока что выборочно ведутся. Не скажу, что прокуратура бездействует, но пока нет такой тотальной, массовой борьбы с коррупцией, а только отдельные яркие факты.

Недавно бывший президент Украины Янукович дал интервью каналу ВВС, где он требовал, чтобы все уголовные дела, которые против него возбудили, были публичными. Он что, чтобы его судили в режиме он-лайн?

Александр Черненко: Пускай приезжает сюда и все будет публично. Я не отношусь серьезно к заявлениям Януковича и считаю, что это был очередной абсурд. Если это была инициатива канала ВВС показать, как живет Янукович, тогда я понимаю. А если это был какой-то элемент сценария о том, какие Янукович должен отправить послания Украине и миру, тогда это не получилось потому, что все только посмеялись и в очередной раз убедились, что Янукович не меняется и удивились, как такой человек мог быть президентом. Из этого интервью я понял, что никаких уроков Янукович не извлек, ничего не переосмыслил. И дело не в том, что он должен был раскаяться, но он мог бы более аргументировано и качественно выстроить линию защиты. У него было время все рассказать, почему все произошло так, а не иначе. Но он стал повторять те заготовки, которые мы от него все время слышали, и стало понятно, что особых изменений нет. А на счет публичности, то я считаю, что не достаточно быстро в Украине эти дела возбуждаются и расследуются.

Януковича лишили звания Президента Украины, а нынешний президент Порошенко обратился в Конституционный суд с тем, чтобы разобраться в этом вопросе. С чем это связано?

Александр Черненко: Я придерживаюсь версии, что для того, чтобы снять будущие инсинуации о законности или не законности того, что Януковича лишили этого права. То, что Порошенко перестраховывается, что и его когда-то снимут – это не серьезно. Я думаю, что при всей критике и всех недостатках, которые сегодня приписывают Порошенко, я не представляю даже теоретически ситуацию, чтобы он мог уйти с поста при подобных обстоятельствах. Он может проиграть следующие выборы, как проиграл их Ющенко, но не знаю, что должно случиться, чтобы был импичмент. Обращаясь в Конституционный суд, он знал, какой негатив поднимется, но это все было просчитано. Дождемся решения Конституционного суда и потом поговорим.

Как вы относитесь к назначению губернатором Одесской области человека такого калибра, как Саакашвили? Будет ли влиять этот факт на избирательный процесс в местные советы в этой области?

Александр Черненко: Я немного общался с командой Саакашвили по поводу предстоящих выборов на местном уровне и понял, что они об этом вообще не думают. Сейчас в Горсовете и в Облсовете люди, которые не поддерживают Саакашвили, равно как и мэр Одессы, что не мешает ему делать то, что он считает нужным. Я не вижу на кого может опереться Саакашвили в будущем в местной власти. Разве что на представителей от Блока Порошенко, хотя и там особых контактов нет. В выборах на пост мэра Одессы очень сильны позиции Труханова, действующего мэра, который был от Партии регионов, потом сработался с Палицей, представителем Коломойского. Саакашвили нужен серьезный конкурент, который мог бы победить Труханова на выборах и кроме Гурвица, который уже раз проигрывал Труханову, сегодня нет. Для меня загадка, на кого политически Саакашвили собирается опереться на местном уровне, но из того, что я вижу, он об этом особо сейчас и не заботится.

Но без поддержки местных советов и местного самоуправления он не сможет реализовать свой план зачистки от коррупционеров?

Александр Черненко: Главное, чтобы он не получил там серьезную местную оппозицию среди местной власти. Если он будет пользоваться популярностью у местных людей и именно на это он сделает ставку, то те, кто захочет его критиковать, просто не будут иметь почвы для этого.

Коломойский, наверное, будет стараться поддерживать свое влияние там, где оно у него есть. Это Днепропетровская, Одесская, Херсонская области. Какие политические силы могут подняться при его финансовой поддержке?

Александр Черненко: Уже понятно, что это будет партия Укроп, партия Видродження, Ляшко. Не знаю, как у него сложится с Самопомичью, потому что депутаты от Самопомочи голосовали за законы, направленные против Коломойского, но и серьезного конфликта там тоже нет. Как ситуативные союзники в некоторых областях – это возможно.

Как вы думаете, выборы в местные советы могут стать хорошей прелюдией для прогнозирования будущего состава парламента Украины?

Александр Черненко: Очень и очень приблизительно. Все-таки местные выборы, это местные выборы и там другая логика, и другая специфика. Например, местные выборы 2010 года, тотальная победа Партии регионов в центральных и некоторых восточных областях, а через два года парламентские выборы, на которых Партия регионов суммарно не взяла большинства. Для общего рейтингового понимания местные выборы покажут, но делать прямую проекцию на будущие парламентские выборы было бы не правильно.

Я бы хотел услышать от вас прогноз битвы за столицу и кто, по вашему мнению, фаворит и может конкурировать с Кличко?

Александр Черненко: Сегодня не ясно, будет два тура или один. Не ясно поддержит ли Блок Порошенко Кличко. Сегодня у Кличко нет серьезного конкурента в первом туре. Есть некий антирейтинг, который может сыграть против него во втором туре, когда все объединяться против него.

Кто из серьезных конкурентов у него есть?

Александр Черненко: Не знаю. Ходят слухи о возможном участии Гройсмана в выборах на должность мэра, тогда это будет серьезный конкурент. Но пока я не вижу никого, кто бы мог в первом туре его побороть.

Как вы видите отношения Украины с арабским миром, учитывая, что там идут аналогичные процессы трансформации?

Александр Черненко: Могу сказать, что Украина в этом направлении вообще не работает. Украина во многих направлениях не работает, и сегодня нет послов даже в тех странах, которые являются стратегическими партнерами. Но более компетентный анализ в этом направлении я не могу дать.

Что бы вы хотели на прощание сказать нашим читателям?

Александр Черненко: Украина сегодня идет по сложному пути реформ и не так быстро и эффективно, как нам всем хочется. Иногда даже, кажется, что она не идет, а стоит на месте. Но я считаю, что изменения есть, хоть не такие быстрые и радикальные, как хотелось, но идет война. И политики не очень спешат. Но главное с этого пути не сворачивать потому, что есть огромная опасность потерять государство вообще.

Нынешний президент Порошенко как войдет в историю? С каким историческим персонажем можно его ассоциировать?

Александр Черненко: К сожалению, многие украинские персонажи и реформаторы, как тот же Богдан Хмельницкий, сделал Украину геополитическим игроком, но сам не мог противостоять и заключил договор с Россией. Он освободил ее от Польши, но отдал ее в другое ярмо. Хотелось бы, чтобы Порошенко был не похож на всех предыдущих украинских политиков, а сделал Украину сильным европейским государством. Пусть Порошенко останется в истории Порошенком.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература