Понедельник 26 октября 2020

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Открытое письмо сирийскому боевику от одноклассника
Сирия
Литература
Автор статьи: Аурагх РАМДАН
Время публикации: Четверг 05 марта 2015 || 18:44
Острота ситуации не уменьшается. Люди все меньше доверяют друг другу. В некоторых случаях семьи распадаются или от разности политических взглядов, или от резкого ухудшения материального положения в семьях. В силу тех или иных причин, будь то связано с политической позицией, или с состоянием семейного бюджета – все это связано с разрушением самой фундаментальной ячейкой общества. Этот недуг в большой степени коснулся тех семей, которые оказались заложниками ситуации в арабском мире. Имеются в виду смешанные браки, которых немало именно в странах «арабской весны». Это в первую очередь Сирия, Ирак, Тунис, Йемен, Египет. Жены-европейки не в состоянии дальше терпеть ухудшения положения в стране и спасаясь сама и спасая своих детей, она вынуждена покинуть семейный очаг и вернуться к себе на родину.
Мужья же остаются на своей родине в силу многих причин, особенно если возраст их превысил пятьдесят-шестьдесят лет. Уехать в таком возрасте на чужбину и возможность умереть там – это серьезный психологический удар, который не всякий способен вынести.
. Мужчин, которые получили образование за пределами своей страны и отличаются более либеральными и взвешенными представлениями об обществе, с недоверием и горечью смотрят на тех, кто ангажировался в радикальные и происламские группировки, которые именуют себя революционерами.
Мы хотим привести письмо одного из жителей города Хомс, который направил его одному из своих бывших знакомых, который служит в рядах таких вооруженных боевиков.

Ниже приводим текст письма:



“Хочу тебе сказать Назар, если бы ты знал, что уготовлено Дамаску. Дамаску, который я полюбил за его Касьюн, и за его жасмин, за его меч и его историю, и который сегодня чудовище хочет уничтожить, разрушить его маяк путем лживых, подлых планов и информационной войны, подстрекающих к насилию и вооруженной борьбе, в которой участвует и свой и чужой.
И здесь необходимо вспомнить то, что я сказал боевику в послании «Послужит ли моя смерть улучшению твоей жизни?»
«Дорогой боевик. Не удивляйся тому, что я называю тебя «дорогой». Я не умею ненавидеть, так как ненависть мне не свойственна – это не моя профессия. Возможно, ты меня уже убил или убил кого-то из моих детей, или погасил свет солнца и луны в моей жизни. Однако, не смотря на свою печаль, наполняющую мои дни, и не смотря на страх, ставший неотъемлемой частью моей повседневной жизни, я не могу тебя ненавидеть, так как ненависть не свойственна мне – ведь, это не моя профессия.
Дорогой боевик, направляю тебе это благодарное послание и прощаюсь с тобой. Для тебя настало время оставить твое дело и мы заслужили право вернуть сегодня себе наше потерянное время.
Я не знаю твоего настоящего имени, ни где ты живешь. Ты неожиданно забыл тот хлеб, соль и все то, что было между нами. Ты убрал скатерть дружеского застолья, которая была между нами, а на ее место положил оружие. Ты начал разговаривать со мной на другом языке – языке насилия.
Язык насилия – это единственный язык в мире, в котором нет ни правил, ни законов, ни алфавита, не говоря уже о правописании. Чтобы выучить этот язык не обязательно посещать школу. К тому же этого языка нет ни в книгах, ни в толковых словарях. Этот язык присущ только торговцам оружия. У меня даже нет намерения на то, чтобы дискутировать с тобой или осуждать тебя. Я хотел бы только ограничиться вопросом к тебе: «Ты счастлив тем, что совершил? Помогло ли тебе разрушение моего дома построить себе дом?! Продлила ли моя смерть твою жизнь?» Если моя смерть стала для тебя благом, то я готов умереть еще раз. И не только один раз, а много раз. Только, чтобы твоя жизнь стала дольше и лучше.
И если голодание моих детей помогло накормить твоих детей, то я считаю, что это было справедливым.
Но самый незначительный подсчет убытков от этой войны доказывает, что твои потери не меньше, чем мои и твоя смерть так же трагична, как и моя. Вместо того, чтобы росло число моих и твоих детей, чтобы процветала наша родина, ты решил меня истребить с помощью оружия, а эту родину зарегистрируешь на свое имя.
Но что ты собираешься делать с этой прекрасной огромной страной в одиночку? Законсервируешь? Засолишь? Превратишь в настойку, которую будешь пить понемногу? Что ты сделаешь с жарой, со снегом, с дождем и с градом? Что будешь делать с яблоневыми и миндальными садами и виноградными плантациями?
Ты не задумался, что тебе может стать страшно и одиноко в большой стране, где ты не услышишь ничего, кроме своего голоса? И когда будешь пить воду из родника, увидишь только отражение твоего лица?
Или ты думаешь, что рыбы в море, урожая, хлеба, солнечного света, женских глаз хватает только для тебя или меня? Любая родина, построенная таким образом, будет искусственной, если рядом не живут другие люди.
Твое место за общим столом до сих пор пусто. Оставь свое оружие за дверью и присаживайся с нами. У нас есть много хлеба, есть много любви, есть много прекрасных стихов, которые я посвящу тебе, если мы встретимся за этим столом»…”

Послесловие…
Несмотря на все проблемы, которые стали причиной разрушения в обществе в Сирии, большинство людей верит, что однажды страна залечит свои раны и снова возродится, пройдя через трудные и кровавые испытания. А пока испытания не закончены, внутренние противоречия не преодолены. И придут светлые умы, одним из которых будет этот наш герой, написавший это письмо. Они сумеют преодолеть все препятствия и построить мощное государство, которое уже никогда не поведется на такие провокации и не станет заложником тех интриг, которые плетутся против Сирии сегодня.
Седой Абу Вара опрокинул свои законные пятьдесят грамм, посмотрел на своих детей, которые родились и выросли в Украине и горькие слезы наполнили его глаза. Он сегодня сожалел о том, что его дети не росли и не воспитывались на его родине, а с другой стороны благодарил Бога, что трагедия, происходящая там, миновала его семью. Его очень затронуло это письмо, как будто автор говорил о том, с чем бы он хотел обратиться к своим оппонентам в сирийской диаспоре в Киеве, которые никак не хотят воспринимать его, как равноправного члена этого общества. Он прочел письмо раз и второй и третий – оно стало для него молитвой, заставляющей думать, а стоит ли бороться за свои идеалы.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература