Воскресенье 16 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Кто на самом деле виновен во всех бедах мусульман?
Франция
Интервью
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Пятница 23 января 2015 || 14:59
Поговорим о теракте в Париже, жертвами которого стали двенадцать журналистов газеты «Шарли эбдо» и о его последствиях. За последствия терактов в большинстве случаев расплачиваются мусульмане по всему миру, даже если теракт совершил один человек, но мусульманин и жертвами его стало ограниченное количество людей. Терроризм ничем нельзя оправдать и убийство одного человека ни менее трагично, чем убийство большого числа людей. Но этот один из основных постулатов ислама используют жертвы терроризма, когда террористами выступают мусульмане. Но когда тысячи мусульман гибнут в Палестине, Ираке, Сирии, тогда это правило не срабатывает и убийство тысяч мусульман остается замеченным. До каких пор ярлык терроризма будет оставаться приклеенным к мусульманам, и до каких пор мусульмане будут продолжать расплачиваться своей кровью, своей землей и своим достоинством? На эти и другие вопросы, которые снова возникли после терактов в Париже, жертвами которых стали двадцать человек, и в результате которых обвинение снова пало на мусульман ответит бывший алжирский дипломат Мухаммед Араби Зейтут.
Франция осуждает экстремизм! Кажется, об этом говорит полуторамиллионная демонстрация в Париже, в которой приняли участие руководители многих европейских и не европейских стран. И кажется, что теракт, устроенный в редакции газеты «Шарли эбдо», которая известна своими карикатурами, в том числе и на пророка Мухаммеда, превратил на один день Париж в столицу всего мира.
Более пятидесяти руководителей стран из всего мира приняли участие в этой демонстрации, которой предшествовало официальное заседание одиннадцати министров иностранных дел, во главе с министрами юстиции США и Франции.
Весомое участие в этой демонстрации приняли и представители арабских стран, возмущенно осудившие этот теракт, число жертв которого не превысило двенадцати человек. Участие некоторых арабских министров в демонстрации, проходившей под лозунгами протеста против посягательства на свободу слова, выглядело неуместным, принимая во внимание, что во многих арабских странах, таких как Алжир, ОАЭ, Египет, Саудовская Аравия активно подавляются всякие свободы, в том числе и свобода слова. Кровь, которая пролилась в Алжире, Египте и которая сегодня льется в Сирии и других арабских странах, не собирает людей на акции протеста, а руководители стран не собираются на таком уровне и в таком количестве, как они собрались в Париже.
Отдельная тема – это присутствие израильского руководства на этой демонстрации. Кровь и слезы, пролитые ними в Газе, еще не высохли, а счет жертв последней израильской агрессии идет на тысячи. И в случае с Палестиной речь идет о государственном терроризме, а не терроре со стороны отдельных лиц, как это произошло в Париже. Терроризм на всех языках мира означает одно и то же, но мировая политика и узкие интересы определенных кругов поставили палестинское сопротивление в один ряд с террористами и под этим предлогом направляют армии, которые убивают детей и разрушают жизни, называя это самозащитой.

Таким образом, распределились роли, и весь мир стал на сторону тех, кто силен, а слабому ничего не остается, как погибнуть от оружия или умереть от голода, нищеты, разрухи и военных действий. И таких примеров множество в арабском регионе, где Запад объединяется с диктаторскими режимами ради соблюдения своих интересов.

Определенные круги используют этот теракт в своих интересах. Министр иностранных дел Франции заявил, что его страна изменит стратегию в борьбе с терроризмом, Цыпи Ливни, бывший министр иностранных дел Израиля, заявляет, что международный фронт требует борьбы с экстремистским исламом. Президент Ас-Сиси, который пришел к власти в результате переворота, призывает мир к борьбе с терроризмом, в то время, как мы знаем, что терроризм в понимании Ас-Сиси – это борьба с «Братьями-мусульманами» и политическим исламом, который победил на выборах, а затем был свергнут военными.

Мухаммед Араби Зитут: По правде говоря, перед нами трагическая и в то же время комическая картина, что касается настоящих жертв терроризма, что касается приглашенных на демонстрацию гостей, что касается настоящих пострадавших, которые прямым или косвенным образом обвиняются в том, что они являются источником терроризма и их религия породила терроризм. В то время как настоящие преступники на мировом уровне, и арабы и не арабы, объявляются носителями свободы, носителями свободы слова, носителями современной цивилизации. Президент Франции сказал, что это варварское нападение, а другой европейский лидер сказал, что это посягательство на достижения всей цивилизации.
Несомненно, те, кто совершил убийство журналистов, совершили ошибку и мы осуждаем их поступок. Подобные вопросы решаются не так. Политическое насилие в таких вопросах не приносит нужных результатов, а наоборот, дает обратные результаты. Мы осуждаем убийство людей, так как убийство без законного суда считается незаконным убийством, и мы осуждаем незаконное убийство, невзирая на то, кто его совершил. Некоторые говорят, что у подобных действий есть оправдание. Да, высмеивание пророка Мухаммеда (Мир Ему и Благословение) вызывает справедливый гнев против тех, кто это делает. Но, те, кто им ответил, ответил ошибочным способом и это, конечно, в том случае, если их вина будет доказана, так как существуют сомнения по многим вопросам, касающимся данной террористической операции. Да, они ошиблись, однако, гнев, вызванный этим поступком, не означает, что мы и миллионы мусульман не разгневаны тем, чем занималась эта газета и многие другие западные СМИ. Мы имеем право гневаться, так как пророк является наибольшим, кого почитают мусульмане, человеком святым для мусульман, кого не могут порочить люди, он наивысший из всех святых и носитель божиих посланий. Те, кто совершили теракт, допустили огромную ошибку, но их действия были ответом на другое преступление.

Почему арабы и мусульмане не могут грамотно выразить свой протест против того, что их обижает, против этих оскорбительных карикатур? Многие их действия в ответ на нападения, на агрессии на протяжении долгого времени, особенно после падения Исламского Халифата, их ответные действия приносили им больше вреда, чем пользы. Нет официальной реакции, не смотря на то, что во всех странах есть посольства, есть послы, исламские организации, нет ни какой достойной официальной действенной реакции, которая бы угрожала интересам Запада, если они будут затрагивать наши интересы. Почему те, кого называют сегодня «террористами» вынуждены реагировать на оскорбления, вместо того, чтобы это делали официальные режимы, которые пользуются миллиардами из средств мусульманских народов?

Мухаммед Араби Зитут: Это и есть главная проблема. Главная проблема в том, что мусульманами, за небольшим исключением, руководят правители и группы правителей, которых, по меньшей мере, можно считать коррумпированными, неграмотными и предательскими. А это значит, что у мусульман нет руководства, нет правительства, которое бы защищало их права, защищало бы мусульман от угнетения, а по признанию того же Запада, самому большому угнетению в мире подвергаются мусульмане. Сегодня 90% беженцев во всем мире – мусульмане. Мусульмане сегодня подвергаются самым крайним формам угнетения, агрессии, подавления как внутренним, так и внешним. Большая проблема мусульман в том, что так как они не находят того, кто защитил бы их, их права, то находятся люди, которые поступают так, как они считают, требует их совесть, или как они считают правильным.
Люди, которые совершили данный теракт – два француза алжирского происхождения и один – малийского. Во Франции живут шесть миллионов мусульман. Из этих шести миллионов три не исповедуют ислам, не верующие и не придерживаются его канонов. Предположим, есть три миллиона, которые исповедуют исламскую религию. Из этих трех миллионов три человека, которые ответили на оскорбления агрессивно, то есть, только один из миллиона поступил агрессивно. Тем ни менее, это агрессивное действие, которое совершил один человек, считается сегодня наибольшим преступлением в мире, против которого поднялся весь мир, и встретились все мировые лидеры, среди которых мы видим арабских лидеров, приехавших «отстаивать» свободу слова. Один из мусульман Франции, который совершил ошибочный, глупый поступок из-за которого и под предлогом которого требуется сегодня нанести удар по полутора миллиарда мусульман. Их будут продолжать преследовать, будут продолжать осуждать, будут продолжать отнимать у них кусок хлеба, разрушать их страны – это то, к чему сегодня стремятся.

Известно, что Европа использует подобные события для ужесточения внутренних законов в отношении диаспор, как это произошло в Америке. Во внешней политике они также готовят нам что-то, возможно передел арабского региона. Ситуация с появлением ИГИЛ, событиями «арабской весны», которые выглядят как ответная контрреволюция может привести к тому, что Запад поддержит существующие там режимы для того, что бы вернуть этот регион под свой полный контроль и отвергнет любые перемены в регионе.

Есть еще Израиль, который стал в последнее время терять свой имидж единственной демократической страны в регионе, имеющей «справедливую» армию. Но движение ХАМАС нанесло израильской армии удар по ее имиджу «справедливой» во время последней войны в Газе, когда от рук израильской армии погибло более двух тысяч мирных палестинских граждан.


Мухаммед Араби Зитут: То, что произошло, и то, что нам готовят – это очень опасно. Я не хочу никого пугать, но, правда такова, что нам готовят ответ. А то, что нам готовят, будет хуже, чем то, что есть сейчас. Создается впечатление, что те режимы, которые остались нам в наследство от колонизаторов, через пятьдесят лет кажутся растерянными, что они потерялись. В эти дни мы отмечаем четвертую годовщину бегства Бен Али и начало революций в арабских странах. Для Запада через сто лет после Сайкс-Пико и через пятьдесят лет после установления режимов, которые порождены бывшей колониальной системой как народные режимы, но которые впоследствии превратились в том или ином виде в коррупционные, предательские, находящиеся в услужении у Запада.
Кстати, одиннадцатого января (2015 года), исполняется двадцать три года со дня военного переворота в Алжире. Двадцать три года с того дня, как Алжир толкнули в пучину ада для того, чтобы разрушить страну, убить сотни тысяч ее граждан, пустить по миру миллионы. Был свергнут президент Шадли Бин Джадид, отменена конституция, за которую проголосовал народ во время выборов, на которых «победили происламские силы». Вместе с тем, как оказалось впоследствии, это руководство было разумным и все его представители были брошены в тюрьмы.
Случилось то, чего хотели французские генералы, которые получили молчаливое согласие, а об этом свидетельствуют рассказы Маркиани, возглавлявший службу безопасности Франции в то время, молчаливое согласие Миттерана и французских спецслужб, которые поминутно отслеживали процесс переворота. Франция организовала, поддерживала, подталкивала генералов, которые захватили власть для того, чтобы с их помощью вернуться в Алжир, и она вернулась кровавым путем. Все это для того, чтобы Алжир оставался слабым, зависимым, беспомощным. Посмотрите на Алжир сегодня, через двадцать три года после их разрушительного правления.

Сегодня французский президент заявляет о необходимости отделять терроризм от ислама и повторяет это постоянно. А у Франции есть право защищаться от терроризма. Официальная позиция Франции, когда французская газета подвергается нападению, это означает, что посягают на одну из основ общественного бытия – свободу слова и свободу мысли. У них есть вещи, над которыми не принято насмехаться, тем ни менее, простые французы, французские журналисты, карикатуристы делают, что хотят и высмеивают, кого хотят.

Мухаммед Араби Зитут: Мы также за свободу слова, но при условии, что она позволена для всех. Двадцать лет назад в Алжире вышла книга, которая называлась «Белая книга», и в которой рассказывалось о тех пытках, которым подвергались алжирцы со стороны французских колониалистов. Во Франции ее запретили. Позже во Франции запретили другие книги Газали и Кардавы. В этих книгах алжирских оппозиционеров рассказывалось о преступлениях французов на территории Алжира и их запретили под тем предлогом, что они представляют угрозу общественной безопасности. Когда же подобным образом нападают на нас, то это называется свободой слова. Ширак дошел до того, что однажды заявил, что посягательство даже на одного еврея является посягательством на французскую республику. Почему он не сказал так о китайцах, африканцах, мусульманах, французах, а только о евреях? Сегодня в Европе можно осуждать и высмеивать кого угодно, начиная от небольшого служащего, кончая королевой Великобритании, но нельзя осуждать евреев только потому, что они евреи, даже если они сделали что-то плохое. Можете назвать его по имени, но не упоминайте его еврейскую принадлежность. Дошло до того, что в одной мусульманской семье ребенка хотели выгнать из школы только за то, что на уроке истории он задал вопрос о том, кто посчитал, что евреев, которых убили гитлеровцы во время второй мировой войны, было шесть миллионов. За этот обычный для ребенка начальных классов вопрос, его хотели исключить из школы и пригрозили его отцу, что если такое повториться, его ребенку будет запрещено обучаться во французских школах вообще.

Терроризм, который мы наблюдаем в Европе, не является ли делом рук европейской цивилизации? Почему, когда теракт устроил француз, имеющий алжирские корни, французы не обвиняют свою религию? Почему о них говорят не как о французах, как говорят о Зейнетдине Зейдане или Бин Зина, а говорят только, что они мусульмане, если они совершают подобные поступки? Почему за их действия должны расплачиваться полтора миллиарда мусульман?

Рияд Сайдави, директор центра политических исследований: Необходимо рассматривать явление терроризма с разных сторон. С одной стороны их действия являются преступлением по отношению к французским журналистам, чем бы ни пытались их оправдать. Я считаю, что на карикатуры нужно отвечать ответными карикатурами, на мнение – своим мнением, или путем обращения в судебные инстанции даже многократно, пока не накажут того, кто поступил неподобающим образом.
С другой стороны, в том, что касается терроризма, никто не вправе учить другого, а особенно те, кто замешан в распространении терроризма. Понятие терроризма стало понятием переменчивым и каждый рассматривает его со своей позиции и позиции интересов своей страны. Во Франции в 50-х годах движение освобождения Алжира считалось террористическим, в то время как члены этого движения боролись за независимость своей родины. Мы осуждаем теракт в Париже, но почему никто не вспоминает о том, что Франция замешана в происходящем в Ливии, в Сирии. Сегодня французы сами начинают осуждать политику Франции и заявляют, что это Франция разрушила Ливию, что это в том числе и французы стоят за действиями ИГИЛ и пытается исправлять свои ошибки еще большими ошибками. Так кому же выгоден произошедший теракт? Я считаю, что в первую очередь это выгодно Израилю, а также крайне правым движениям, которые используют это в своих целях и хотят перевернуть мир. Я слышал мнения в Европе и разделяю их, что после второй мировой войны евреи в Европе вооружились огромным количеством законов, защищающих их и сегодня и могут спокойно высмеивать христиан, мусульман, но не дай вам Бог затронуть тему Израиля и евреев. Сегодня нет законов, которые бы защищали ислам, христианство или буддизм.

Раз исламофобия – это политика дискриминации мусульман, почему мусульмане, проживающие в Европе, не борются за принятие законов, запрещающих проявления исламофобии?

Рияд Сейдави, директор центра политических исследований: Это еще одна проблема. Мы говорим о других, и забываем о внутренних проблемах. К сожалению, из-за войн, идущих в мусульманских странах и борьбы между самими этими странами, между арабами нет единства, и это делает их позиции слабыми. Во Франции мы наблюдаем борьбу между марокканской и алжирской диаспорами, проблемы между этими странами отражаются на отношениях диаспор в других странах. Один из американских дипломатов однажды сказал мне, что с теми деньгами, которые есть у арабских стран, особенно которые находятся в Америке, вы могли бы действуя разумно сделать так, что все забудут о сионистском лобби, которое не посмеет даже разговаривать с нами. В конце концов, Запад – это материальные выгоды, крупные корпорации, деньги и тот, у кого они есть, может добиться многого. Во Франции пять миллионов мусульман и всего семьсот тысяч евреев, но посмотрите, какой вес они имеют в стране по сравнению с мусульманами. А все потому, что они объединились, у них общие взгляды и если и возникают разногласия, они решают их, не прибегая к помощи других. Мы же разрознены, не общаемся друг с другом, хотя на выборах во Франции мусульмане могли бы создать очень мощное лобби, которое могло бы влиять на выборы президента страны. Даже сегодня накануне президентских выборов, кандидаты на пост президента идут в мечети, ищут сближения с мусульманами, но это мусульманское лобби не действует организованно, не использует все имеющиеся у него возможности. Очевидно, что сегодня французские власти не уделяют внимания мусульманской диаспоре, они ее забросили и предоставили самой себе. Есть мусульманские районы, куда никто из французов даже не заходит, но эта мусульманская и арабская диаспора забросила сама себя и это в первую очередь.

Руководители арабских стран поспешили принять участие в манифестации в Париже. Конечно, мы все осуждаем терроризм и поддерживаем свободу слова. Но защищают ли арабские руководители свободу слова в своих странах, тот же министр иностранных дел Алжира, король Иордании, президент Палестины Аббас и другие, кто принял участие в этой манифестации?

Мухаммед Араби Зитут Я повторю еще раз, что мы против того, чтобы граждане сами чинили самосуд. И когда мы говорим, что нет оправдания убийству этих журналистов, не нужно забывать о том преступлении, которое эти журналисты совершили в отношении мусульманского пророка. Оскорбления пророка начались не сегодня, а намного раньше, но они не вредят ему столько, сколько вредят мусульманам. Проблема в том, что идет оскорбление мусульман, оскорблении их достоинства, их личной жизни. Где французские самолеты? В Ираке, Сирии, в Мали. Где западная авиация? В Пакистане, в Афганистане, везде. Миллионы мусульман были убиты на протяжении двадцати прошедших лет, и я не преувеличиваю. Где были наши правители? А наши правители и есть наша наибольшая проблема и наша трагедия. Если бы эта газета высмеивала президента Египта, или президента Бутефлику, тогда бы их реакция была бы совсем другой.

Западные СМИ внесли большую лепту в то, чтобы возложить ответственность за терроризм на мусульман.

Мухаммед Араби Зитут: На самом деле не все СМИ. Например, в Великобритании общественная позиция заключается в том, чтобы не печатать подобные карикатуры. Даже самая экстремистская просионистская газета заявила, что не будет печатать эти карикатуры, так как этим наносится оскорбление людям, и она не хотела бы стать причиной расшатывания безопасности в стране.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература