Понедельник 27 сентября 2021

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Карл Бильдт: «Советский Союз и Путин – не одно и то же».
Швеция
Дипломатия
Автор статьи: DipComment
Время публикации: Воскресенье 13 апреля 2014 || 11:21
Небезызвестный шведский дипломат Карл Бильдт выступил с лекцией перед студентами института журналистики в Киеве 11 апреля 2014 года. Он фундаментально затронул вопроса о необходимости интеграции некоторых постсоветских стран в структуры Европейского Союза. Он не мог не обойтись без свойственной ему критики российскому руководству. Мы предлагаем вашему вниманию речь Бильдта (неофициальный перевод), а также то, как он ответил на вопросы аудитории:
Выступление Карла Бильдта в Киеве:

“Я хочу сказать, что мне очень приятно быть вместе с вами. Я должен был быть здесь в еще октябре, но в последние минуты вынужден был перенести поездку. Я прибыл сюда со своим польским коллегой Радославом Сикорским, но мы не просили о встрече с тогдашним президентом Януковичем. Мы не были уверенны, что эта встреча будет конструктивной и Янукович долго не хотел встречаться с нами, но, в конце концов, мы провели с ним несколько часов. Я не уверен, что это были самые конструктивные часы в нашей жизни. Это мой пятый визит в вашу страну за семь месяцев, что свидетельствует о важности, которую мы уделяем Украине, а также всей Европе. Я имел возможность посетить Майдан во время тех трагических событий, а также Крым и Донецк. Завтра я поеду в Одессу и другие города.
Во время моих поездок я видел сложности, с которыми борется Украина и меня поразило разнообразие потенциала, которым богата страна. Это потенциал будущего, потенциал, который не был востребован в результате того, что на Украине было наихудшее руководство среди стран постсоветского пространства.
Я хотел бы сказать несколько слов, перед тем как отвечать на вопросы относительно «Восточного Партнерства». Эта инициатива была предложена в 2008-м году Польшей и Швецией. Мы чувствовали необходимость укреплять отношения со странами, которых мы считаем нашими восточными партнерами.
Это Армения, Азербайджан, Грузия, Белоруссия, Украина и Молдова. Эти шесть стран, которые мы хотели бы привлечь к более тесному сотрудничеству с Европейским Союзом.
Мы не ждали, что модель сотрудничества, которую мы предложили, сразу же изменят Европу или Украину в лучшую сторону. Политика – это процесс, который требует времени, так как экономические изменения так же требуют времени и не нужно быть наивными. Однако мы верили, что более мощная база для европейской интеграции поможет вашей стране модернизировать экономику, стабилизировать демократию и быть твердыми в применении верховенства права.
Это базировалось на опыте, который у нас уже был в странах центральной Европы, которые отделились от бывшей Советской империи в начале 90-х. И эти реформы, которые мы провели, дали возможность им развиваться и процветать.
Мы применили тот же подход в Балканских странах, где прошли разрушительные войны после падения Югославии, но сейчас они находятся в периоде реформ и интеграции. Сейчас программа реформ и интеграции стала не только политикой Польши и Швеции, но и после саммита в Праге, стала политикой всех стран ЕС, которые подтвердили свою поддержку этой программы.
В Украине произошел некоторый прогресс за эти годы. Украина шла впереди, к ней присоединилась Грузия, а позже Молдова, стала набирать обороты. Другие страны постсоветского пространства все еще стоят на месте и даже отступают назад. Постоянное отсутствие реформирования мешает движению к демократии в Белоруссии. Это разочарование и трагедия для страны, которая имеет существенный потенциал, но нет оснований отступать. Мы призываем приложить усилия к реформированию и движению вперед.
Пять лет, которые прошли после Пражского саммита продемонстрировали, что наше сотрудничество может развиваться в новых направлениях, и двусторонних отношениях и в многосторонних. Мы намного усилили финансовую помощь, но более важно то, что нужно стать на путь реформ. Мы говорим о процессе нового законодательства, который сможет сократить бюрократические механизмы и сблизит наши страны в контексте свободной торговли и усилению экономического сотрудничества на новом уровне. Это будет включать и свободное передвижение через границы. Я с нетерпением ожидаю, что произойдет в Молдове теперь, когда граждане этой страны имеют возможность путешествовать в другие европейские страны. Очевидно, что мы потратили много времени для установления такого безвизового режима. Речь идет о бюрократических механизмах, но вместе с тем, Молдова многого достигла, а значит, и другие страны могут последовать этому примеру и это касается и Украины. Я с нетерпением ожидаю события летом в июне, когда мы будем подписывать соглашение об ассоциации и расширенного сотрудничества с Грузией и Молдовой. Очевидно, к тому времени мы сможем подписать все остальные аспекты, которые мы еще не подписали с премьер-министром Яценюком. Речь идет о торговых отношениях, которые будут иметь беспрецедентный масштаб. Это самый амбициозный проект, который Европейский Союз готовит со странами, которые пока не являются членами Евросоюза. Речь идет о постепенной интеграции стран, находящихся у наших границ. Для того, чтобы их экономика интегрировала, мы говорим об огромном рынке, составляющем 500 млн. жителей.
Очевидно, что многое происходит в глобальной экономике. Из 10-ти самых крупных и передовых стран в мире, шесть находятся в Европейском Союзе. Речь не только о рынке, но и об источнике инноваций и перемен. Уже очень скоро наш годовой товарооборот с Украиной достигнет огромных масштабов. Потому, что не будет существовать границ. Кроме того, кроме прибыли, нужно думать и о других позитивных моментах. Было проведено немало исследований роста экономического эффекта нашего торгового соглашения. Одни исследования показывают 5%, другие – 12%. Я думаю, что важны не только экономические эффекты, потому что ученые говорят о тенденциях, о том, что произойдет со временем. Наилучшим результатом, при условии, что будет политическая стабильность и верховенство права и коррупции не будет, станет то, что Украина будет самой привлекательной инвестиционной площадкой во всем мире. Вот о чем речь. Потому, что это огромный интегрированный рынок. Из прошлого нашего опыта сотрудничества с центрально европейскими странами, мы знаем, насколько важна торговля, инвестиции, но важны также и знания технологий.
Результаты, которые ожидают Украину, будут самыми главными. Они станут двигателем модернизации Украины. Мы анализируем наш опыт с другими странами, которые стали на этот путь. Сравниваем с Польшей, о которой больше всего говорят в СМИ и она того заслуживает. Я недавно был в Латвии. Это маленькая страна, но вспомним времена, когда эта страна была частью Советского Союза. Латвия была, а Польша никогда не была. Украина была богаче Латвии, когда распался СССР. Но за эти годы общий рост ВВП в Латвии составил 40% и она продолжает серьезные модернизационные реформы, которые иногда бывают болезненными. ВВП на душу населения увеличивается в восемь раз быстрее. Эти конкретные цифры свидетельствуют о разнице между интеграцией и ее отсутствием, между реформами и их отсутствием. Разные цифры, разная статистика для Польши, для Латвии, но масштабы перемен существенные. Они указывают на то, о чем мы можем мечтать и говорить, если бы Украина не потеряла время.
Есть важные вопросы, которые мы должны рассмотреть. Мы стали свидетелями прошлым летом, когда мы говорили о политике партнерства, эта политика подверглась серьезному обсуждению изнутри. Очевидно, в каждой стране проводятся горячие дебаты о том, как может страна развиваться в будущем. Точно так же Украина должна думать об этом. Но я вижу вызовы, которые Украина будет получать извне. Мы видим огромное давление, направленное против сотрудничества между Европейским Союзом и странами Восточного партнерства.
Начиная с последнего вето, Россия использует все доступные ей методы, чтобы сделать это сотрудничество невозможным, чтобы отменить те решения, которые уже приняты. Это то, что случилось с Арменией. Мы знаем позицию ее президента, и что он был вызван в Кремль и изменил свою политику за одну ночь. Думаю, что аргументы, которые, представила ему Россия, были достаточно убедительными.
Но мы видим и пример Молдовы, мы видим, как переживает эти времена ваша страна. Сначала страну заставили отказаться от определенного типа сотрудничества с Европой, двигаться в сторону России, а теперь Украина может выбрать новый путь – демократический. Мы видим, что экономическая агрессия, за которой последовали и военная и политическая и аннексия части территории Украины, что недопустимо. Давайте заглянем в будущее. Представим, что бы произошло, если бы Россия не предприняла таких шагов. Возможно, соглашения уже были бы подписаны и вы направлялись другим, лучшим экономическим путем, Мы уже подписали бы договоренности с МВФ, у вас происходил бы нормальный президентский процесс и, возможно, вы бы достигли прогресса в экономическом плане. Не будем забывать, что это было предметом интереса для России, ведь для нее Украина была в центре внимания, как и для Европы, но каждый шаг, предпринятый Россией, блокировал ее поступь на пути в будущее.
Мы всегда говорили о поддержке независимости Украины и ее территориальной целостности. Мы приняли политические решения, которые четко указывают на нашу позицию. Мы уверенны, что будут и другие шаги в будущем. То, что сделала Россия с точки зрения Крыма – недопустимо. И с точки зрения европейской безопасности, и с точки зрения глобальной стабильности. Если мы позволим большим или малым странам проводить политику захвата и оккупации, тогда вся мировая система будет нестабильной. Ведь если одной стране позволят сделать это сегодня, то не будет мира глобального права, а в мире глобального хаоса. Говоря сегодня про Крым, мы говорим и о фундаментальных принципах европейской безопасности. Эти принципы являются жизненно важными, и именно ними мы пользуемся в Европейском Союзе.
Договор о свободной торговле с ЕС идеально совпадает с существующими договорами о торговле в рамках СНГ. Для Украины желательно иметь свободную торговлю, как с ЕС, так и с Россией. Мы никогда не возражали против свободной торговли Украины с Россией. Но мы не можем принять то, что Россия давит на Украину аргументом, что ее договор о свободной торговле с ЕС будет иметь негативные последствия для России. Благополучие в экономике Украины – это благо для всех и для Украины, и для Российской Федерации.
Мы четко видим, что экономике Украины предстоят серьезные испытания. Если посмотреть на экономические показатели, то в Украине было наихудшее управление экономикой среди стран постсоветского пространства. Страна утопает в коррупции, находится на грани банкротства, нуждается в срочной финансовой помощи, получении займа от международного сообщества. Но это не принесет положительного результата, если не провести реформ. По уровню коррупции в мире из ста семидесяти стран Украина находится на сто сорок четвертом месте. Это не только вредит здоровому обществу, но и мешает созданию процветающей экономики.
Экономика и общество в мире должны реформироваться, интегрироваться, модернизироваться. Все они это делают. Один из самых странных аргументов, которые я слышал с российской стороны против свободной торговли с ЕС – это тот, что украинцы не в состоянии выпускать конкурентно способные товары. Они выпускают продукцию, которая годится только для российского рынка. Не нужно представлять Украину, как поставщика второсортной продукции для российского рынка. Украина может создать конкурентно способную экономику. Украина имеет потенциал в отраслях промышленности, которые имеют большое значение. Мы убеждены, что Украина может создать конкурентно способную продукцию для мировых и европейских рынков.
Я не буду много говорить о заданиях, которые перед вами стоят, потому что их много. Я думаю, что президентские выборы, которые состоятся в мае, стабилизируют политическую ситуацию. Вы должны понимать масштаб задач, которые перед вами стоят.
Должна перестроиться экономика, которая была создана не только годами коррупции, но и десятилетиями игнорирования. Это тяжелый период на ближайшие годы. Польша также в 80-х прошла этот период, и Латвия, которая сначала потеряла четверть ВВП и другие страны. Но нужно посмотреть на их пример и сказать что, когда вы пройдете через этот период, это откроет ваше общество, вы обеспечите демократию, вы увидите рост, который обернется возможностями для увеличения занятости. И мир будет заинтересован в стабильности вашей демократической среды. Я твердо верю, что задание нашего поколения – создать свободную, демократическую и динамическую Европу. Это невозможно будет сделать, если мы вернемся к политике прошедшего столетия, будем посылать армии для захвата территорий, вести агрессию по отношению друг к другу. Нам нужно проводить политику интегрирования. Вместо перемещения границ нам нужно убирать границы между странами для развития экономики. Только тогда мы пойдем вперед, соответственно с принципом верховенства права, открытого общества и европейских ценностей, благодаря которым мы сможем все процветать и Швеция, и Украина, и Польша и со временем, я надеюсь, и Российская Федерация”

Мы предлагаем несколько ответов шведского министра иностранных дел на те вопросы, которые задали ему как студенты, так и преподаватели:

Я был на Майдане и видел там разных людей. Я видел и людей, которых выбрали в парламент. Мы должны учить наших лидеров и себя учить, поскольку образование будет основой нашего будущего поступательного движения. Как вы смотрите на реформу образования?

В будущем я думаю надо смотреть, что происходит в Европейском Союзе, на выработанные подходы и стандартные учебные программы, которые мы уже ввели. У нас есть стандарты образовательной деятельности, у нас есть программа, которая предусматривает обмен студентами, преподавательским составом. У нас есть ВУЗы, которые уже давно опередили других, которые конкурентно способны. Считаю, что и для Украины здесь большое будущее.

Ситуация в Крыму напоминает другие замороженные конфликты в других регионах мира. Как вы смотрите на другие замороженные конфликты на фоне взаимоотношений с РФ?

Очевидно, что де-факто Россия контролирует Крым. Я не думаю, что это скоро изменится, но де-юре это не совсем можно назвать контролем. Это разные фазы этого проекта. Вспомним, что случилось в 2008 году в Грузии. Сначала я бы это назвал захватом Южной Осетии и других регионов Грузии. Где они укрепляли свое влияние. Мы не признали самопровозглашенных территорий. Там нет практически никаких экономических связей, это депрессивные территории и у них нет будущего. Россия много обещала, но ничего не сделала. Другое дело Крым. Туда Россия будет вкладывать огромные деньги, но что такое Крым. Это место, куда хотят приехать люди на отдых из большого количества государств. Теперь это невозможно. Мы будем проводить четкую политику в отношении РФ, поскольку она сделала административной территорию, которую захватила незаконно. Заданием Украины остается реформирование экономики и наведение порядка в своей стране.

Россия проводит военные учения рядом с границей Украины. Многие в мире говорят о так называемой Мягкой силе, которая может быть не менее эффективной, чем сила оружия, но менее затратной. Что вы об этом скажите?

Это и правильно и не правильно. В Крыму ситуация сложная. Мы ведем борьбу за будущее Европы. Назовем это силой убеждения, которая сильнее, чем танки. У Советского Союза было много танков, но это им не помогло потому, что не было честности, была политическая коррупция. Если вы спрашиваете, что делает Европейский Союз, то у нас тоже есть свои проблемы, ведь мы объединяем 500 млн. человек и делаем это как раз силой идеи, мягкой силой. Придет время и мягкая сила докажет свою эффективность. Когда у Сталина спросили, что он думает про Папу Римского, в ответ он спросил, сколько у Папы есть военных? Прошли годы, Папа Римский до сих пор существует, а где Сталин? У Ватикана не было военных дивизий, а была сила идеи.

По вашему мнению, что нужно делать с Владимиром Путиным и его режимом?

Я имею репутацию антисоветскую, поэтому меня редко приглашали в Советский Союз, но я думаю, что Советский Союз и Путин – не одно и то же. Нужно признать, что в России происходят перемены. Их экономика развивается лучше, чем украинская и это связано с ценами на нефть. Именно Ходорковский реформировал систему энергоснабжения в свое время, а Путин воспользовался этими результатами, пока тот сидел в тюрьме. Многие поддерживают Путина, но успех последних дести лет не повторится. Вот почему в Украине важно провести реформы, модернизацию. И после непростых лет Украина получит потенциал, который будет выше, чем потенциал России. Я думаю, что это скажется и на общем направлении развития и российского общества.

Во время Сочинской олимпиады все говорили, что Россия применит силу, чтобы изменить ситуацию в Украине. Знала ли Европа об этом и что вы собирались делать?

Я не знаю, решил ли президент Путин вторгнутся в Крым во время олимпиады или готовился к этому давно.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература