Пятница 23 августа 2019

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Китай наращивает влияние на Ближнем Востоке
Китайское чудо
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Понедельник 21 октября 2013 || 15:54
Крупный китайский военный контракт Турции: при всей своей «сенсационности» вряд ли можно было бы назвать сюрпризом. Наоборот, это конкретный результат возросшего влияния Китая на Ближнем Востоке. Пекин уже стал одним из гарантов мирного и устойчивого развития этого региона.
США из-за собственных острых экономических проблем вынуждены пересмотреть и оптимизировать свое влияние в ближневосточном регионе. В том числе, перераспределив часть функций в пользу своих союзников. Как результат, формирование на Ближнем Востоке новой архитектуры отношений неизбежно. Тем временем, Китай, пользуясь кризисной заминкой Запада, незаметно и ненавязчиво, постепенно расширяет сферы влияния, на двусторонней основе укрепив отношения с каждой из стран региона. Возрождающаяся Поднебесная империя уже не только вышла к берегам Босфора, но и основательно укрепилась в Арабском заливе. Дружба между китайцами и арабами крепнет.

Крепнущая дружба. За последние десять лет совокупный товарооборот Китая со странами Арабского мира возрос в 12 раз до $222 млрд. Особенно, этот процесс ускорился после событий Арабской весны, подорвавшей влияние США в регионе. С одной стороны, США, неформально всегда рассматривавшиеся в качестве «главного модератора» Ближнего Востока, стали сдавать позиции в регионе. С другой стороны, арабские страны в условиях меняющейся международной обстановки в обеспечение своей внешнеполитической устойчивости занялись поисками альтернатив и стали перестраиваться на Китай, уверенно наращивающий влияние.
Точкой «обратного отсчета» американской гегемонии можно считать 2011 год, когда Китай стал главным торговым партнером арабских стран, впервые обогнав по объемам товарооборота США. (Для справки: товарооборот между США и арабами в 2011 года составил $193 млрд., а перевес Китая – на $10 млрд. больше). Ранее у Пекина не так уж много было друзей в ближневосточном регионе. В конце концов, регион стоит в стороне от ведущих магистральных линий геополитической стратегии Китая. К тому же, сказывается традиционно прохладный интерес китайцев к исламской культуре. С учетом пристального внимания Запада к региону зачастую китайцам оставалось дружить, разве что, с теми, у кого были проблемы с Западом. Речь в данном случае, прежде всего, об Иране, находящемся продолжительный срок под действием усиленных санкций. Традиционным китайским другом является Сирия , с которой у Пекина не только тесное экономическое сотрудничество, но и почти полное взаимопонимание во многих других сферах.
Впрочем, не будем в данном отношении столь категоричными. Например, при всей своей нерушимой дружбе с Ираном Китай также сумел стать основным торговым партнером и для Саудовской Аравии. Мы также уже отмечали динамику сотрудничества с Турцией, ключевым натовским союзником в регионе. Кроме того, при всех коллизиях интересов с Западом Китаю удалось укрепиться на рынке Ирака после свержения власти Саддама Хусейна.
На данный момент наибольшую динамику в отношениях с Китаем показывают ключевые западные союзники: Египет, Иордания, Ливан и Катар. Причем Пекин переигрывает Вашингтон даже на столь чувствительных площадках как рынок вооружений. В 2006-2010 годах Китай стал основным поставщиком вооружений для указанных стран. (Разумеется, пока что речь идет о поставках малых вооружений). «Я лично имею дружеские отношения со многими китайскими лидерами, как бывшими, так и нынешними. Мы заинтересованы выстраивать эти отношения, потому что Китай играет важную роль в обеспечении мира и стабильности в регионе», - метко охарактеризовал перспективы сотрудничества с Китаем Король Иордании Абдулла.
Таким образом, Китай, наращивая двусторонние связи со странами ближневосточного региона, сумел увеличить влияние во всем регионе Ближнего Востока, став одним из гарантов его развития.
Отметим также, что с 2010 года регулярно проводятся форумы китайско-арабского сотрудничества. Точно также как базовым в сотрудничестве с центральноазиатским регионом считается Синьцзян, диалог с Арабским миром ведется через Нинся-хуэйский автономный район (административный центр – Иньчуань ) (Прим.: хуэй (или если точнее, но не политкорректное Hui – по-китайски) – единственная народность в КНР, исповедующая ислам).
Как показывает исследование Pew Research Centre, сделанное в июле текущего года, Китай на Ближнем Востоке имеет больше позитивного восприятия, нежели США (на которых давит еще и антиамериканский негатив). Например, арабам по душе искренний и неприкрытый интерес китайцев к арабской культуре. Китайцы, приезжая на Ближний Восток, быстро овладевают арабским языком. В отличие от американцев, которые никак не могут оторваться от своего английского.

Сферы интересов. Традиционно основной интерес Китая на Ближнем Востоке составляют поставки нефти и газа. Тем более, торговля углеводородами также является основным занятием для стран региона, покрывая 75% их совокупного внешнеторгового баланса.
Однако, как известно, стратегическая линия Пекина – избегание любых монопольных зависимостей. Отсюда следует задача в отношениях с арабскими шейхами – более половины торговли с ними не должно приходиться на энергетику. Основные надежды на дифференциацию возложены на энергопоставки из стран Центразии, освоение шельфа Южно-Китайского моря и сланцевые технологии.
Впрочем, по прогнозам экспертов, растущая китайская экономика, несмотря на некоторое свое замедление, в перспективе все равно будет наращивать импорт ближневосточной нефти. Причем в три раза: с 2,9 млн. барр. в сутки в 2011 году до 6,7 млн. барр. к 2035 году. По расчетам, удельный вес ближневосточной нефти будет составлять 35% энергобаланса Китая.
Для того, чтобы разнообразить торговый баланс, в Пекине рассчитывают нарастить другие сферы сотрудничества. За счет чего?
Во-первых, торговля вооружениями. Здесь Китай потеснил США и Британию. В том числе, турецким контрактом, вторгшись на рынок НАТО. У китайцев есть основное преимущество (низкие цены в сравнении с поставками из стран Запада).
Во-вторых, инфраструктурное строительство (дорог, мостов, домов, транспортных развязок и т.д.). В том числе, послевоенное восстановление. Например, в Ираке.
В-третьих, сотрудничество в сфере транспорта, где Китай планомерно работает над реализацией своего стратегического проекта по возрождению Шелкового пути. Так, китайские компании уже занялись подрядами по строительству скоростной железной дороги между Меккой и Мединой в Саудовской Аравии, а также между Анкарой и Стамбулом в Турции. В Египте китайская компания Cosco занялась модернизацией порта Саид.
Кстати, транспорт – давняя линия взаимодействия Китая и Турции. Пекин, продолжая продвигать свои высокоскоростные технологии, на этот раз и туркам поможет выстроить свои магистрали в страны Центразии. Точно также как ранее китайцы помогли туркам построить на Южном Кавказе стратегическую магистраль Баку-Ахалкалаки-Карс.

Таким образом, влияние Китая на Ближнем Востоке сведено, преимущественно, к экономическому сотрудничеству. Правда, так на данный момент. Разумеется, Пекин стремится задействовать весь комплекс своего влияния.
Кстати, можно также говорить и о некотором военном влиянии Поднебесной. Конечно же, это влияние не сопоставимо с мощью США, которые в регионе постоянно то ведут одни войны, то готовятся к другим. Китай всего лишь имеет один миротворческий батальон в Ливане. Кроме того, в Индийском океане в рамках международной антипиратской миссии ведут патрулирование три боевых корабля. Ко всему, как уже отмечалось, прослеживается устойчивая динамика продаж малых вооружений уже практически со всеми арабскими странами.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература