Среда 20 января 2021

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Почему Китай поддерживает Сирию
Экспертиза
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Вторник 17 сентября 2013 || 17:52
Какая мотивация диктует позицию Китая в сирийском вопросе.
Китай и Россия в сирийском вопросе, как известно, выступают единым фронтом, являясь для «режима Ассада» едва ли не единственными надежными союзниками в его противостоянии с Западом. С учетом того, что «кольцо» международного окружения Башара Ассада стремительно сужается.
На первый взгляд, общность позиций Москвы и Пекина продиктованы традиционной дружбой и солидарностью, сохранившейся еще после распада Советского Союза (в конце концов, ранее китайцы и россияне высказывали совпадающие позиции по тем или иным резонансным международным вопросам). Однако, в действительности, отнюдь не солидарность в данном случае является мотиватором поведения. В Пекине, хоть и «сверяют часы» с Москвой, но руководствуются, прежде всего, собственными нацинтересами. То есть, теоретически Китай вполне может иметь иной взгляд на те или иные события в Сирии, в отличие от того, что подается из Москвы. Соответственно, есть возможность для сговорчивости Пекина в переговорах с Западом. Другое дело, всегда при этом нужно учитывать степень влиятельности Пекина в ближневосточных играх и его относительно небольшую свободу для маневра в большой игре между Россией и США. Тем более, что мусульманский Ближний Восток не относится к приоритетным сферам влияния Пекина. Скорее даже наоборот: Китай последовательно предпринимает меры, чтобы снизить свою зависимость от энергопоставок из стран Ближнего Востока. С учетом той нестабильной взрывоопасной ситуации, которая складывается в этом регионе. Да и потом: воздержимся от переоценки. Китай в настоящее время – это только динамично растущая держава развивающегося мира, которая еще не приобрела серьезного влияния в международных делах. Например, в сравнении с США и Евросоюзом, а также с Россией, которая опирается на механизмы бывшего советского влияния. В то время как Китаю только предстоит выстраивать собственную сеть влияния. Особенно, на Ближнем Востоке.

Позиция России в сирийском вопросе продиктована, преимущественно, политическими мотивами. Москва старается возродить былое геополитическое влияние, утраченное с советских времен. Для этого задействуется весь бывший советский инструментарий. Правда, практически ничего не делается для наращивания этого инструментария. И скорее, расходуется старый потенциал, но ничего не приобретается нового.

Китай, в свою очередь, в сирийском вопросе осуществляет более разностороннюю игру. И было бы ошибочно рассматривать позицию Пекина как в контексте союзничества с Россией, так и с учетом геополитического противостояния с США. Дескать, если администрация Обамы активно призывает к агрессии – значит, Пекин должен занять миротворческую позицию.
Китай в сирийском вопросе действует по классической схеме: есть наши друзья, есть наши враги. И есть также наши интересы.
Доминирующим интересом Пекина является национальная безопасность.
Можно сформулировать ряд принципов, почему Китай выступает против реализации любых силовых сценариев в Сирии. Причем сразу отметим: Китай выступает в поддержку именно мирного урегулирования, а не ради сохранения власти «режима Ассада».
Во-первых, еще более полувека назад китайская дипломатия сформулировала универсальные принципы разрешения внутренних споров и конфликтов. Здесь базовыми условиями являются категорическая недопустимость любых проявлений силы, строгое соблюдение норм международного права, поддержание стабильности и в региональной, и в международной ситуации. Стороны конфликта должны прекратить огонь, сложить оружие и сесть за стол переговоров. Так что, никакого «открытия» не произошло, когда подобным образом сделала официальное заявление по Сирии представитель МИД КНР Хун Лэй.
Во-вторых, Китай исходит из того, что политические и дипломатические средства реагирования являются единственными возможностями урегулирования, нагнетаемого сирийского конфликта.
В-третьих, экономическая мотивация. Силовой сценарий в Сирии резко повышает риски для дальнейшего глобальной экономики. В частности, спекулятивный рост цен на нефть. В то время как китайская экономика зависит от импорта энергоресурсов.
Недавно в рамках питерского саммита G-20 замминистр финансов КНР Чжу Гуаньяо (Guangyao) прямо высказал обеспокоенность подобным развитием ситуации на случай начала военных действий в Сирии.
Кстати, рост мировых цен на нефть создает риски не только для экономики Китая, но и для Японии. Причем если Китай еще неплохо справляется с покрытием своего энергобаланса, то для Японии каждый скачок цен создает более серьезные проблемы. И это является одним из факторов, сдерживающих активность Запада в сирийском вопросе.
В-четвертых, обострение гражданской войны в Сирии угрожает перерасти в масштабный военный конфликт на всем Ближнем Востоке. Прежде всего, ослабление позиций «режима Ассада» (и тем более, его падение) повлечет в регионе всплеск экстремизма. Радикальный ислам начнет более активное распространение и проникновение во все сопредельные регионы. Кроме того, Пекин лишится в ближневосточном регионе своего последнего верного друга. Точно также как ранее наилучшими исламскими друзьями Китая были Муаммар Каддафи в Ливии и Мохаммед Мурси в Египте. То есть в случае свержения «режима Ассада» Китай рискует быть вытеснен из Ближнего Востока.
Ко всему, добавим также то, что радикальный ислам представляет угрозу непосредственной нацбезопасности КНР. Особенно, в западных провинциях страны, где остро стоит проблема уйгурского сепаратизма. Очевидно, что в случае кардинального изменения расклада сил на Ближнем Востоке, возможности «падения» Сирии и блокирования Ирана – Китай на своих ближних подступах столкнется с большими проблемами.
В этой связи отнюдь не удивительно, почему Китай поддерживает Сирию довольно продолжительный срок. Здесь стоит сказать и о блокировании Пекином трех антисирийских резолюций ООН наперекор натиску Запада. Кроме того, упомянем также, что в 2007-2010 годах Китай продал сирийскому режиму вооружений на общую сумму в размере $300 млн. А с июня текущего года Китай наряду с Россией и Ираном также предоставляют Башару Ассаду ежемесячную помощь на сумму $500 млн. (нефтью, гуманитаркой, продовольствием).
Китай имеет большой интерес в стабильной Сирии.
Интересы национальной безопасности являются основным «драйвером» Китая при выработке его политики по сирийскому вопросу.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература