Суббота 22 сентября 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Когда Китай рухнет
Дайджест
Автор статьи: Алексей БОГОСЛОВСКИЙ
Время публикации: Суббота 24 августа 2013 || 21:18
Сейчас мы видим повторение старых сценариев. Могу напомнить – сценарий кризиса Японии в 1979 году, сценарий развала СССР в 1985-90 гг., сценарий обрушения экономики Беларуси в 2010-11 гг. В более грубой форме мы это можем увидеть в сценариях дефолта в Аргентине и иных странах Латинской Америки *)
Во всех этих случаях надо говорить не об экономических ошибках, а о сознательных действиях. Включается банковский мультипликатор, экономика накачивается легкими деньгами, зато высокий курс национальной валюты поддерживается, несмотря на ухудшение торгового баланса страны, цены растут, денежки перекачиваются от народа в «нужные» ручонки. Потом наступает кризис. Для возобновления развития страны нужно изъять деньги у некоторых граждан, провести реформы, но нельзя – у этих граждан ручонки загребущие, всё схвачено, госаппарат имитирует собственное бессилие и олигархи выдумывают тысячи поводов, почему нужные меры нельзя принять. Япония оказалась в яме на 10 лет и утратила стимулы к быстрому развитию. СССР развалился и постсоветсткое никогда не достигнет прежней мощи. Только ссора между Европой и РФ по поводу дележа госсобственности Беларуси спасла Лукашенко от утраты власти. Латинская Америка даже теоретически без команды Запада с Европой не сравняется, хотя имеет намного больше природных ресурсов. С Китаем тоже понятно. Индия начнет обгонять КНР по скорости роста, а сам Китай вступил в полосу политической неустойчивости. Ещё годик такой жизни, и портреты руководство КНР Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао будут вывешивать на публике для всенародного осмеяния и оплевывания.
Логика понятна. Никому не нужны просто свои правительства или просто независимые. Нужны некоторые меры, которые не позволят конкретным странам конкурировать с другими. Для этих целей нужно передать власть в нужные руки. Для промышленных стран это банковский, спекулятивный капитал и коррумпированные спецслужбы, для сырьевых – сырьевые монополии и коррумпированные спецслужбы. То есть, нужны заинтересованные лица. Самым глупеньким и агрессивным подсовывают теории спасения мира от ядерной войны, борьбу во имя демократии, либеральных свобод, единства всего человечества. Хотя даже дурак может понять, что инфляция – это орудие разорения страны, а не борьбы за свободу. Однако, заинтересованный дурак и просто дурак это люди с разной логикой поведения. Предлагаемая схема позволяет не богатеть вместе со страной, а богатеть вопреки бедности страны. Правда, за такие фокусы потом наступает возмездие – потолок роста оказывается ниже ожидаемого, деньги в офшорах обесцениваются, в стране приходится вечно дополнительно тратиться на поддержание устойчивости режима, но желающих быстро обогатиться, а потом не думать о последствиях хватает с избытком. В СССР драчка была за ленивую собственность – нефтепромыслы и недвига не требуют особых усилий для обогащения. В Китае приманкой являются активы, вложенные прямиком или через банки в недвижимость и ценные бумаги. Чтобы восстановить эффективность экономики, эти финансовые пузыри надо уничтожить, а это потери. Избежать потерь до поры, до времени можно только через денежные вливания в экономику, а это чревато крахом.
Конечно, есть также теории о единстве мира, борьбы с мировым кризисом, важности сохранения накоплений КНР в золото-валютном резерве, активов в американских, ценных бумагах. Здесь даже лень копаться в чужом, грязном белье. Помню, в 90-е годы возник вопрос об экспортной пошлине на металлический лом. Идею удалось блокировать, причем пара депутатов Госдумы заявила – мы не можем согласиться на пошлину в 5-6 долларов на тонну металлолома, это чревато ядерной войной с разгневанным Западом. Для нас это бред, для них это нормальная логика взаимного запугивания и подбадривания. Будьте уверены, Вэнь Цзябао тоже пытается объяснить свою безудержную накачку экономики юанями защитой от угрозы ядерного удара США, блокады морских путей, полного запрета на ввоз китайских товаров в США и т.д. Хотя, заставляя Китай богатеть на бумаге, он добьется просто выключения КНР из списка развивающихся государств, а это ударит по китайскому экспорту не хуже ядерной бомбы. Впрочем, китайский экспорт Вэнь Цзябао уже подорвал в смысле потенций. Вроде, положительное сальдо есть, а рост цен уже привел к резкому сокращению заказов в промышленности.
Самая большая абракадабра это сказки о возможности роста за счет внутреннего рынка. Здесь есть жесткие ограничения, связанные с ростом импорта сырьевых ресурсов. До кризиса 2008 года нас кормили сказками о чисто экспортном характере китайской экономики. Внутренний рынок, якобы, незначителен. Сказка противоречила не только реальным цифрам производства важнейших промышленных материалов (стали, угля, тракторов, машинного оборудования, текстиля и т.д.), сказка также противоречила традиционному китайскому умению прокручивать деньги внутри своего общества. После кризиса экономисты срочно сменили цифры, дескать, не 20% китайской экономики работает на экспорт, а только 9%. Из этого можно было сделать очевидный вывод – дальнейший рост внутреннего рынка потребует рост импорта природных ресурсов.
К этому можно добавить нечто знакомое нам по истории СССР – дорогие грузинские мандарины и чай не заменят турецкие мандарины и хороший, индийский чай, дорогие польские костюмы не заменят куда более качественные и дешевые итальянские.
Рост потребностей населения КНР упрется в импорт аргентинского мяса, бразильской сои, саудовской нефти, а также потребности богатого населения, которое нигде не мыслит себя без дорогих, немецких или американских иномарок.
Нынешний рост цен в КНР как раз связан с невозможностью без роста импорта увеличивать объемы внутреннего рынка, а рост импорта надо компенсировать за счет роста экспорта. Рост экспорта требует борьбы с инфляцией, поскольку стабильный курс юаня понижает конкурентоспособность китайской экономики, но понижение курса юаня встретит не только сопротивление Запада, но и сопротивление крупнейших вкладчиков в финансовые пузыри. Владельцам крупных состояний не хочется обнаружить себя обедневшими в долларовом эквиваленте. То есть, Китай загоняется в экономический тупик. К этому надо добавить чекизм как экономическую форму деятельности.
Все чиновники относительно хороши, когда работают за зарплату. В обстановке коррупции и частной собственности чиновники тяготеют к ленивому бизнесу. Что может быть приятнее собственности, которая дает доход, но не заставляет упорно трудиться! Также приятна собственность, которая гарантирует доход за счет админресурса.
В итоге, мы имеем группу лиц, которые всегда делают выбор в пользу паразитарного капитала и в ущерб производственному капиталу. Ради стабильности своих доходов такая группа лиц всегда готова поступиться скоростью развития страны и ростом доходов общества в целом. А сценарий торможения подается как некая экономически неизбежная ситуация, позволяющая развести руки и сказать – мы хотели сделать как лучше, обстоятельства оказались сильнее нас. В этот тупик как раз гонит Вэнь Цзябао свою страну.
Однако у Китая есть кое-какие отличия от СССР, Беларуси и даже Японии. Япония – это очень централизованная страна в экономическом плане. Ничуть не менее централизованы покойный СССР и нынешние РФ и Беларусь. Зато Китай традиционно экономически более плюралистичен. Пекин, Шэнчжэнь, Шанхай – это разные центры экономической и банковской активности. Сюда надо прибавить более мелкие региональные центры. Гигантские вложения Сянгана и Тайваня в экономику материкового Китая тоже делают их частью китайской экономической жизни. Все они имеют свои связи с партией, чиновниками и системой госбезопасности. И не надо думать, что они шибко обрадуются экономическому кризису в стране, который неизбежен при продолжении современного руководства. Это я к тому, что купить Пекин ещё не значит купить Китай. С отсутствием экономического бума они согласятся, а кризис и застой ударят по их интересам.
Как мы знаем, перестройка не может ограничиваться кризисом. Необходимо также свернуть научные исследования, разрушить армию, самые современные отрасли промышленности. США также прямо провозглашают идею расчленения КНР. Вот здесь планы выглядят, мягко скажем, фантастическими. Те же монополии Сянгана и Тайваня отнюдь не являются сторонниками разрушения хайтека и ключевых отраслей промышленности. Напротив, они им нужны для конкуренции с Японией и Европой. Без хайтека идея дешевой, рабочей силы обессмысливается.
Надо также учесть национальные амбиции китайцев. Они несколько ниже, чем нам кажется, но предполагают довольно значительный уровень жизни населения. И самое главное – резкое изменение общественного мнения в КНР за последние годы.
Прежде всего, выделим антиамериканизм. От этого мы никуда не уйдем, если учтем довольно активный антиамериканизм на Тайване. Антиамериканские настроения в КНР рынком не излечатся, если считать антиамериканизм болезнью, а не естественной реакцией на жажду США всюду диктовать свою волю. Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао пока могут видеть в антиамериканизме громоотвод, но по сути антиамериканские настроения уже перешли грань безопасного громоотвода общественных настроений для Пекина.
Другой элемент – это любовь к деньгам и привычка считать деньги в своем и в чужих карманах.
Как хотите, я это даже назвал бы эту любовь национальным спортом номер один в КНР. Пинг-понг и ушу отдыхают. Китай на пороге общественной нестабильности, а давление снизу всегда эффективно, когда находит сторонников в средней части и в верхушке общества. Так что, перестройка по-китайски, которую по жанру СССР можно соотнести с 1987 годом, даст не совсем тот результат, на который рассчитывали.
Американцы уже выдали себя во время снятия Бо Силая, когда подняли шум о перевороте в пользу Вэнь Цзябао. Другое дело, что в стране нет нового Дэн Сяопина. Зато поднять население на протесты куда проще, а чиновники и военные с миллиардерами договариваются достаточно легко. Вопрос в том, что из себя будет представлять Китай после политического кризиса.
Во-первых, мы не знаем, кончится ли кризис закулисным торгом или открытым столкновением. Во-вторых, слухи о том, что в Китае Запад уже скупил правительство на корню, появляются не в первый раз. Всякий раз оказывалось, что речь шла о закулисных договоренностях, которые отнюдь не воспринимались как нечто обязательное для всех. В-третьих, снятие Бо Силая это конфликт только в достаточно узкой среде партноменклатуры. Основная часть партийных деятелей и кругов бизнеса в схватке участия н принимали. В-четвертых, напряжение в обществе далеко от предела. В-пятых, надо просто выждать до осени 2012 года. Тогда расстановка сил станет яснее. Однако, попробуем предсказать будущее развитие КНР после финансового кризиса в мире и в КНР в частности. Волну инфляции, скорее всего, удастся сбить. Достигнуто это будет за счет падения жизненного уровня населения. Вряд ли падение будет резким, как в Беларуси, и вряд ли дальнейшее развитие страны остановится. Есть ресурсы расширения экономики вширь, хотя они сейчас кажутся исчерпанными. Есть пример Тайваня, который удерживает рост экономики на уровне 3-4% в год. Ясно, что скорость развития КНР будет несколько выше. Также ясно, что США такой сценарий мало устроит, поскольку сами США развиваются медленнее Тайваня и будут переживать затяжной социальный кризис. Но в любом случае, главный конфликт у США с Европой. Более того, Европа и США в равной степени сравнительно мало выиграют от нынешних экономических проблем КНР, поскольку основные выгоды от экономического ослабления роли КНР в мире извлекут страны Юго-Восточной Азии и Индия, Бразилия, Турция и Мексика. Аутсорсинг производства не остановится. Судьба КПК тоже понятна – однопартийность торжествует в Сингапуре, Сянгане и с некоторыми оговорками на Тайване. Никуда КПК не денется. Зато навязать КНР российскую де-факто беспартийную систему правления, скорее всего, не удастся. Слишком разнообразны экономические центры КНР. Точно также не надо пугать нас угрозой возвращения социализма времен Мао Цзэдуна. Китай уже вжился в имущественное неравенство. Социалистические лозунги будут использованы исключительно для проведения социальных реформ, сближающих КНР с остальными странами мира, например, с Японией или Францией. Куда большие проблемы грозят Китаю из-за роста коррупции, однако, нынешний уровень общественного недовольства заставит решать эти проблемы и держать коррупцию в определенных рамках. Попытка навязать сверху распад КНР, скорее всего, не просто из области ненаучной фантастики. Подобная попытка будет только сплачивать китайское общество.

*Статья написана 24 марта 2012 года.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература