Среда 25 ноября 2020

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Египет на большой шахматной доске
Международная безопасность
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Пятница 12 июля 2013 || 15:13
Египет играет очень важную роль как в региональных, так и в геополитических раскладах. Кроме того, его нынешнее бедственное положение создает большие риски для глобальной экономики. Прежде всего, на рынке продовольствия.
Рассмотрим уникальное значение Египта на мировой шахматной доске с точки зрения как геополитики, так и геоэкономики.

Фактор геополитики. Египет – древнейшая цивилизация с многотысячной историей, выполняет огромную роль не только в арабском мире, но и во всем ближневосточном регионе. Игра сразу на нескольких шахматных досках – не каждый игрок способен вести такой блиц. Но у Египта получается. Причем получается успешно.
Во-первых, Египет – традиционный независимый посредник в палестино-израильском урегулировании. Кроме того, авторитетный арбитр внутри ЛАГ, часто вносящий решающий голос в консенсус между монархиями Залива и странами Магриба. Это если говорить сугубо об арабской «шахматной доске».
Во-вторых, Египет в самых лучших традициях «блиц» также играет на двух больших региональных досках: «ближневосточная» (отстаивая «линию» в споре с Саудовской Аравией, Турцией и Ираном) и «африканская» (Египет – один из лидеров африканского мира).
В-третьих, Египет, имея серьезный региональный вес, играет также на большой геополитической шахматной доске. Так, например, в советские времена Египет неплохо играл на противоречиях между США и СССР, стремящихся к контролю на Ближнем Востоке. Сейчас – между США и Россией (убавляющими ход) и набирающим ход Евросоюзом, присматриваясь к динамично развивающемуся Китаю, влияние которого уже все чаще и чаще ощущают на Ближнем Востоке (но который еще не вполне сформировал собственную арабскую политику). Кстати, в этой игре есть также неплохой шанс и для Украины, которая на геополитической доске новый игрок. К тому же, региональный игрок и в частности, может сыграть на убывающем влиянии России.
В-четвертых, можно также говорить о существенной роли Египта на мировых рынках, от которых без преувеличения зависит здоровье глобальной экономики. В том числе, на рынке энергетики: Египет контролирует суэцкий транзит углеводородов в Европу. К тому же, еще и имеет собственные запасы нефти и газа. Кроме того, Египет является одним из крупнейших импортеров продовольствия в мире. Без преувеличения можно сказать, что от ситуации в Египте зависит, будут ли дальше спекулятивно расти цены на нефть и что будет с ценами на зерновые.
В общем, ценность Египта огромна. При всей, казалось бы, его скромности. Ведь, Египет не относится к числу мировых держав ни фактически, ни номинально (если говорить, например, о постоянных членах Совбеза ООН). Однако, стоит только Египту выпасть из геополитики как на Ближнем Востоке окончательно сформируется новый расклад. Больше всего это ударит по Ирану, которому придется держать круговую оборону по всему периметру суннитского фронта. Кроме того, заволнуется Европа и всерьез задумается Россия перед угрозой выпасть с региона. Подчеркнем еще одну деталь: Египет – это ярко выраженная страна-медиатор. Полный контроль над Египтом – это риски смещения баланса в ту или иную сторону. Поэтому для соблюдения регионального равновесия Каир всегда вынужден придерживаться срединной линии.

Фактор геоэкономики. Нечто подобное можно наблюдать и в геоэкономике. Контроль над стратегическими рынками позволяет удерживать контроль над всем миром. В благополучные времена – неустанно эксплуатировать «печатный станок», щедро раздавая доллары налево-направо. Но и в кризисные времена тоже можно сохранить гегемонию, несмотря на пошатнувшуюся мощь. Ценой войны и разрухи.
Сегодняшний Египет представляет собой жалкое зрелище. Два с половиной года непрекращающейся политической борьбы полностью обнулили политико-государственную систему, исчерпав всевозможные резервы. Но если после Арабской весны 2011 году в Египте удалось сформировать хоть какой-то общенациональный консенсус во главе с законной легитимной властью – после нынешнего «военного переворота» страна оказалась полностью под прямым внешним управлением. Сейчас уже даже не важно, кто станет «главным» при новой власти. Будь новый египетский президент хоть временным (как сейчас), хоть постоянным (как через полгода, когда состоятся выборы) – в любом случае, он будет марионеткой США. Экономика Египта до основания разрушена и сейчас полностью сформирована за счет внешних займов. Естественно, выложились только западные игроки. В частности, больше всего в Египет вложила Саудовская Аравия – $5 млрд., Кувейт – $4 млрд., ОАЭ – $3 млрд. МВФ обещает открыть программу кредитования – $4,8 млрд. На этом фоне США выложили совсем уж мизер – $1,5 млрд. (что явно несерьезно для бывшей «сверхдержавы»), но этот мизер как раз и может сыграть решающую роль. Например, стоит только Вашингтону вдруг урезать помощь, как не раз об этом было обещано (по поводу или без повода). Или же вообще объявить секвестр, ссылаясь на «кризисные времена» и ставшие «вечными» сложности в американской экономике.
К тому же, учтем еще и то, что западные державы вкладываются в Египет, в основном, на вооружения. В то время как разрушенная страна сейчас больше всего нуждается в продовольствии и продуктах первой необходимости. Чтоб хотя бы накормить 84 млн. человек населения страны. Посмотрим на цифры.
Ежегодно Египет закупает 10 млн. т. зерна в год. Причем отметим нюанс: половина из этого объема субсидируется государством. (Прим.: это очень важно с учетом того, что нынешняя казна пуста, нет возможности оплачивать субсидии).
По официальным данным, после февраля 2013 года Египет не закупал пшеницу вообще. Кроме того, известно, что на момент падения Мурси в египетских закромах хранилось всего 180 тыс. т.
ФАО (организация ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства) уже бьет в набат: в ближайшие годы Египет столкнется с серьезными продовольственными проблемами. Для справки: предоставляемые западными державами кредиты (на условиях сокук) рассчитаны на два ближайших года. Отсюда, кстати, можно сделать прогноз о сроках надвигающейся кризисной продовольственной волне для всего мира, но это уже тема для отдельного анализа.
Возникает закономерный вопрос: к чему, следуя базовым законам экономики, приводит исчезновение крупнейшего импортера с рынка? С учетом того, что объем предложения останется тот же (как минимум). Разумеется, цены на зерно должны пойти вниз. Для стран-потребителей – это хорошо, для стран-экспортеров превращается в проблему.
Прежде всего, для Украины, которая страна-экспортер. Впрочем, можно взять несколько шире и сказать обо всех странах Причерноморского пула (Россия, Казахстан и Украина). С учетом того, что Египет и Ливия – традиционные рынки сбыта причерноморской пшеницы, но сейчас они в силу известных революционных перипетий оказались неплатежеспособны как покупатели.
Отсюда перед Киевом стоит нелегкая задача. Во-первых, как можно быстрее найти новые рынки, чтобы как минимум, компенсировать потери. Кстати, сейчас как никогда актуальна рекомендация, которую давал Евгений Добряк (экс-нардеп Комитета ВР по иностранным делам, фракция «Батьківщина») в интервью DipComment в феврале с.г.:. Украине необходимо активизировать отношения с Саудовской Аравией, что в свою очередь, откроет продовольственные рынки и Арабского залива, и на африканском континенте. Во-вторых, придется теперь торговать в условиях возросшей конкуренции (рынки строго поделены). Не исключается также появление новых игроков. Например, в последнее время на зерновом рынке заметно активизировалась Индия, угрожая даже несколько потеснить с позиций Украину. В-третьих, складывается еще одна парадоксальная ситуация. Например, если будут хорошие урожаи – с одной стороны, вырастет предложение зерна, но, с другой стороны, при искусственном ограничении спроса придется им торговать все-таки дешевле. Если же будут неурожайные годы – придется столкнуться с усиливающейся конкуренцией.
На этом фоне проблему только усугубляет общая ситуация с промедлением земельной реформы в Украине. Потому что если с глобального рынка еще и выпадут страны-экспортеры, то это вообще чревато катастрофическими последствиями для всего мира.
Отсюда можно дать Киеву актуальные рекомендации: во-первых, ускорить земельную реформу (очевидно, что промедление до 31 декабря 2015 года неоправданно долгий срок) и, во-вторых, сделать шаг к созданию т.н. «зерновой ОПЕК» (т.е. к объединению рынков причерноморского пула). Перед лицом надвигающейся продовольственной угрозы Россия, Украина и Казахстан стоят в одном строю.
Тем более, что есть еще и страны-импортеры (которым выгодны любые понижательные тенденции на рынке). Речь, прежде всего, о Евросоюзе, который в условиях кризиса на ближневосточных рынках превращается в основного потребителя украинского зерна. Но на европейский рынок Киеву уповать особо не следует. Прежде всего, с учетом строгих реалий: аграрный импорт из Украины жестко квотируется Брюсселем. Европейцы заинтересованы покупать ровно столько, сколько хотят. И их абсолютно не интересует развитие аграрного потенциала Украины. Чем больше предложение на рынке – тем выгоднее ослабевшей покупательной способности европейской экономики.
Кроме того, не стоит также забывать и о странах-экспортерах, являющихся конкурентами украинской продукции. Речь, прежде всего, о странах Америки (Канада, США, Аргентина), которые тоже заинтересованы прочнее привязать к себе европейский рынок (не только сланцевым газом в энергетике). Кстати, в этой связи не будем забывать о мегапланах создания трансатлантической зоны свободной торговли «США-ЕС».

В завершении, говоря о надвигающемся продовольственном кризисе, нельзя несколько слов не сказать о Бразилии, где тоже недавно были массовые беспорядки и по-прежнему расшатывается общественная стабильность и которая играет критическую роль на мировом рынке сои. Тем более, что в предстоящий год Бразилия будет больше заботиться о подготовке к футбольному Мундиалю, нежели развитием собственного сельского хозяйства. Но в данном случае это уже фактор сдерживания отнюдь не Европы, а прежде всего, Китая, по которому продовольственная кризисная волна может ударить больнее всего.

Таким образом, нынешняя эскалация напряженности в Египте – это только «первое звено» надвигающейся очередной многоходовки. С прицелом на Иран – в попытках сместить существующие балансы на Ближнем Востоке. И косвенно с прицелом на Китай – запуская цепь продовольственного кризиса.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература