Понедельник 17 декабря 2018

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Официальный Киев делает первые шаги в Евразию
Евразийский выбор
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Воскресенье 02 июня 2013 || 19:28
На минувшей неделе «евразийский вектор» ситуативно стал доминирующим в украинской внешней политике. Что это может дать Киеву и к каким последствиям приведет – об этом в данной статье.
Прежде всего, о саммитах, в которых приняла участие Украина.
26 мая президент Виктор Янукович осуществил неожиданный (ранее не предусмотренный в графике президента) рабочий визит в Сочи, чтоб побеседовать в неформальной обстановке с российским лидером Владимиром Путиным.

Спустя два дня, 28-29 мая, глава Украинского государства продолжил евразийские переговоры уже в многостороннем формате, в Астане, где состоялось заседание Евразийской Экономической Комиссии.

Однако, ключевое решение было принято только под конец недели, в Минске. В пятницу 31 мая, по итогам саммита глав правительств стран СНГ, Украина получила статус наблюдателя при Таможенном союзе (а в перспективе – в ЕАС).

Таким образом, можно говорить о завершении изрядно затянувшейся интриги по поводу оформления отношений между Украиной и Таможенным союзом. Официальный Киев в напряженных переговорах с Москвой сумел отстоять свой национальный суверенитет и доказал жизнеспособность собственных внешнеполитических инициатив. Украина и Таможенный союз способны быть равноправными партнерами, без каких-либо поглощений или слияний, отношения между ними должны строиться только на взаимоуважении и взаимной выгоде.
Какие выводы можно сделать по итогам евразийских переговоров Киева.

Евразийские выводы. Во-первых, Украина сохранила свой стратегический курс на евроинтеграцию, которая по-прежнему остается основным внешнеполитическим приоритетом страны. «Новая модель сотрудничества между Украиной и Евразийским Экономическим Союзом не противоречит членству Украины в ВТО и стратегическому курсу на евроинтеграцию путем заключения Соглашения об ассоциации и создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС», - заверил президент Виктор Янукович своего европейского коллегу Жозе Мануэля Баррозу в телефонном разговоре 31 мая. «Украина продолжает работать над выполнением условий евроинтеграции», - подчеркнул глава Украинского государства.

Во-вторых, Украина, наконец, добилась четкости в своей евразийской политике. После долгих напряженных лет раздумий и неопределенности. Ранее много лет муссируемый тупиковый ультимативный выбор между ЕС и ТС по принципу «или – или» в повестке Киева не стоит. Единственный вектор развития Украины – европейский. Но при этом евроинтеграция, разумеется, не является препятствием к выстраиванию Киевом собственной внешней политики на евразийском направлении.

С одной стороны, по итогам прошедших евразийских саммитов, Украина, действительно, сделала первый шаг в Евразию. Но при этом, с другой стороны, есть все предпосылки к тому, что это также станет последним шагом Киева в данном направлении.

По крайней мере, лимиты сближения между Украиной и ТС обозначены четко. Но при этом важно также не забывать: ТС – не единственный субъект Евразии. А Украина, в свою очередь, нуждается в собственной евразийской стратегии.
Возможно, в Москве кто-то рассчитывал «додавить» Киев, склонив его к полноформатной интеграции с Таможенным союзом. Но Украина, как видим, выстояла и сумела убедить РФ в жизнеспособности своих инициатив. При этом также отдельно отметим: статус наблюдателя при ЕЭК можно всецело считать компромиссным. И для Киева, и для Москвы. С одной стороны, Киев отказался от перспективы полноформатного членства в ТС: простое «наблюдательство» - это предел компромиссов, сделанный по отношению к РФ. С другой стороны, объем прав и обязанностей Украины, предусмотренный меморандумом, закрепляет за Украиной статус несколько шире, нежели предполагает статус наблюдателя в подобных случаях – и это максимальный компромисс, на который пошла Москва в адрес Киева.

Приведем пример: наблюдатели в ШОС имеют меньший объем полномочий, чем будет иметь Украина на заседаниях ЕЭК. Украина для Евразии – больше, чем просто наблюдатель. Равно как Евразия не может себе позволить игнорировать фактор Украины.

В-третьих, обратим внимание на текст подписанного Меморандума об углублении взаимодействия между Украиной и Евразийской Экономической Комиссией. На первый взгляд, это всего лишь «декларация о намерениях». Некоторые комментаторы в этой связи часто подчеркивают временный характер достигнутых договоренностей и даже ставят под сомнение их юридическую силу. Дескать, подписан не договор, а всего лишь меморандум.
Тем не менее, позволим себе не согласиться с подобного рода скепсисом.

Отметим несколько важных нюансов:
а) Украина получит статус наблюдателя не в Таможенном союзе, а при Евразийской Экономической Комиссии. Однако, все дело в том, что на данный момент подписание международно-правового договора просто исключено. По причине отсутствия сторон (точнее – одной из сторон). Таможенный союз не является «международной организацией», чтоб оформлять с ним какие-либо отношения. ТС – всего лишь технический и промежуточный этап евразийской интеграции. В свою очередь, Евразийский Союз, с которым Украина могла б заключить какие-либо договоренности, пока что не создан. Таким образом, сейчас основным сторонам (Киеву и Москве) остается подписывать, разве что, меморандумы и декларировать намерения.
б) Украина получает статус наблюдателя не сейчас (в ТС), а только с 2015 года. Если, конечно, к этому сроку будет создан Евразийский союз. Иначе, какой смысл в подписанном Меморандуме?
в) из текста Меморандума вовсе не следует каких-либо обязательств Украины по поводу «дальнейшего углубления интеграции» с ЕАС. Статус наблюдателя – это предельный лимит взаимоотношений Киева с пророссийским союзом. Причем подчеркнем: здесь сказывается не только нежелание Киева вступать в ТС, но и позиция Москвы (у которой, как ни крути, есть собственное видение раскладов на евразийском пространстве). Данный тезис представляется важным в свете того, что некоторые эксперты высказывают предположения, будто Владимир Путин «смирился» с невступлением Украины в ЕАС. Однако, предоставим подобного рода выводы делать самому Владимиру Путину. Создание Евразийского Союза – это его идея. Публично детальная евразийская концепция РФ на рассмотрение общественности не представлялась. И сам Владимир Путин не делал прямых предложений в адрес Украины.

Посмотрим теперь на правомочия, которые Украина получает в ЕЭК согласно Меморандуму:
1)право присутствия на заседаниях ЕЭК.
Правда, это возможно только на открытых заседаниях. Есть также другое обязательное условие – приглашение председателя Совета или Коллегии ЕЭК. Ну и наконец, третье условие – согласие всех членов Совета ЕЭК.
При этом подчеркнем: право присутствия на заседаниях не предусматривает Украине возможности участвовать в принятии решений.
2) право ознакомления с решениями ЕЭК. Правда, Украина не сможет получать ВСЕ международно-правовые документы, а только те, которые не содержат информацию ограниченного доступа.

Таким образом, перед нами классический набор инструментария из статуса наблюдателя при международном объединении. Правда, как мы уже отмечали, для Украины статус наблюдателя будет все же несколько шире, чем предусматривает в подобных случаях международная практика. «Украина сможет участвовать на всех уровнях заседаний ЕЭК, даже не имея официального статуса наблюдателя», - обещает вице-премьер РФ Виктор Христенко (ответственный за евразийскую интеграцию). (Правда, во избежание недоразумений хотелось бы на этот счет большей четкости. Заявления высокопоставленных должностных лиц РФ – это одно, но больше гарантий – наличие соответствующего нормативного регулирования).

Некоторые эксперты акцентируют внимание на обязательстве Киева «блюсти принципы Таможенного союза», усмотрев в данном случае некие «угрозы» перехода к более тесному сближению с ЕЭК. Но на самом деле, оснований для опасений нет. Во-первых, а как иначе? Украину приглашают сесть за стол ЕАС – значит, для этого должен быть как минимум интерес. В противном случае, какой смысл вести переговоры с субъектом, с которым расходятся принципы по многим вопросам?
Однако, самое главное назначение меморандума все же совсем в другом: Украина и Таможенный союз наконец, институционализировали отношения друг с другом. В конце концов, крайней ненормальная ситуация, когда ближайшие соседи длительное время находились друг с другом в состоянии перманентных коммерческих войн.

Подчеркнем еще один нюанс: статус наблюдателя было бы ошибочно рассматривать как проявление пресловутого «частичного членства», о котором высшее руководство Украины говорит с 2010 года. И здесь вряд ли есть можно согласиться с советником президента Андреем Гончаруком, который в эфире одного центральных телеканалов заявил, будто работа над меморандумом велась с 2011 года. В действительности, Украина, получая статус наблюдателя, не присоединилась к Таможенному союзу ни «3+1», ни по какой-либо иной формуле. Как ни крути, но наблюдатель и участник объединения – это не одно и то же. И статус наблюдателя вовсе не тянет за собой обязательств когда-либо в перспективе стать полноправным участником.

Более того, Меморандум о присвоении Украине статуса наблюдателя при ЕЭК – это полный провал президентской идеи «частичного членства» (в том числе, по формуле «3+1»). Как известно, Президент Виктор Янукович ранее активнее всех выступал с подобными инициативами, а из АП на сей счет периодически раздавались самые разные «прожекты» (например, некий проект соглашения между Украиной и ТС, «ассоциация» Украины при ТС и т.д. и т.п.). Или возьмем самый свежий пример: только за минувшую неделю президент Янукович совершил два визита в Евразию, провел несколько двусторонних и многосторонних встреч. Но результаты мизерные. Например, воскресный визит 26 мая в Сочи вообще оказался «беседой ни о чем», вообще не принес никаких результатов. Не смог Виктор Янукович также добиться каких-либо договоренностей за три дня переговоров в Астане. И Меморандум был подписан только 31 мая, в Минске, но на саммите глав правительств ТС. К слову, это говорит о степени доверия Москвы, с одной стороны, к президенту Януковичу и, с другой стороны, к премьеру Азарову.
Кстати, статус наблюдателя Украины при ТС – это идея премьера Азарова, которая была им предложена только два месяца назад. Как видим, украинскому премьеру в предельно сжатые сроки удалось реализовать то, что у стратегов АП не получилось «продвинуть» за предыдущие 2 года.

Евразийские контуры. «Украинский вопрос» не был единственным в повестке заседания Евразийской комиссии. Более того, с учетом напряженной ситуации в странах ЦентрАзии, «украинский вопрос» совсем не был ключевым в рассмотрении. В Астане субъекты евразийской интеграции в большей степени, обсуждали торгово-экономические вопросы. Но не меньшее значение уделялось также вопросам безопасности на саммите ОДКБ в Бишкеке.
В целом, евразийское пространство по-прежнему далеко от своей окончательной «сборки». Тем не менее, некоторые контуры становятся более четкими. К сожалению, пока что единственным модератором Евразии является Россия. В то время как Украина, имеющая не меньший евразийский потенциал, занимает пассивную позицию. Как выглядит евразийский расклад на данный момент?

Во-первых, малое «евразийское ядро» - Россия, Беларусь и Казахстан – продолжит углублять свою интеграцию. По словам премьера Дмитрия Медведева, РФ готова идти на снятие торговых барьеров с Беларусью и Казахстаном, несмотря на возможные издержки по этому поводу. К 2015 году такое углубление интеграции приведет к образованию Евразийского союза, который станет непосредственным соседом Украины. В свою очередь, Киев в формируемых евразийских раскладах будет играть иную роль.

Во-вторых, Украина и Киргизстан – следующие в евразийской очереди – оформили свои отношения с ТС подписанием однотипных меморандумов. Бишкек и Киев становятся просто наблюдателями, без перспективы к полноформатному членству.

Подчеркнем: меморандум Украины имеет все шансы стать Прецедентом для институционализации отношений Таможенного союза с остальными странами евразийского пространства. Какие это страны?

Судя по состоявшимся саммитам, ближайшие на очереди – Молдова и Армения.
«Армения
хочет в Таможенный союз, но нужно найти подобающий формат», - отметил премьер РФ Медведев по итогам своей встречи с армянским президентом Сержем Саркисяном. Впрочем, в Ереване тоже давно заняты поисками подобного формата, рассматривая армянские аналоги формулы «3+1».

В РФ также приветствовали формирование нового правительства Молдовы и высказали пожелание к налаживанию конструктивных отношений. Соответственно, переговоры между Кишиневом и Москвой предстоят в двустороннем формате. Правда, насколько эти переговоры станут успешными – с учетом принципиальности Москвы в вопросе поддержки Приднестровья?

Узбекистан, по итогам евразийских саммитов, наконец, присоединился к зоне свободной торговли СНГ. (Правда, Ташкент обещал это сделать еще к концу минувшего года). С учетом перспективы вывода американских войск из Афганистана, Ташкент становится главным партнером Москвы в обеспечении безопасности в центральноазиатском регионе. Но смогут ли РФ и Узбекистан достичь компромиссов по всем вопросам стратегического взаимодействия?

На данный момент неопределенность сохраняется лишь в отношении нескольких стран:
Таджикистан, Туркменистан, Грузия и Азербайджан. Но в Таджикистане в сентябре все равно предстоят президентские выборы: до этого нет смысла начинать евразийские переговоры. Туркменистан давно проводит сбалансированную политику многовекторности и постоянного нейтралитета. Азербайджан сдерживается «карабахским вопросом». А наиболее сложная и запутанная ситуация в Грузии. DipComment о возможных рисках нового «кавказского передела» уже писал

…В завершение, еще раз подчеркнем: вышеуказанные евразийские расклады – это всего лишь соответствующая стратегия РФ. Как видим, в этих раскладах по-прежнему много неопределенностей и рисков. Но карта Евразии может выглядеть совсем иначе. Например, Украина – не менее суверенная страна и тоже как Россия, имеет собственную внешнюю политику, занимает очень важную роль на евразийском пространстве. Тем не менее, к настоящему времени официальный Киев на евразийском пространстве неоправданно ограничивает свои взаимоотношения только РФ (ТС), но при этом собственной евразийской стратегии не имеет.
На наш взгляд, Украина могла б успешно форсировать по тем направлениям, по которым политика РФ зашла в тупик. Например, Москва прочно увязла на Южном Кавказе. В то время как Украина с ключевыми кавказскими «барсами» (Грузией и Азербайджаном) имеют тесные дружеские отношения. Не меньший потенциал содержит укрепление взаимодействия между Украиной и Узбекистаном как шанс нарастить влияние по всему центральноазиатскому региону.

Итак, подведем выводы:
1) статус наблюдателя
при ЕЭК представляется наиболее оптимальным во взаимоотношениях Украины с Таможенным союзом (а в перспективе – с Евразийским союзом). Как видим, этот статус оказался гораздо эффективнее и целиком жизнеспособным, в сравнении с идеями о «частичном членстве». Украина имеет собственный евразийский потенциал, не менее значимый, чем у вышеупомянутого пророссийского союза. Другое дело, что данный евразийский потенциал необходимо реализовывать, что к настоящему времени, к сожалению, пока что не наблюдается;
2) подписание меморандума с ЕЭК можно считать успехом внешней политики Киева, но вряд ли стоит преувеличивать значение этого документа. Украина – это, прежде всего, европейская страна, которая в качестве основного вектора развития должна рассматривать именно Европу. Украина – это европейский пример для всей Евразии. Но для того, чтобы этот пример доказал свою успешность, необходимы системы модернизационные реформы во всех сферах;
3) Украине необходима собственная стратегия взаимоотношений с субъектами евразийского пространства. По итогам состоявшихся саммитов в Астане и Минске, выработана модель взаимоотношений Украины и ТС. Необходимо также усилить работу на других направлениях. В том числе, в тех регионах, где у РФ позиции слабее, чем у Киева (Южный Кавказ, Бесарабия и ЦентрАзия).

Безусловно, выстраивание взаимоотношений с Евразийским союзом необходимо, но при этом важно понимать: ЕАС при всей амбициозности своего названия далек от охвата всего евразийского пространства. Это всего лишь союз трех стран. К тому же, не самых ключевых на евразийском пространстве.
4) для углубления взаимодействия со странами Евразийского пространства Украина не может позволить себе игнорировать сотрудничество с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС). Тем более, что это единственная международная организация в мире, охватыващая влиянием бОльшую часть Евразии.
Без ШОС Украина вряд ли сможет реализовать свой евразийский потенциал в полной мере.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература