Вторник 21 мая 2019

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Атомная бомба Саддама
Военное дело
Автор статьи: Аурагх Рамдан
Время публикации: Среда 24 апреля 2013 || 11:21
Когда я сотрудничал с украинским изданием (Ура-Информ) летом 2005 года, тогда все еще начиналось, я предложил главному редактору Тарасу разместить «ударные» материалы с целью расширения аудитории читателей. Таким образом, пришла мне в голову идея написать о ядерной программе Саддама. Правда, в ту пору я творил под псевдонимом (Назар Буликар) по объективным причинам. Вот одна из тех публикаций:
Саддам проявил безмерный интерес к атомной тематике и даже сам лично начал вникать в ее премудрости и хитросплетения. В декабре 1974 года Саддам возглавил правительственную делегацию в Париж по приглашению самого Жака Ширака - тогдашнего премьер-министра Франции. Среди комитетов, входивших в состав этой делегации, был комитет по ядерной энергетике, в число которого вошли три известные иракские фигуры: доктор Гаммам Абдель Халек, доктор Халед Ибрагим и инженер Ахмад Башир Анниб (председатель ведомства по электрификации Ирака).

Этому комитету выпала честь начать переговорный процесс с французским комитетом по атомной энергетике (CEA) о предоставлении иракской стороне «ядерного оборудования», а именно, отправлении в Ирак ядерного реактора большой мощности на графитовой основе. Но французы отказали своим иракским коллегам в этой просьбе, мотивируя это тем, что они уже давно не работают с этой моделью, а используют реактор (PWR). Кроме ядерной тематики, франко-иракские соглашения сроком до 1990 года включили также поставки артиллерии, танков, ракет поля боя, постройку ряда предприятий на многие миллиарды долларов, например: комбинат по производству стали и чугуна в Хор Зубейре, что находится подле Аль Басры.

18 ноября 1976 года иракской стороной было подписано 450-миллионное соглашение с горсткой французских фирм и компаний не без соглашения атомного комитета Франции (CEA) на постройку французами реактора «Таммуз-1 [1]». Этот реактор представлял собой, скорее всего, экспериментальную установку в форме бассейна для исследования ( MTR ) образцов [2]. Другими словами, предлагаемая установка широко используется в области физики твердого тела, включая и само производство расщепляющихся материалов. Топливо, используемое в этих установках, представляет собой сплав урана с алюминием (содержит обогащенный уран на 93%). Саддам настаивал на том, чтобы французы продали ему в придачу годичный запас указанного топлива (72 кг.) - этого количества было достаточно для изготовления нескольких атомных зарядов мощностью хиросимской бомбы. Из вышеуказанного соглашения вытекало то, что Франция обязалась поставить Ираку ядерный реактор «Озирак» очень высокой мощности - 70 мегаватт. Кроме этого, в обход МАГАТЭ французы также обязались обеспечить реактор необходимым количеством топлива - обогащенного урана до 93%.

В Москве уже стало известно о трехмиллиардной сделке, Громыко и Устинов следили за каждым шагом как иракской, так и французской сторон, через разветвленную агентурную сеть КГБ. «Нас французы при разработке Хельсинского соглашения все время правами человека попрекали. А тут…», - досадно упомянул Громыко, когда ему стала известна редакция вышеупомянутого соглашения, в одном из пунктов которого говорится: «все лица еврейской национальности или религии - последователи учения Моисея - не могут участвовать в программе ни в Ираке, ни во Франции». В рамках заключенного соглашения, который профильные историки именуют не иначе, как «Таммуз 17», французы также взяли на себя обязательства построить другой реактор «Таммуз - 2» мощностью в 15 киловатт. 13 января 1976 года иракцам удалось переубедить уже итальянцев в «атомном» сотрудничестве, а именно: они продали Ираку «горячие камеры», пригодные для переработки радиоактивных атомных элементов и выделения плутония. В прессе упоминается итальянская фирма (CNEN), подписавшая с иракскими «ядерниками» 250-миллионное соглашении о предоставлении «нужного» оборудования для получения ядерного топлива для установок PWR. Итальянцы даже помогали иракской стороне установить медицинское оборудование для обследования «облученных специалистов» в ходе их нелегкой работы над атомным оружием баасистов. Одновременно министерству промышленности и металлургии Ирака на протяжении 1975 - 1976 годов удалось подписать уже с бельгийской фирмой ( SEBETRA ) с целью провести разведработы на предмет фосфатных одобрений в шахтах Укашат. Дело в том, что атомное агентство Ирака согласовывало с упомянутым министерством схемы взаимодействия: на одной из промежуточных фаз в ходе процесса получения безобидного одобрения для сельскохозяйственных нужд получается фосфорная кислота. После тщательной обработки полученной кислоты удается получить заветный уран [3]. Для этого предприятия иракцы подключили еще другую бельгийскую фирму (MEBSHEM) для производства 103 тонн урана ежегодно на базе упомянутой технологии, что составляет 146 тонн ADU, известного как «желтый пирожок» среди тамошних специалистов. Иракцам удалось закончить строительство «уранового комбината» к 1984 году, который разрушили союзники в 1991 году. Несмотря на старания иракцев, комбинат не работал на расчетную мощность: вместо 317 дней, радиохимики Саддама трудились только 214 дней в год. Проект «Таммуз -17» осуществлялся очень медленными темпами.

В 1979 году после отставки первого лица баасистов Ахмада Бакера, к власти пришел Саддам Хусейн, закрепив за собой все ключевые посты власти. В стране прокатилась волна репрессий и арестов, и даже расстрелов. 20 высокопоставленных руководителей были арестованы сразу, а спустя некоторое время 19 из них были расстреляны на глазах у остальных за «преднамеренный переворот». Саддам просто решил расчистить дорогу к собственной славе. К сожалению, среди репрессированных оказались те, кто с ним ехал к Шираку, а именно Хамид Юнес - толковый переговорщик и знаток подводных течений международного права.

Когда израильтянам стало известно о великих планах амбициозного Саддама, они просто вооружились и привели свои спецслужбы в полную боевую готовность. В самом Израиле за то время, пока Саддам договаривался с французами и итальянцами о строительстве атомных объектов на территории Ирака, происходили революционные события, как на политическом фронте, так и на научно-техническом. На всеобщих выборах в мае 1977 года Рабочая Партия Израиля отошла на задний план, а новым премьер-министром еврейского государства стал Менахем Бегин [4], а позже в 1981 году в том же правительстве министром обороны стал бывший премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, некогда служивший десантником.

Правительству Бегина на этом этапе истории Израиля пришлось решать вопрос с ядерной программой Саддама, ведь все они понимали, что первой мишенью станут евреи. Как мы уже выше упомянули, ключевые посты этого правительства занимают уже бывшие вояки, а атаковать иракские реакторы - это, прежде всего, дело принципа и чести для военных, даже если они бывшие.

Сначала израильская разведка не хотела атаковать иракские атомные объекты, мотивируя это тем, что не скоро иракцам удастся заполучить «заветную» атомную бомбу, предназначенную для Израиля, а подобный ход со стороны евреев только подорвет достигнутый мир с Египтом. Израильтяне решили использовать дипломатические каналы для давления на французов и итальянцев, помогающих иракцам в осуществлении ядерных программ баасистов. Но, это ничего не принесло им. Тогда Моссад решил действовать по известным схемам.

Первый удар был нанесен в апреле 1979 года, когда бойцы внешней разведки проникли на склад французского ядерного завода, где собирали иракский реактор, и взорвали его. За подрывную акцию ответственность взяла на себя мифическая «французская экологическая группа».

Второй удар был уже нанесен по корифеям атомного проекта Саддама: неизвестные люди проникли в номер египетского ядерщика в парижской гостинице «Меридиан», работавшего на Саддама, доктора Яхю Мешада вечером 13 июня 1980 года. Ученый был найден мертвым утром в собственном номере. Достоверные источники утверждают, что тут была замешана женщина. А для полной «очистки» эта женщина была сбита машиной на одной из обочин парижских улиц спустя два дня после убийства египтянина. Доктор Яхя Мешад прибыл в Париж на переговоры с французской стороной в рамках той же ядерной программы.

На помощь израильтянам пришла затеянная Саддамом ирано-иракская война, в ходе которой иранские бомбардировщики нанесли незначительный удар по иракскому реактору. Иранские налеты испугали французских и итальянских специалистов, а в результате они улетели в авральном порядке домой. После длительных уговоров, специалисты таки вернулись работать в Ирак, но за время непланированного отпуска Моссаду удалось завербовать нескольких французов уже на родине.

Итальянцам тоже досталось немало хлопот из-за их сотрудничества с Саддамом на плутониевом поприще: два взрывных устройства сработали в римской компании Снитекнет, третье устройство сработало в доме директора филиала этой же компании в Милане, эти взрывы пришли на лето 1980 года. 13 декабря 1980 погибает иракский инженер по сооружениям Абду Рахман Расуль в Париже, а на следующий год при неизвестных обстоятельствах умирает иракский физик Сальман Рашид Сальман Лами в Женеве. Все эти ликвидации нанесли значимый удар по ядерной программе Саддама, ведь эти люди замыкали на себе не только технологический цикл по созданию атомного оружия, но и являлись некими резидентами для добычи секретной информации. (В следующей серии мы расскажем, как были арестованы Джаафар и Шахрастани [5])

****
[1] Иракцы переименовали реактор «Озирак» в «Таммуз-1» в честь шумерского бога, любовника богини Иштар
[2] Используем терминологию, используемую самыми авторами доклада в оригинале, ведь в Ираке тамошние ученые – англофоны.
[3] Видимо, урановые рудники соседствовали с фосфатным сырьем – эта была идея упомянутого ранее Нумана, предложенная им еще в 1972 году.
[4] Менахем Бегин – бывший боевой группы Иргун цвай леуми и основатель правой партии Херут
[5] Шахрастани был выдвинут на пост премьер-министра оккупированного Ирака, но этот пост был отдан Иаду Аллави

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература