Среда 25 ноября 2020

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Китай на пути к Мечте
Китайское чудо
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Среда 13 марта 2013 || 11:16
5-17 марта в Пекине проходят «две сессии»: сессия Всекитайского Совета Народного Представительства 12-го созыва (ВСНП) и сессия Всекитайского Совещания Народного политического консультативного совета КНР 12-го созыва (ВС НПКС). По их результатам, будет избрано новое государственное руководство КНР. Что, в свою очередь, станет отправной точкой в дальнейшем углублении реформ. Определен также ориентир – Китайская Мечта «два по 100».
DipComment, анализируя результаты 18-го съезда КПК , уже отмечал: в предстоящее десятилетие усиленные реформы во всех сферах жизни станут основной повесткой развития КНР.
В ноябре 2012 года, во время 18-го съезда, основное внимание общественности было приковано к докладу уходящего председателя КНР Ху Цзиньтао, отчитавшегося о результатах своей каденции, а главным героем стал Си Цзинпин, лидер «пятого поколения».
На мартовских сессиях основное внимание приковано к правительству. Уходящий премьер Вэнь Цзябао отчитался о проделанной работе. В то время как его сменщик Ли Кэцян в своем докладе обозначил цели и задачи развития страны на дальнейшие четыре года.
В целом, мартовские сессии уточнили задачи, сформулированные 18-м съездом, и завершили избирательный цикл на стыке четвертого и пятого поколений руководства КПК.

Именно сейчас закладываются контуры того, каким быть Новому Китаю. Будет ли Пекин поддерживать «красный проект» или же возьмет за основу великие китайские традиции, сделав ставку на национализм и какой геополитический проект возьмет за основу Поднебесная вообще?

«Мартовский сессии» четко сформулировали ориентир такого проекта – Китайская Мечта «два по 100». Достижение этой мечты позволит Китаю не только успешно завершить модернизацию во всех сферах жизни, подтянуть общественные стандарты до уровня развитых демократических стран, но и способствовать возрождению китайской нации вообще.

Первая мечта – 2021 год, столетие КПК: в КНР к этому сроку должно быть построено общество средней зажиточности сяокян. В частности, выйти на средний уровень Европы.

Вторая мечта – 2049 год, столетие КНР: Китай планирует окончательно завершить экономическую модернизацию, а главное – достичь стандартов развитых демократических стран. Вплоть до выхода на уровень США и ведущих стран Западной Европы.

Однако, на пути к большой Китайской мечте можно выделить 10 основных вызовов.

Во-первых, замедление экономического роста. В 2012 году рост ВВП составил 7,8% и таким образом, динамика китайской экономики впервые опустилась ниже 8-процентной психологической отметки (за время работы правительства Вэнь Цзябао среднестатистический прирост ВВП КНР составлял 8-9%, а рост в 7,5% и ниже ранее был обозначен как наиболее критический с точки зрения социальной стабильности).

В 2013 году китайская экономика вплотную приблизилась к своим критическим показателям, ожидаемый прирост ВВП должен составить 7,5%. На первый взгляд, это солидный показатель. Особенно, на фоне вялого экономического развития в других странах мира, по-прежнему находящихся в состоянии тяжелого кризиса. Однако, по меркам Китая, вообще-то приучившего мир к более существенным динамикам, нынешние +7,5% в год – весьма скромно.
Одна из причин замедления роста – смена былой экономической модели развития. В предыдущие тридцать лет китайская экономика росла, во многом, за счет экспорта. С четкой ориентацией на спрос в развитых рынках Запада (США, АТЭС, ЕС). Но после того, как глобальный кризис обвалил страны Запада в тяжелую рецессию, возникла необходимость в трансформации экономической модели. Как минимум, попытаться компенсировать потери переориентацией на новые рынки. Но оптимальный вариант – переориентировать экономику на внутренний рынок и тем самым, повысить уровень собственной устойчивости, самодостаточности. А это уже само по себе в силу недостаточной структурированности китайской экономики не способно обеспечить ей былые темпы роста.
Сложность текущей ситуации также усиливает смена приоритетов. Если раньше основным критерием роста была макроэкономическая динамика ВВП (абсолютный прирост, инфляция, ЗВР и т.д.), то сейчас на первом плане стоит качество жизни каждого китайца. Пекину фактически уже удается выйти в мировые лидеры по объемам ВВП, но по показателям валового продукта на душу населения Китай все еще «плетется» в первой сотне. Другими словами, в предыдущие 30 лет китайцы работали, в основном, на благополучие своего государства, с отложенными социальными ожиданиями. Сейчас же наступает период, когда государство наоборот, должно конвертировать былой труд в конкретные социальные блага.

Во-вторых, сильное инфляционное давление. Согласно докладу Вэнь Цзябао, в 2013 году инфляция ожидается на уровне 3,5%. Формально это ниже, чем плановые ожидания 2012 года (4%), но при этом учтем, что фактически в прошлом году инфляция оказалась чуть выше. Что уже само по себе говорит об одном: китайские власти со своими задачами по борьбе с инфляцией справляются недостаточно. Данная тенденция по-прежнему не сломлена и сейчас наблюдаются предпосылки к дальнейшему росту цен. В том числе, на внутреннем рынке продовольствия.

Сюда же добавим также рост показателя денежной массы M2 до 13%. Что можно рассматривать как один из сигналов об ослаблении контроля над ценами. По сравнению с предыдущей плановой целью (14%), нынешний показатель стал самым минимальным за последние три года. Таким образом, стабильная денежно-кредитная политика в этом году будет соответствовать регулированию ликвидности, а также продемонстрирует ориентиры, к которым нужно будет относиться с осторожностью.
Тем более, что отметим также рост финансового дефицита, который достиг своего нового исторического рекорда – 1 трлн. 200 млрд. юаней. Коэффициент бюджетного дефицита примерно равняется 2%. Уже 10 лет как он продолжает балансировать на уровне, выше среднего, еле-еле подстраиваясь в пределах «критической линии» в 3%.

В-третьих, борьба с безработицей как гарантия социальной стабильности. В КНР, особенно, остро стоит проблема обеспечения занятости среди «белых воротничков», т.е. молодых выпускников вузов. Как и в предыдущие четыре года, правительство поставило традиционную «планку» занятости – 9 млн. новых рабочих мест в год. Отчасти, за счет обустройства системы переквалификации кадров. Но в большей степени, путем стимулирования самозанятости населения и развития предпринимательства. Тем не менее, в 2013 году ожидаемый выпуск в вузах достигнет 7 млн. чел. Что в нынешней ситуации, довольно сложной, неоднозначной и быстро меняющейся, будет очень не просто обеспечить качественную занятость.

В-четвертых, проблема социальной дифференциации. А именно – необходимость сокращения разрыва в доходах между самыми богатыми и самыми бедными категориями граждан. С одной стороны, в КНР продолжается рост зарплат и пенсий, но, с другой стороны, доходы наиболее богатых граждан растут еще быстрее. Самое главное – КНР по-прежнему отстает по темпам формирования в обществе среднего класса.

Кстати, отмена системы хуккоу, функционирующей в КНР с 1958 года и создание новой единой общенациональной системы регистрации граждан (об этом шла речь в докладах на «мартовских сессиях»), будет способствовать реформам урбанизации и укреплению позиций среднего класса в КНР.

В-пятых, проблема развития систем социальных фондов – образования, медобеспечения, жилищной проблемы, решение накопившихся экологических проблем. Как ни крути, а китайские реформы – это очень дорогое удовольствие. Так, по прогнозу НИИ развития Госсовета КНР, на одного мигранта, переезжающего в город и получающего образование и доступное жилье, правительство намерено потратить 24 тыс. юаней. Для справки: всего в КНР насчитывается около 260 млн рабочих мигрантов. Таким образом, при «урбанизации» хотя бы десятой доли из них, изначальная стоимость реформы превысит 630 млрд. юаней. Это равнозначно 1,2% ВВП в показателях 2012 годы.

Пробежимся по основным плановым социальным ориентирам.
Увеличение пенсии на 10%: «девятилетний рост» был достигнут непросто. Правительство страны на протяжении прошлых восьми лет повышало уровень базовой пенсии, которая в среднем на человека увеличилась на 1021 юань в месяц.

Увеличение средств на базовое медицинское страхование на 30 юаней. Для справки: с 2009 года в КНР в два раза выросли средства на базовое медицинское страхование (15 юаней). В результате система медобеспечения уже покрывает все население КНР. Сложность нынешнего момента – как гарантировать медобеспечение категории сельских мигрантов, трудоустроенных в городах (нередко нелегально).
Жилищная проблема – строительство новых 6 млн. 300 тыс. квартир, попадающих в разряд гарантированного жильця. Огромные средства вложены в сектор гарантированного государством жилья, таким образом, правительство Китая надеется на выявление положительного эффекта на рынке недвижимости страны.
Расходы на образование превышают 2 трлн. юаней. В будущем необходимо увеличить инвестиции в эту сферу, но ключевым вопросом является каким образом расходовать эти средства. Следует предотвратить напрасные растраты, у народа есть право знать, куда идут денежные средства.

В-шестых, проблема продовольственной безопасности. В докладе Вэнь Цзябао «красной линией» фигурируют 1 млрд. 800 млн. му пахотной земли. На первый взгляд, урожаи зерновых в КНР увеличиваются девятый год подряд, однако собственных запасов для покрытия всех продовольственных нужд Пекину не хватает. Не в малой степени стремительное развитие урбанизации стало причиной более отчетливых противоречий в спросе и предложении на рынке продовольствия.

В-седьмых, борьба с коррупцией и необходимость политической модернизации. На ноябрьском съезде партии Ху Цзиньтао сказал прямо: проблема коррупции в КПК не только присутствует, но и стоит остро, угрожая даже перспективам партии вообще. На мартовских сессиях Вэнь Цзябао высказал опасение, что времена «культурной революции» могут вернуться, если не удастся совершить реформы политмодернизации. Понятно, что в ближайшую десятилетку КПК продолжит ускоренно омолаживаться и очищаться от старых кадров. Кроме того, получит оживление остальная политическая среда, другие китайские партии. Си Цзинпин уже сформулировал ориентир: за тесное сотрудничество КПК с другими политическими партиями страны. Кроме того, не менее важную роль также сыграет фактор «раскрепощения сознания» китайской элиты, развитие идейного разнообразия в обществе.

Восьмое. Смена внешнеэкономической конъюнктуры и необходимость Пекина подстраиваться под динамично меняющиеся условия. С одной стороны, экономика США продолжит свой замедленный дрейф. С другой стороны, в ближайшее время нет никаких перспектив в решении долговых проблем Европы. В-третьих, продолжится безнадежная стагнация экономики Японии, несмотря на нынешние активные реанимационные меры правительства Синдзо Абэ. Китаю в такой меняющейся международной обстановке придется искать новые точки опоры. А еще нужно учитывать рост национализма и милитаризации в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
КНР сделала ставку на снижение зависимости от рынков Запада (США и ЕС). Это, в свою очередь, заставило Пекин теснее прижаться к соседям: странам АСЕАН, Евразии, к России. По данным статистики 2012 года, внешнеторговый оборот с соседними странами впервые составил больше половины торгового баланса КНР. Наряду с реформами инфраструктурного развития, по повышению емкости внутреннего рынка это позволит КНР укрепить свою точку устойчивости.

Девятое. Задача укрепления обороноспособности страны. В 2013 году КНР планирует повысить центральный оборонный бюджет на 10,7% -- до 720,2 млрд. юаней ($114,3 млрд.).
Для сравнения: В 2012 году Китай ассигновал на оборонные нужды 650,6 млрд. юаней, что на 11,5% превысило показатель предыдущего года
В 2011 году оборонный бюджет КНР составлял 601,1 млрд. юаней или на 12,7% за год. А вВ 2010 году оборонный бюджет КНР составлял 532,115 млрд. юаней, прирост - +7,5%.

Таким образом, после многолетнего роста «компенсационного» характера, оборонный бюджет Китая стал расти синхронными темпами с динамикой экономического развития страны.
Вокруг увеличения китайских военных расходов на Западе распространено много спекуляций. В действительности, оборонная реформа КНР преследует две основные задачи – военная модернизация и внедрение информационных технологий в военной среде.

Тем более, учтем также тот факт, что оборонный бюджет КНР по-прежнему меньше, чем у США и Японии, а также других стран Запада. Например, доля расходов КНР на оборону составляет 1,6% ВВП. В то время как в США она составляет более 4%, в Британии и Франции – свыше 3%.

Для справки: в 2013 году военный бюджет США утвержден в размере $631 млрд. Официальный военный бюджет Японии - 4,75 трлн. иен ($52,2 млрд.) или 5,1%ВВП.

Десятое. Курс на построение инновационной экономики. Генсек КПК Си Цзинпин об этом заявил в самый первый день мартовской сессии. Китай не относится к странам с богатыми природными ресурсами. Наоборот, с учетом потребностей динамично растущей экономики КНР уже сталкивается с дефицитом полезных ископаемых. Зато у Пекина есть самый главный ресурс – люди, а если точнее – очень много людей, потенциал и способности которых способны существенно расширить китайские перспективы. «Преодоление узкого звена, препятствующего собственному развитию, а также решение глубоко укоренившихся проблем будут возможны лишь благодаря инновациям и науке и технике», - подчеркнул Си Цзиньпин во время заседания депутатов ВСНП.

Си Цзинпин призвал оптимизировать климат для развития квалифицированных специалистов, всемерно добиваться прорывов в областях, обладающих преимуществами, и в разработке важнейших технологий с тем, чтобы как можно скорее сформировать ключевые технологии, стимулирующие развитие производственных отраслей.

Ли Кэцян, будущий новый премьер КНР, в своем докладе обозначил курс на «четыре модернизации нового типа».

Во-первых, новая индустриализация. Во-вторых, информатизация. В-третьих, урбанизация. В-четвертых, модернизация в сельском хозяйстве и уменьшение дисбалансов в развитии между городом и деревней.
В качестве цели развития Ли Кэцяном обозначено формирование внутренней инновационной силы и повышение веса Китая в глобальной индустриальной цепочке.

Таким образом, в предстоящее десятилетие КНР ожидает период бурных реформ, сопряженный с множеством коварных вызовов. Сможет ли выстоять Китай, повысить степень собственной устойчивости в динамично меняющейся мировой экономике? Будет ли реализована Китайская Мечта? Времени для достижения «первой мечты» остается мало, объем предстоящей работы огромен – как КПК встретит свое столетие?

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература