Воскресенье 17 октября 2021

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Что такое Евразийский Союз: Украина имеет шанс перехватить евразийскую инициативу РФ
Евразийский выбор
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Вторник 05 марта 2013 || 11:30
Что такое «евразийская интеграция» и каковы ее возможные сценарии? Что Украина может предложить для Евразии? И способен ли Киев перехватить евразийскую инициативу РФ? С учетом того, что Украина обладает несоизмеримо большим евразийским потенциалом, чем Россия. Об этом в настоящей статье.
Со времени, когда мир впервые узнал о проекте «Евразийского Союза» (по крайней мере, в публичной сфере) прошло уже полтора года. Тем не менее, в евразийской интеграции по-прежнему остается много вопросов, неясностей и нет никакой определенности в перспективах. Сказывается критический недостаток информации о содержании евразийского проекта. По сути, в основе даже не документ, а программная статья Владимира Путина «Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня», опубликованная в газете «Известия» в октябре 2011 года. Кроме того, накопилось ряд других выступлений, публикаций, в которых высказаны лишь частные мнения экспертов. Однако, в любом случае, в политико-правовой сфере бОльшая часть этих экспертных мнений так и не была реализована. Фактически проект Евразийского Союза застопорился. Он по-прежнему охватывает только три государства: Россию, Беларусь и Казахстан. В то время как наиболее ключевые на евразийском пространстве страны (Украина, Грузия, Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан) по-прежнему остаются вне интеграции.

В 2013 году Украине придется окончательно определиться с векторами внешнеполитической интеграции: или сохранить курс на евроинтеграцию и продолжить путь реформ по рекомендациям ЕС, или же остановившись в шаге от евроинтеграции ввязаться в новую, евразийскую историю. Но что такое евразийский вектор? Без внесения ясности по основным нижеуказанным позициям вовлечение Украины в процессы евразийской интеграции представляется проблематичным.

Во-первых, что такое Евразийский Союз? Это объединение суверенных государств или же наоборот, слом всех суверенитетов и образование нового единого государства? Попытка реванша за распад СССР или же построение нового союза на качественно ином фундаменте? Но в чем союз новый будет отличаться от старого союза? К настоящему времени до сих пор не подготовлена целостная концепция, каким быть Евразийскому союзу. Несмотря на серьезный шум, поднятый в политической среде.

Во-вторых, на данный момент евразийская интеграция сводится сугубо к экономической составляющей. Речь идет только о Таможенном союзе и ЕЭП, которые являются сугубо техническими, промежуточными этапами евразийской интеграции. Кстати, уже почему-то забыли о Валютном союзе, который вообще-то изначально планировалось создать с 2012 года.

Но дело в том, что не только Москва, но и Брюссель делает ставку на приоритетность экономической интеграции. Причем Евросоюз как либеральный рынок уже неплохо функционирует (пусть и не без проблем). В то время как ТС наоборот, притормозил и его дальнейшие перспективы сгущаются.

Возникает закономерный вопрос: есть ли принципиальные отличия между евроинтеграцией (ЕС) или евразийской интеграцией (ЕАС), в основе каждого из которых лежат экономические интересы? Какая из указанных экономических моделей является более состоятельной на практике? Где Украина могла б получить бОльшую выгоду: не только тактическую, но и стратегическую?

Хотелось бы на этот счет услышать обоснованное научное, неполитическое мнение. Однако опять же: для того, чтобы говорить о евразийской интеграции, нужно прежде уяснить ее суть и определить круг стран, которых она охватывает.

В-третьих, евразийская интеграция не имеет идеологического стержня. Однако, при всей важности, актуальной насущности экономики, без цели, мечты, идейного обоснования любой проект эффективно развиваться не может. Например, у Евросоюза такое идейное обоснование есть - «европейские ценности». Но можно ли, хотя бы по аналогии, говорить о «евразийских ценностях» и что под ними следует понимать? Отчасти место таких ценностей пытается занять коммунистическая идеология. Хотя это чисто внешнее впечатление. Потому как фактически все сводится к советской ностальгии и банальной попытки слепого реванша Москвы за утраченное влияние.

Если «Евразийский Союз» - это пророссийский проект, то могут ли русские ценности положены в его основу? Или, может, интересы русского народа будут снова положены как «строительный материал» очередной империи? Но в чем тогда во всем этом русский интерес?

В-четвертых, политическая интеграция, в частности, попытки Москвы встроить в проект «наднациональный уровень» власти является одним из основных тормозов евразийской интеграции. Это является основным раздражителем молодых независимых элит стран СНГ, подталкивающих их к конфликтам с Москвой. А по сути, все сводится к тому, что РФ в рамках Евразийского Союза стремится доминировать на постсоветском пространстве. Причем зачастую здесь имеет место быть проявление завышенных амбиций. Например, без Украины, Грузии и Узбекистана Россия не сможет в полной мере реализовать свой евразийский потенциал. Более того, Украина в силу своего геостратегического положения даже является более евразийской, чем Россия. И проект «Евразийский Союз» должен быть в большей степени проукраинским, а не пророссийским или прогазпромовским. Есть также Грузия, Туркменистан, Узбекистан, которые на евразийском пространстве играют также стратегическую роль. Тем не менее, Украине в «особой роли» в ЕАС отказано, а Грузия вообще выведена за любые рамки интеграции.

Закономерный вопрос: каким образом будут выстроены связи внутри Евразийского Союза? По принципу «все дороги идут в Москву»? В Питер? Какая роль уготована остальным участникам в евразийском проекте? В новом Союзе опять будут «старший брат» и его «младшие сестры»?

Однако, здесь мы снова возвращаемся к изначальному вопросу: что такое Евразийский Союз? Новый союз или же объединение государств?

В-пятых, евразийская интеграция по ряду признаков развивается синхронно с евроинтеграцией. Например, участники Таможенного союза пытаются подстроиться под ВТО, мечтают о трансатлантической интеграции «от Лиссабона до Владивостока», а сам проект ЕАС часто рассматривается по примеру ЕС. Однако, означает ли это, что Евразийский Союз – «младший брат» Евросоюза? Способен ли ЕАС составить альтернативу евроинтеграции? Возьмем шире: способен ли ЕАС стать самостоятельным полюсом в формирующемся новом миропорядке и предложить альтернативные пути развития как для Европы, так и Азии? С учетом того, что в России часто любят подчеркивать свое антизападничество и приверженность к особому пути.

В-шестых, одним из цементирующих факторов евразийской интеграции могло б стать развитие совместных трансевразийских проектов. Но есть ли такие проекты в реальности? Например, как обстоит дело с созданием транспортного «Нового Шелкового пути»? Можно было бы также создать сеть инновационных центров, развивать масштабные инфраструктурные проекты, стимулировать предпринимательскую инициативу, создать условия для беспрепятственного притока в Евразию капиталов, кадров и других ресурсов.

Однако, на данный момент РФ в качестве таких «цементов» предлагает только одно: по старинке, качать нефть и газ по трубопроводам, а также восстановление всесоюзного ВПК. Возможно ли в старую изжившую себя постсоветскую экономику пустить «второе дыхание»?

В-седьмых, важно также отметить проблемы с кадровым потенциалом: кто будет продвигать евразийскую интеграцию? Не только в России, но и в каждой из стран постсоветского пространства необходимо качественное обновление правящих элит, свободных и думающих, освобожденных от былых пут тоталитарных идеологий. Например, РФ прошедшие 20 лет в своей внешней политике развивала только прозападные направления. Правда, эффект получился противоположный формальным ожиданиям: РФ устойчиво стала «сырьевым придатком» Запада. В то же время, Украина в этот же период развивалась по альтернативной модели, нежели путь России. Зачем Киеву откатываться назад и жертвовать своими уже достигнутыми европейскими козырями в пользу Москвы? Посмотрим также с другой стороны: если обновление элит произойдет и в каждой из стран Постсоветья нацполитика будет строиться с опорой на нацинтересы – где гарантии, что евразийское пространство соберется в прежней (советской) модели сборки? Как известно, в Советском Союзе все республики были объединены коммунистической идеологией (причем зачастую принудительно и ценой репрессий). Но может ли собраться Союз в прежнем составе на основе свободного и осознанного суверенного выбора, в условиях демократии?

Формально Москва постоянно подчеркивает: мы – евразийцы, мы – не такие, играя на противопоставлении с Западом. Но фактически к настоящему времени никакой евразийской альтернативы западному развитию предложено до сих пор не было.

Итак, какие выводы и практические рекомендации, на наш взгляд, могут быть сделаны из всего вышеизложенного, с точки зрения нацинтересов Украины.

1. Если Россия до сих пор не предложила евразийскому пространству целостный и сбалансированный проект развития – значит, этот пробел могла б восполнить Украина. С учетом того, что Украина тоже имеет солидный евразийский потенциал. В отличие от России, находящейся все-таки в стороне от ключевых евразийских потоков.

2. Если основной инструментарий российского евразийского строительства связан в основном с нажимом, шантажом и политическими манипуляциями (вокруг пресловутого «наднационального уровня») – значит, Украина в качестве альтернативы могла б предложить развиваться по принципам свободного развития. Демократия, а не авторитаризм; свобода, а не шантаж; уважение к суверенитету и территориальной целостности каждого государства – вот базовый инструментарий, на основе которого Украина могла б выстроить свою стратегию.

3. Если Россия делает ставку на политическую интеграцию как средство своего доминирования – значит, Украина могла б сделать ставку на проекты экономического сотрудничества. Причем на сотрудничество, основывающееся на взаимовыгоде, выстраивании четких, понятных и прозрачных «правил игры». Без коррупции и кулуарных заигрываний с правящими элитами.

4. Россия делает ставку на сырьевую модель и попытку реанимации старого советского, полностью разложившегося советского хозяйственного комплекса – Украина, в свою очередь, могла б предложить Евразии развиваться на основе новой экономической модели. Прежде всего, ставка на науку, инновации и постинформационное развитие.

5. Россия привыкла экстенсивно прирастать землями, не обращая внимание на суверенные права других народов – Украина, в свою очередь, могла б предложить развиваться на основе принципов интенсивного развития. Комплексные реформы во всех сферах могли б помочь каждой стране не только сохранить суверенитет, но и раскрыть свои возможности (в том числе, скрытые), развить инфраструктуру и повысить уровень собственной самодостаточности.

6. Россия предлагает ничего не менять в Евразии, вернуть старый союз, назвать его евразийским и продолжать действовать «старыми методами» -

Украина, в свою очередь, могла б предложить более виртуозную игру. С одной стороны, новую экономическую модель. С другой стороны, выстраивание новой внешней политики на евразийском пространстве.

7. Россия предлагает путь войны, конфронтационный сценарий. Нечто подобное тому как РФ уже пыталась в Августе-2008 встраивать в евразийскую интеграцию Грузию: через войну, раскол и демонтаж суверенитета. Равно как и в Украине, где до сих пор предпринимаются попытки искусственно раскачивать мир и гражданское спокойствие призывами «отделить Галичину».

….План Украины для Евразии мог бы заключаться в мирном и устойчивом развитии каждой из стран региона, на основе их взаимной выгоды, свободы и демократии.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература