Понедельник 29 ноября 2021

Наши Публикации
Новости МИД Украины
Новости Дипмисий

Ватиканская шарада: Каким быть новому Папе Римскому?
Экспертиза
Автор статьи: Игорь ШЕВЫРЕВ
Время публикации: Четверг 21 феврвля 2013 || 17:38
Сумеет ли Европа отстоять свое право на Папу?
На сегодня почти никто не знает, кто станет новым Папой Римским. Несмотря на то, что решение Бенедикта XVI об отречении давно готовилось, а каждая из противоборствующих групп влияния имеет своего претендента. О том, каким «критериям» должен соответствовать новый Папа Римский, рассмотрим в данной статье.
В предыдущей статье «Европу лишают Папы»: , мы пришли к таким выводам: 1) отречение Папы Бенедикта XVI от престола стало результатом острой внутрицерковной кулуарной борьбы в Ватикане. Скопившиеся противоречия настолько глубоко увязли, что не осталось иного варианта, кроме как «рубануть с плеча», пойдя на папское отречение впервые за последние 600 лет, породив на фоне ватиканских тайн и интриг массу домыслов и слухов; 2) отречение Папы оказалось не таким уж и «неожиданным», вызревая на протяжении длительного времени. Как представлялось на первый взгляд, судя по большинству комментариев, сделанных «по горячим следам», и 3) сейчас главная интрига заключается даже не в том, кто станет новым Папой (хотя и это, безусловно, имеет значение), а то, по какому пути пойдет дальнейшее развитие Римо-Католической Церкви.

Первая реакция на любое событие всегда не менее интересна, чем подробности этого самого события. Конечно же, свою роль также играют прогнозы, кому из основных претендентов удастся стать новым Папой Римским. Правда, к таким публичным прогнозам нужно относиться осторожно. Они не всегда сбываются, а нередко выставляются заведомо несбыточные прогнозы. Чтоб запутать, увести внимание наблюдателей в сторону от более важных (на тот момент) событий. Хотя для аналитики имеют значение любые прогнозы (как реалистичные, так и несбыточные). Равно как и важно, кто делает прогнозы (в том числе, некие «информированные источники», инсайдеры и другие анонимы).

В предыдущей статье мы зафиксировали: самый первый прогноз был в пользу итальянского Папы (что уже само по себе странно и вызывает изрядную долю скепсиса). Затем почти сразу же был вброс об «африканском папе» (что еще более странно, а также экзотично). Для придания веса прогнозам даже появился конкретный источник – букмекерская компания Paddy Power (как будто нового Папу будут выбирать букмекеры). С учетом того, что ни один из серьезных экспертов не смог бы взять на себя ответственность назвать конкретные фамилии наиболее вероятных претендентов. Мы также отметили низкие шансы претендента «от латинос». Хотя о «пришествии» латиноамериканского Папы многие эксперты говорят уже давно.

Понятно, что во всех этих прогнозах мало точности, но много манипуляций. Ватикан умеет хорошо скрывать свои тайны, красиво запутывает и не брезгует даже разными конспирологическими сценариями. На первый взгляд, чтоб разгадать ватиканские тайны нужно быть едва ли не одним из кардиналов. Но в действительности, и здесь, в Ватикане, нередко играет давнее правило: «Все гениальное – просто». До поры до времени тайна сокрыта от внимания «широкой общественности», а потом в один прекрасный момент «ларчик» открывается просто и оказывается, что истина все равно находилась рядом. Просто ее не все замечали.

Мы не будем в этой статье сейчас привязываться к конкретным фамилиям претендентов. Да и в принципе, фамилия как таковая не столь важна, а самое главное – определить тенденции, по которым будет развиваться Римская Церковь. Попробуем из той первичной информации, которая у нас уже имеется, вычислить типаж – каким быть новому Папе.

Первый «исходник». Отречение Бенедикта XVI – результат острой, межусобной внутренней кулуарной борьбы в Церкви. Мы можем только догадываться, как кипят страсти на самом верху престола и сколь высока на кону цена вопроса. Получается, «гордиев узел» накопившихся противоречий оказался настолько запутанным, что по иному его разрешить, кроме как «отсечь» (отречься), уже стало невозможно. Из этого следует: если в Католичестве, действительно, имеет место быть острый раскол (по разным линиям противостояния) – значит, новый Папа должен быть консолидатором. Причем быть не просто консолидатором как компромиссной фигурой, способной устроить все противоборствующие силы, а прежде всего, олицетворять собой тот компромиссный проект, вокруг которого объединятся большинство элит. (Прим.: говоря о расколе, подчеркнем, что речь в данном случае о расхождении концепций, по которым предлагается в дальнейшем развивать Церковь. Разумеется, раскола в буквальном смысле в РКЦ в настоящему времени нет и ранее не наблюдалось).

Второе. Формально Бенедикт XVI отрекся от престола в силу своего преклонного возраста и ссылаясь на резко ухудшившееся здоровье. А значит, новый Папа должен быть моложе, чем нынешний (разумеется, моложе, насколько это физически возможно с учетом продвижения по высокой иерархической папской лестнице). Кроме того, новый Папа должен будет не иметь серьезных проблем со здоровьем, быть энергичным и готовым к длительному понтификату (чтоб успеть сделать все намеченные реформы, а их в силу переломности нынешнего момента в истории Ватикана накопилось достаточно много). Для справки: Йозефу Ратцингеру в 2005 году на момент избрания Папой Римским исполнилось 78 лет. Т.е. новый Папа будет моложе.

Третье. Новый Папа должен быть реформатором. Подчеркнем: быть готовым к либеральным реформам в Церкви. В частности, свободнее относиться к давним традициям Католичества, не быть закостенелым ортодоксом и ретроградом, уметь идти в ногу со временем, перестраивая под бурно меняющиеся реалии церковную жизнь. Новый Папа должен хорошо уметь «работать» и с молодежью, и с женщинами, и с представителями нетрадиционной сексуальной ориентации, а также толерантно относиться к неевропейским национальностям и расам (с учетом больших амбиций католического прозелитизма).

Как показывает, новейшая история Ватикана наибольшие шансы на папство имеют именно реформаторы. Кстати, Йозеф Ратцингер тоже был избран Папой за свою решимость к реформам. Но впоследствии не смог оправдать возлагаемых на него надежд. Как оказалось, реформы (даже самые прогрессивные) между собой отличаются. Бенедикту XVI за его восемь лет удалось ввести несколько своих новаций. Но самое главное – та общая картина будущего Церкви, которую пытался рисовать Бенедикт, не совпадала с видением основных церковных элит. В результате светлые либеральные надежды, возлагаемые на Бенедикта вылились в какой-то неоконсерватизм и увязли в череде скандалов.

Четвертое. Учтем также общий фон изменений, происходящих сейчас в Европе.
«Праворадикальная волна» в Европе, наблюдаемая в течение 2008-2012 годов, постепенно сходит на нет. И по сути, нынешнее отречение Бенедикта можно считать рубежной чертой «правого ренессанса». В некоторых европейских странах уже пришли к власти социал-демократы и другие политики левого политического спектра. Более явственно это найдет проявление через полгода, когда состоятся выборы в бундестаг Германии (где наибольшие шансы на успех у социал-демократов).

Применительно к рассматриваемым ватиканским раскладам это означает, что новому Папе нужно будет учитывать «левые» настроения своей паствы. И заботиться не только о «сохранении Европы», но и торжестве социальной справедливости.

Пятое. Понятно, что немаловажную роль также сыграют те, кто будет выбирать нового Папу. По устоявшимся канонам, в Ватикане для этой цели соберется конклав. В его состав на данный момент входят 117 кардиналов. К предстоящему Конклаву, судьбоносному в истории РКЦ, готовились давно. Следует обратить внимание на ряд изменений, которые были введены в процедуру выборов Папы.

Во-первых, аккурат к Конклаву из его состава выбыли все кардиналы преклонного возраста. В том числе, украинский кардинал Любомир Гузар. Это обстоятельство еще более усиливает шансы на то, что новым Папой будет избран относительно молодой, здоровый и энергичный претендент и с современным мировоззрением.

Во-вторых, за несколько месяцев до отречения, в ноябре 2012 года, Конклав пополнили сразу шесть кардиналов. Это беспрецедентное расширение. До этого Конклав столь стремительно рос только в далеком 1929 году (правда, тогда сразу рукоположили в сан только четырех кардиналов). Кстати, в 1929 году был заключен судьбоносный для Ватикана Латеранский договор. А нынешние расклады подталкивают к новому договору. В силу того, что к отречению Бенедикта не в малой степени подталкивал обострившийся конфликт между Ватиканом и официальными властями Италии.

Отметим еще одну деталь: все шестеро новых кардиналов были рукоположены лично Папой Бенедиктом, без консультаций с Римской Курией и исключительно под его ответственность.

В-третьих, Бенедикт XVI ужесточил процедуру выборов нового Папы. Сейчас победителю необходимо собрать в поддержку 2\3 голосов Конклава. Т.е. не менее 77 голосов.

В-четвертых, также обращает на себя внимание тот факт, что из шести новых кардиналов не оказалось ни одного европейца. Что произошло впервые за всю историю Римской Церкви. На первый взгляд, это может свидетельствовать в пользу ослабления влияния Европы на Церковь. Правда, этот тезис сразу же нужно сопоставлять с другими фактами. Потому как здесь можно также усмотреть и основные направления экспансии Ватикана. РКЦ уже давно вышла за пределы Европы, в некоторых регионах мира прочно укоренилась и вынашивает планы на дальнейшую экспансию. Посмотрим на эти направления, персонально выбранные Папой: новыми кардиналами стали американец, африканец, индус, выходец из Латинской Америки, а также филиппинец китайского происхождения.

Таким образом, из всего вышеизложенного по «пятому пункту» следует: а) Бенедикт давно готовил свое отречение, б) для него это был вынужденный шаг; в) на случай «плана Б» он готовил почву для преемника, формируя под него пул поддержки и г) новый Папа сможет обеспечить преемственность курса Бенедикта XVI, а самому ему гарантирует личную неприкосновенность и спокойную старость. В конце концов, от власти никогда добровольно не отказываются, не защитив личные выгоды, а также интересы представляемых элит.

Шестое. Моделируя «типаж» нового Папы, теперь зайдем с другой стороны. Посмотрим на основные силы, подталкивавшие Бенедикта XVI к отречению – кому это выгодно? По логике, если кому-то Папа оказался неугодным – значит, должен быть другой претендент, «более угодный» в Папы. Например, в предыдущей статье мы уже отмечали, что один из фактором отречения – прошлогодний скандал вокруг разглашения сведений тайной папской переписки. По некоторой информации, за этим скандалом мог стоять кардинал Бертоне, Госсекретарь Ватикана. Но понятно, что это совсем не означает, что г-н Бертоне теперь вынужден будет занять место Папы. Как известно, любая власть всегда делится на публичную и непубличную. Есть правители официальные, а есть «серые кардиналы». И как правило, непубличные «вершители судеб» на практике умеют искусно плести интриги, но редко стремятся выбиться в публичность. И действительно, зачем подниматься на свет, если «в тени» и так хорошо?

Проанализируем также еще одну движущую силу отречения – официальные власти. Тем более, что несколько дней назад известный итальянский журналист Джульетто Кьезы сделал смелый прогноз: новым Понтификом станет «Папа Берлусконский». Возможно, г-н Кьеза имел ввиду кардинала Сколу, архиепископа Милана. И конечно, подобные прогнозы заслуживают на внимание. Правда, было бы интересно узнать, на каких аргументах основываются эти прогнозы. Если только на инсайде, то опять же: откуда инсайд и мера компетенции инсайдера. Да, и потом: инсайд, без подтверждений реальными фактами и элементарной логикой сам по себе еще ничего не означает. Потому что против варианта «Папы Берлусконского» играют сразу несколько факторов. Во-первых, против Сколы дружно выступают почти все итальянские кардиналы (а это, напомним, одна из наиболее многочисленных групп Конклава, 28 человек). Во-вторых, судя по общественным опросам, большинство итальянцев хотят видеть Папой все-таки не итальянца. И не делают никакой трагедии, если поляка Войтылы и немца Ратцингера Папой снова не станет выходец с Апенинского полуострова. В-третьих, если Папой станет «ставленник Рима», Ватикану придется искать дополнительные источники своей легитимности по отношении к остальному миру. В любом случае, подобное «перетягивание каната» явно ни к чему. И так центр Католицизма находится в Риме, так еще и новый Папа будет итальянец. Помимо того, что и в конклаве итальянцам отведено солидная часть мест. Ведь, Ватикан претендует на власть не только в Италии, а прежде всего, над душами всего мира.

Седьмое. Коснемся отдельно папских шансов неевропейцев.
В Ватикане хорошо учли опыт поспешного и не до конца просчитанного расширения Евросоюза в 2004 году. Поэтому католические стратеги вряд ли решатся передать Престол представителям других континентов. Ни из Африки (которую можно рассматривать как новый фронт евангелизации, здесь устойчиво наблюдается наиболее сильная динамика распространения католичества в мире), ни даже из Южной и Латинской Америки (где проживает относительное большинство католиков).

Еще меньше шансов, что новым Папой станет выходец из Азии, в которой проживает всего 4-5% от общего числа католиков. В противном случае, «азиатский Папа» был бы сугубо символической фигурой, не имеющей реальной опоры и социальной базы среди паствы. Как бы ни выглядела привлекательной Азия для Ватикана, с учетом ее огромного демографического потенциала (а значит, и распространенности «падших душ» в католической интерпретации, разумеется).

К тому же, «азиатский Папа» был бы шаг, крайне недружественный по отношению к азиатским странам, где исторически сложился совсем другой уклад, имеют распространение иные, нехристианские религии.
Да, и потом: никто не пустит Ватикан в Азию. Например, в Индию не пустит Лондон, с которого с этой страной связаны свои виды. А в Китай не пустит Вашингтон, пытающийся «окучивать» китайские души своими протестантскими церквями и сектами.

В этой связи не удивительно, почему у Римской Церкви в Азии позиции наиболее слабые. Например, на всю 1,1-милиардную Индию приходится всего 20 млн. католиков и только 5 кардиналов (которые к тому же, имеют низкий авторитет и часто оказываются в центре разных скандалов).

В КНР позиции у католиков еще хуже. Во-первых, между Ватиканом и Пекином даже отсутствуют дипотношения. В том числе, из-за позиции католиков по «тайваньскому вопросу». Во-вторых, в КНР официально действует атеизм. И, тем более, пресекаются любые попытки какого-либо иностранного лидера подняться над госсуверенитетом Пекина. Будь-то теократическая власть Папы Римского или (тем более) Далай Ламы. В-третьих, для Ватикана «один Китай» - это Тайвань. Если исходить из общепризнанной формулы «Одна страна – две интерпретации», официально действующей в отношениях между обоими берегами Тайваньского пролива. На Тайване католичество имеет бОльшую основу, чем на китайском материке. Общая численность католиков в КНР составляет менее 1% населения, их представляет только один кардинал.

Однако, по сути, первый прорыв в мир Восточной Азии Ватикан сделал только недавно: в ноябре прошлого года, когда Папой был рукоположен филиппинский кардинал Луис Антонио Тагль. Кстати, это один из наиболее молодых кардиналов (55 лет).

Таким образом, новым Папой, по всей видимости, будет ставленник не от Латинской Америки, Африки и тем более Азии, а от Европы. Но при этом вряд ли из Италии.

Кстати, не исключено, что снова из Германии (в конце концов, что в данном случае может сказаться и целенаправленная работа Бенедикта на случай «плана Б» (отречения). Откуда конкретно из Европы – не суть важно.

Ватикан как инструмент Запада. Однако, с другой стороны, как перспективы европейского Папы согласуются с общим ослаблением позиций католичества в Европе? Например, по мнению многих экспертов, к 2030 году 3\4 всех католиков будут проживать в Латинской Америке, Африке и Азии. А властвовать над ними будет европеец? Т.е. получается, новый Папы (и все последующие его «преемники») не будут отражать мнение большинства?

Здесь нужно сразу же учесть ту роль, которую играет Ватикан в общей стратегии Запада. По сути, это один из основных инструментов влияния Запада над остальным миром. Религиозная власть не менее важна, чем власть экономическая. Причем у нее есть даже более весомые рычаги воздействия, чем деньги. Религия повелевает душами, что нередко позволяет приумножать капиталы сильнее, чем бизнес. Поэтому Запад вряд ли согласится сдать свой «рычаг влияния» в «чужие» руки, заведомо не позаботившись механизмами контроля ситуации. Ну а динамика католических приходов за пределами Европы свидетельствует, прежде всего, об успешности стратегии прозелитизма.

Обратим внимание на сопоставление таких фактов. Да, действительности, в Европе на данный момент проживает только 24% Католиков (меньше – только в Азии). К тому же, в Европе наблюдаются наибольшие темпы католической демографической убыли. Но при этом именно на Европу приходится 53% всех кардиналов. А они ведь и будут избирать нового Папу.

Что касается сценариев избрания неевропейского Папы, это в большей степени было бы выгодно миру Ислама (который давно старается нарастить свое влияние в Европе). Разумеется, Европа без своего Папы, лишенная христианской опоры, станет однозначно слабее. Этим сразу же воспользуется набирающая ход Турция, давно пытающаяся выбить «бонусы» в своих двусторонних переговорах с Брюсселем.

Кроме того, неевропейский Папа также выгоден Иудеям, которые традиционно делают ставку на выстраивание сетей по горизонтали и целенаправленно работают по ослаблению (дроблению) любых монополий. А Ватикан как раз представляет собой такую вертикально выстроенную иерархическую структуру. Есть также выгода и у других конфессий, но их влияние в Европе не является сколь-либо существенным.

….Европа, хоть и формально развивается как светский цивилизационный проект, но без прочной опоры Католицизма невозможна. Европейцам в условиях бурной глобализации нужно всегда помнить свои христианские корни, заботиться об их сохранении и укреплении.

Авторская Колонка
Экспертные Оценки
Новость Дня
Литература